Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Дорога к храму

Валентина ЧЕРНОВА *

Самарский епархиальный церковно-исторический музей открыл персональную выставку самарского художника Валерия Ивановича САМАРИНКИНА (1949–2000). На выставке представлены произведения разных лет – написанные акварелью, в смешанной технике и в технике батика: натюрморты, пейзажи, абстрактные картины.

Валерий Самаринкин. Весна. Винновка. 1993

[Spoiler (click to open)]
Судя по фамилии, предки Валерия Самаринкина – коренные волжане, самарские. Валерий родился в Куйбышеве, и потому на протяжении всей жизни перед его глазами всегда была Волга. Вначале учился в Детской художественной школе № 1, затем окончил знаменитое Пензенское художественное училище (1974).
Его приняли на работу в Творческий производственный комбинат художником-оформителем. Те, кто работал с ним бок о бок, отмечали необыкновенный вкус Валерия, стремление любую работу сделать красивой, особенную увлеченность работой. Он был тогда захвачен многими вещами: интересовался керамикой, эмалями, самозабвенно любил акварель. Всегда радостный, необычайно дружелюбный, в мужском сообществе он мог часами обсуждать, как построить катамаран и какими клеями проклеивать его части. Про таких говорят: мастер на все руки!
Валерий Самаринкин любил Жигулевский край и исходил его вдоль и поперек. Его акварели воспевают неяркую природу Заволжья («Холодный ноябрь», 1993).
Как художник он сформировался в 70–80-е годы. Именно в это время в союзах появились молодежные объединения. Творчество молодых художников тогда оказалось поистине движущим элементом всей практики советского изобразительного искусства 70-х годов: «Молодежные выставки того времени стали интересовать публику не просто как демонстрация первых шагов в искусстве, а прежде всего, как показ новых художественных процессов. Именно потому о них много спорили, горячо отрицая или отстаивая опыты молодых».
Почему так происходило? У наиболее талантливых молодых художников за отказом от лобовой публицистичности сурового стиля проступил иной статус творческой индивидуальности; он характеризуется усложнением отношения к изображению, жаждой более полного человеческого самораскрытия художника, новой мерой его личностной, лирической активности в творчестве. Новые установки молодого поколения были ориентированы на более основательное выявление и анализ духовно-нравственной ситуации человека в социуме. То было движение к некоторому новому качеству реализма.
В искусствоведческой критике новые качества образности определялись понятием «метафоричности». И Валерий Самаринкин изо всех сил стремился к ее воплощению в своем творчестве. Он много и интересно участвовал в выставках как мастер акварели. С 1996 года – член Союза художников России.
Ряд работ, представленных на выставке в Епархиальном музее, посвящен Винновке. «Любимое место у папы – Винновка, мастерская – окрестности с видом на Волгу. Всё это вдохновляло его, давало силу и энергию для творчества. На краю обрыва, который сам же он укреплял, стоял старый деревянный стол. Его он и использовал как постамент для натюрмортов. А на нем он размещал букеты из свежесобранного разнотравья или удачно пойманный улов рыбы. Это все, что ему нужно было для вдохновенья и огромного желания творить красоту», – вспоминает его дочь Алиса.
В жизни Валерий Самаринкин был жизнерадостным человеком, но творчество этого мастера пронизано глубинным лиризмом. Самаринкин любил работать в традиционной для ХХ века технике сырой акварели, когда цвета растворяются друг в друге. Это придало его работам свежесть и особое настроение. Акварели художника замечательны своим трепетным отношением к наследию прошлого, они побуждают пристально всмотреться в такие старинные артефакты, как старая телега, старинный мостик, в предметы, словно припорошенные серебристой пылью веков, что характерно для искусства графики 1970-х годов. Кстати, одна из картин мастера с изображением самарского костела была однажды подарена от имени городских властей папе римскому Иоанну Павлу II, когда тот посещал Москву.
К сильным художественным образам можно отнести серию «Самарские миражи», выполненную автором проникновенно, с душевной болью за разрушенные и забытые храмы. Это проявилось в цикле работ, написанных в любимой им Винновке.

Валерий Самаринкин. Мираж. 1991

В 1990-е церковь в Винновке была заброшенной, и вид ее разрушающихся стен вызывал у художников Самары обеспокоенность за культурное наследие («Мираж», 1991). На выставке как раз экспонируется эта серия. Акварели данной серии художника замечательны не только композиционным решением, но и колоритом. Цветовая гамма сдержанная, строгая, серебристо-перламутровая. Прозрачность, невесомая легкость световоздушной атмосферы сообщают акварелям мистическую призрачность, привносят дух иррациональности.
Дом в Винновке сейчас – приют для жены, дочери и внучек. Церковь заново отстроена, украшена и сейчас является местной достопримечательностью. Алиса Самаринкина в одном интервью настаивала на том, что с этой деревней, расположенной на берегу Волги, была связана вся жизнь Валерия. Утверждая, что Винновка – это мечта, рай, счастье, переполняющие эмоции, это встречи, друзья-художники, которых эта деревня покорила до самой глубины души и никого не оставила равнодушным, дочь художника подчеркивает, что и для нее это особое место.
А для Валерия Винновка – это грусть, радость со слезами на глазах, это невероятная тоска и одиночество зимними и холодными вечерами, это теплая печь в избе, о которую можно погреть руки после возвращения с мороза, это сумерки, это треск горящих поленьев, это запах костра, это сильный ветер, приносящий степной воздух с многообразным ароматом свежих полевых трав, это запах свежести и приятной прохлады с Волги. Это аромат жизни и это смерть.
Вот так образно описывая чувства отца к Винновке, Алиса приоткрывает нам смысл многих художественных образов, воплощенных в акварелях. «В этой деревне собралось всё! Это мир, остановившийся во Вселенной, и мой отец разговаривал с этим миром и жил в нем. Сейчас он говорит с нами своим искусством, тончайшими акварелями, в которых показана вся хрупкость этого несовершенного мира, он видел весь этот мир слишком тонко и изнутри, и очень переживал. Он оставил нам свой мир, чтобы мы наслаждались им, и он оставил нам частичку своей любви в своем искусстве. Его след исчез в конце пути, но его любовь всегда остается рядом».

Валерий Самаринкин. Зимний вечер в Винновке. 1990

С этим интересным художником мне не довелось часто пересекаться. Только однажды, случайно, мы встретились у почтамта, в руках Валерий держал подрамник с натянутым полотном шелка и с огоньком в глазах поделился планами заняться батиком, видя в этой технике большие возможности.
На выставке представлены батики Валерия Самаринкина. Работы художника в этой технике привлекают композиционным решением, цветовая гамма же остается сдержанной, даже строгой, множество оттенков охры, коричневого. Видимо, это связано с тем, что в девяностые не было изобилия красок для работы по шелку. Неожиданными стали пейзажные мотивы в технике батика. Обычно мастера вовсю используют цветочные мотивы, полагая, что техника батика больше тяготеет к декоративности, условности. Видно, что в батиках Самаринкина отразились его характер и внутренний мир. Опыты художника в области изучения техник эмалей, керамики, батика впоследствии были успешно продолжены дочерью Алисой.
Говоря о своем искусстве, Валерий Самаринкин утверждал, что, творя, он очищает собственную ауру, тем самым избавляя себя от мрачных мыслей и сомнений. Будучи по природе искателем, сам до конца жизни продолжал искать свое место в искусстве. Безусловно, наследие художника ценно и достойно быть представленным в собрании художественного музея. Всё впереди.


* Член Ассоциации искусствоведов России, член Союза художников России, главный научный сотрудник Самарского художественного музея.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 26 августа 2021 года, № 15–16 (212–213)
Tags: Изобразительные искусства
Subscribe

  • Рильке и Бруно Шульц

    Анна СИНИЦКАЯ * Поэтическая осень под знаком Райнера Марии Рильке продолжается. Международная исследовательская лаборатория чтения,…

  • Бурная жизнь Ильи Эренбурга

    Татьяна ЖУРЧЕВА * Жизнь каждого человека извилиста и сложна, но, когда глядишь на нее с высоты, видишь, что есть в ней своя скрытая прямая…

  • Почему мы перестали слышать Блока?

    Валерий БОНДАРЕНКО * В августе исполнилось 100 лет со дня смерти БЛОКА. Не то чтобы при абсолютной тишине. Где-то как-то откликнулись. Но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment