Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Английский классик XX века

Дмитрий ДЯТЛОВ *

Репертуар симфонических концертов по всему миру, как правило, ограничен довольно узким кругом произведений, снискавших благосклонность платежеспособной публики. Из множества сочинений каждого композитора выбор всегда падает на одно или два, многократно исполненных и выученных наизусть постоянными посетителями концертов академической музыки. Российская сцена имеет еще одну особенность: на ней звучат произведения русских композиторов или музыка австро-немецкой традиции. Исключения лишь подтверждают устойчивую тенденцию.
Менее всего мы знаем британскую музыку, она практически не звучит с концертной сцены и не входит в список обязательных для изучения в учебных заведениях разного уровня. Даже профессиональный музыкант не всегда сможет назвать нескольких британских композиторов, ограничится именами Генри Пёрселла, Эдварда Элгара и Бенджамина Бриттена…
Австро-немецкие традиции были сильны не только в России, Америке или странах континентальной Европы. Они долгое время диктовали свои каноны и на островах Соединенного Королевства. Преодолеть эту зависимость было непросто. И первый, кто задался такой целью, был Ральф ВОАН-УИЛЬЯМС (Ralph Vaughan Williams).


[Spoiler (click to open)]
Композитор, дирижер, органист, общественный деятель Воан-Уильямс (1872–1958) стал крупнейшим представителем британского музыкального ренессанса в минувшем столетии. При жизни признанный классик Воан-Уильямс работал в жанрах симфонии и оперы, камерной инструментальной и вокальной музыки. Его путь к национальному в академической музыке был найден не сразу. После окончания Королевского музыкального колледжа Воан-Уильямс приехал в Берлин стажироваться у Макса Бруха. Поездка не дала ощутимых результатов, все существо будто бунтовало против тевтонской нормативности.
Вероятно, он интуитивно чувствовал свое предназначение, когда отправился в 1904 году в английскую глубинку в фольклорную экспедицию. Это событие оставило неизгладимый след в сознании молодого композитора. Он понял, куда нужно идти, но что-то еще связывало, не давало необходимой свободы творчества. Три месяца, проведенные в Париже с Морисом Равелем, завершили долгое становление музыканта. Воан Уильямс признавался позже, что Равель помог ему сбежать от «тяжелой контрапунктической тевтонской манеры». Его оркестровка стала прозрачней, он говорил: «Равель научил меня оркестровать цветными точками, а не линиями».
Два истока – народная английская песня и музыка Тюдоров – на протяжении полувека питали творчество Воан-Уильямса. Первым произведением, сделавшим его известным, стала «Фантазия на темы Томаса Таллиса» (1910). Один из критиков писал тогда: «Работа прекрасна, кажется, что она уводит человека в некую неизведанную область музыкальных мыслей и чувств. На протяжении всего звучания никогда нельзя быть уверенным, слушаете ли вы что-то очень старое или очень новое».
Первую симфонию Воан-Уильямс написал только в 38 лет, последнюю, девятую, – в 85, за три месяца до кончины. Их образный диапазон весьма велик – от медитативных состояний до вспышек неукротимой ярости, от экстатической молитвы до леденящих кровь диссонантных созвучий. В своем анализе девяти симфоний Воан-Уильямса американский композитор Эллиот Шварц отметил тот факт, что нет двух одинаковых симфоний ни по структуре, ни по настроению. Сочиняя музыку для кино, Воан-Уильямс никогда не следовал принципу иллюстративности, поэтому и киномузыка становилась симфониями. Критики пытались иногда найти причину появления той или иной образности в его непрограммной музыке и встречали энергичный отпор: «Я полагаю, этим людям и в голову не приходит, что человек может просто захотеть написать музыкальное произведение».
Хьюбет Пэрри, учивший Воан-Уильямса в Королевском колледже, как-то сказал своему ученику: «Пиши хоровую музыку, как подобает англичанину и демократу». Долгие годы будучи руководителем Баховского общества и его хора, Воан-Уильямс сочинил для него множество произведений в кантатно-ораториальном жанре. Это были светские сочинения и религиозные гимны, праздничные оратории и мессы. И везде можно услышать диатонику народных ладов и отзвуки старинных монодий. Среди хоровой музыки Воан-Уильямса немало подлинных шедевров. А его обработки английских народных песен, найденные в годы молодости в графстве Норфолк, будто драгоценные жемчужины, бережно и деликатно вправлены в каноны академической музыки.
Газета «Таймс» в августе 1958 года писала о композиторе Ральфе Воан-Уильямсе: «Его историческим достижением было разорвать узы, которые со времен Генделя и Мендельсона связывали Англию по рукам и ногам с континентом. Он нашел в народных песнях звуки родного английского языка, на котором больше не нужно говорить с немецким акцентом, и на этой основе создал свой собственный язык. Эмансипация, которой он добился, была настолько полной, что композиторы последующих поколений, такие как Уолтон или Бриттен, больше не нуждались в сознательном патриотизме, который был собственным художественным кредо Воана-Уильямса. Теперь есть английская музыка, которая может внести свой особый вклад в мировую культуру».
Произведения Воана-Уильямса исполняли Герберт фон Караян, Леонард Бернстайн, Леопольд Стоковский, Андре Превин и многие другие. В сезоне 1988–1989 годов в Большом зале Ленинградской филармонии Геннадий Рождественский представил полный цикл симфоний мастера. Фирмами EMI, Decca, Chandos, Hyperion и Naxos записаны практически все сочинения Ральфа Воана-Уильямса, многое можно услышать и в Сети.

* Пианист, музыковед. Доктор искусствоведения, профессор СГИК. Член Союза композиторов и Союза журналистов России, «Золотое перо губернии».

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 24 июня 2021 года, № 13 (210)
Tags: Музыка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment