Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Всё и сразу

Ксения ГАРАНИНА *
Фото Алёны АБРОСЬКИНОЙ

С 7 по 20 июня на 2-й очереди самарской набережной прошел самый масштабный «ВолгаФест» в его истории. Фестиваль должен был не только обрадовать самарских зрителей, но и завлечь к себе туристов. В связи с тем, что «живой» Грушинский уже отменили и, возможно, отменят вообще всё, «ВолгаФест» в отсутствие конкурентов единолично претендует на звание главного фестиваля лета. Рассказываем, что успели посмотреть в огромной программе фестиваля, что заставило порадоваться, а что разозлило.


[Spoiler (click to open)]
«Пять закатов» – так называлась программа, с которой начался «ВолгаФест-2021». Организаторам очень понравилась тема прошлого года, когда каждый будний вечер для зрителей на фестивале выступали музыканты. Тогда все собирались в амфитеатре рядом с «Ладьей», а в этот раз концертной площадкой стала сцена рядом с ЦСК ВВС – «Волна». Каждое выступление дополняли фантастические волжские закаты. Пять вечеров – пять концертов.
Марафон начала московская группа «Андреграунд». «Широкая палитра эмоций, настроений и тем талантливо упакована в современный контекст мировой околоджазовой сцены», – именно так описывалась группа в программке фестиваля. Примерно такое описание имели практически все группы на «ВолгаФесте».
«Самое главное требование, которое мы предъявляем к музыке, в том, что она должна резонировать с тонкой душевной организацией нашей самарской набережной: чтобы под нее можно было красиво гулять. Поэтому жесткой агрессивной музыки на фестивале не будет, а будут легкие стили – сёрф-рок, босанова – то, подо что вам будет приятно провести время на нашей прекрасной набережной», – рассказывал журналистам арт-директор «ВолгаФеста» Сергей Кривчиков.
Действительно, на программе «Пять закатов» большинство гостей предпочитали фланировать по набережной и смотреть, как строят Фестивальный городок и проходят хореографические репетиции, или наблюдать за закатом с площади Славы, а не стоять около сцены. Редко кто проходил мимо и задерживался рядом со сценой до конца концерта. Но такова участь, наверное, всех фестивалей, где программа составлена не по меломанскому сценарию.
Во второй день на сцену вышла Анна Ворфоломеева. Она громко заявила о себе в шоу «Голос» несколько лет назад: тогда к ней никто из судей не повернулся, но зато она привлекла внимание поклонников легкой эстрадной музыки с женским вокалом. В третий день зрителей ждали гипнотические мрачные Thundra Art Ensemble. А в четверг – «легендарные» Messer Chups. Они звучат как саундтрек «Криминального чтива» к советским фильмам. В их исполнении музыка Владимира Дашкевича к «Собаке Баскервилей» – вестерн. И выглядят очень эффектно – светский вариант рокабилли. Конечно, легендарные они далеко не для всех, но в этот вечер к сцене подтянулась весьма яркая публика.
Завершила «Пять вечеров» группа «Артек Электроника» на волне ностальгии по советской музыке.
За две недели на фестивале выступило более 50 музыкантов. Отдельно хотелось бы отметить концерт группы Hodila Izba, где четыре девушки исполняли русские народные распевы под «джазово»-электронный аккомпанемент. Буквально накануне они выпустили альбом «Ходуном» и активно заявили о себе в социальных сетях.
Внезапно внимание привлек концерт московской группы «Другдиджея», где смешались и фанк, и рэп, и дикая энергия экспрессивной вокалистки. Предсказуемо собралась публика на концерт самарской группы VLNY, которая вышла на замену Kate NV. VLNY – это хорошо знакомая история для самарцев, родная поп-группа, которая хоть как-то заявила о себе на российской сцене. И многие пошли на нее просто потому, что хотя бы слышали это название.
Организаторы музыкальной программы взяли на себя очень серьезную и благородную миссию – знакомить город с качественной музыкой, не попадающей в широкую коммерческую ротацию, оттого и особенно прекрасной. Но на таком огромном фестивале порой что-то действительно крутое терялось в изобилии программы.
Больше всего зрителей собрали, конечно, хедлайнеры – «Самое Большое Простое Число». Они были дико популярны лет пять назад и, как всё дико популярное, сегодня больше соотносятся с какими-то ностальгическими эмоциями. Музыка за это время ничуть хуже не стала, тем более что они недавно выпустили новый альбом, но видеть их хедлайнерами такого большого фестиваля было странно.
Хотя странно (вернее – забавно) было встретить в афише группу «Альянс», которая недавно стала вновь популярна благодаря выпуску старого клипа по своему хиту сорокалетней выдержки «На заре». Они выступали на «Главной палубе» 14 июня, в тот самый день, когда вечером гроза прервала всю программу фестиваля. Афиша сдвинулась, но ничего не отменили. Музыканты вышли с полуторачасовым опозданием, и многие просто к тому времени отчаялись услышать: «Ровный бег моей судьбы, ночь, печаль и плеск души» – и ушли. А вот кто остался, вынужден был услышать много странных песен в стилистике советской new wave 80-х, которая отличалась техничной мелодичностью и отсутствием внимания к красивому вокалу. Зато прекрасная сцена на воде и фаер-шоу. Это был такой вечер веселой ностальгии, который обрадовал всех не столько музыкой, сколько воспоминаниями, с ней связанными.
Кстати, перед «Альянсом» выступал Самарский молодежный оркестр. И тут что-то было странное со звуком. Вокал и музыканты отрабатывали на максимум и без множества микрофонов наверняка бы звучали хорошо, но в целом это выступление оставило противоречивые чувства: вокалисты хотели перекричать и симфонический оркестр, и вообще весь мир вокруг – по крайней мере, так казалось с променада набережной напротив сцены. Хотя такое было только у данного оркестра, остальные группы и музыканты смогли найти баланс звучания и на песке, и в амфитеатре, и на променаде, и на всей набережной. Если не искать причин, которые наверняка были, то можно констатировать, что, например, Summertime Sadness Ланы Дель Рей лучше было бы слушать в оригинале в наушниках, чем версию от Самарского молодежного оркестра «живьем». А может, дело в репертуаре…
Выступление Самарского театра оперы и балета тоже входило в музыкальную программу. Они представили сценическую кантату Карла Орфа Carmina Burana. Многие самарцы уже видели этот амбициозный проект на малой сцене самарского театра, и далеко не все прониклись именно режиссерской идеей. На сцене «ВолгаФеста» места для спектакля не осталось, и всё внимание было сосредоточено на музыке, что, кажется, к лучшему. Облачный закат дополнил концерт, и самарская Carmina Burana обрела то самое мистическое настроение, которое не получилось найти на театральных подмостках.
Из услышанного в музыкальной программе хочется вспомнить спокойный концерт группы Евгения Федорова Optimystica Orchestra, московскую группу Playtronica, заставляющую звучать в прямом смысле овощи и фрукты, концерт «Песни о Волге» джазового квартета Алексея Чижика и Ольги Абдуллиной, который больше всего подходил самарскому вечеру, и выступление екатеринбургских трубачей Nuggers на «Главной палубе» на закрытии фестиваля.
***
Конечно, сердцем «ВолгаФеста» был Фестивальный городок. Проект срежиссировал Владимир Гурфинкель, запомнившийся в качестве директора и главного режиссера Пермского академического «Театра-Театра» в 2012–2018 годах.
Идею городка на пляже Гурфинкель и продюсер фестиваля Михаил Савченко вынашивали уже не первый год, но то ковид, то отсутствие средств. Зато, кажется, все самые неосуществимые мечты (спойлер – канатоходец) были приняты в этом году в работу. И вот на пляж около Первомайского спуска притаранили старые лодки, ржавеющий нос корабля, якорные цепи.
Через Фестивальный городок проложили деревянный помост, по которому дефилировали гости фестиваля. Помост проходил мимо шатра проекта «Картония», где из простых картонок создавали подводные лодки, жирафов, чаек и прочие чудеса; рядом с теми самыми старыми лодками и ржавым носом корабля (внутри которого находился лекционный зал – Кают-компания); недалеко от фудкорта со сколоченными из деревянных ящиков столами; через амфитеатр и Фестивальный клуб (тоже лекционная площадка).
По городку обычно бегали ряженные в белое артисты, исполняющие роль чаек. Иногда можно было даже застать парад, где все чайки с какими-то музыкальными инструментами проходили вокруг городка и несли в маленькой деревянной лодочке речного короля, выбранного из местных ребятишек. Но чаще чайки прятались в тени кораблей от жаркого дневного солнца. По песку бегали девицы в веночках и распевали народные песни. В первые дни можно было увидеть и артистов в образе бурлаков, затягивающих «Дубинушку».
Подпорную стену самарской набережной в районе Фестивального городка расписывал художник Кристиан Аве, которого организаторы почему-то настойчиво пытались представить учеником культового Герхарда Рихтера. Хотя сам Кристиан не скрывал, что учился все-таки у Рихтера Даниэля. Теперь в Самаре к траурно-египетской стене Покраса Лампаса добавилась абстрактная стена в цветах волжского неба – как будто бы из осколков кто-то собрал. Работа масштабная и яркая, из серии «зато это красиво».
Фестивальный городок хорошо держался в первые выходные, а вот уже 19–20 июня, когда столбик температуры поднялся выше тридцати градусов, он подвергся атаке пляжных отдыхающих. Под кораблями и лодками расстилались полотенца, выяснилось, что паблик-арт-объекты очень удобно использовать как столы. Капитан городка каждые полчаса напоминал отдыхающим, что сейчас все-таки проходит фестиваль и что не стоит заходить в воду, так как рядом с объектами и плавучей сценой есть провода, и что если, не дай бог, что-то замкнет, никому мало не покажется.

Но вот он, варварский волжский гедонизм, в действии! Ведь то, что активно обсуждают и делают брендом города, – это вот именно такое пассивное отношение ко всему и ярое желание потесниться на пляже в жаркую погоду. Тем более что часть пляжа отгородили под шоу воздушных змеев. Еще, конечно же, все дети хотели полазить по лодкам, поэтому рядом с каждым объектом стояла табличка, утверждающая, что это объект для восхищения, а не для эксплуатации. Очень эффектно еще смотрелись босоногие и в плавках гости, мимоходом с пляжа зашедшие в Фестивальный клуб на лекцию.

Нельзя не заметить, что организаторы постарались найти позитивный тон в диалоге с гостями – все работники фестиваля были очень дружелюбны, вежливы и внимательны, что для самарских масштабных проектов пока еще, к сожалению, не норма. Здесь точно большой успех.
***
Вечером в Фестивальном городке с 13 по 19 июня проходило одно из центральных событий «ВолгаФеста» – показ балета на песке «Шаг навстречу» хореографа Ирины Ткаченко. Совершенно непонятно, почему было выделено столько выступлений и столько внимания на этот перформанс, напоминающий скорее короткое шоу в турецком отеле. Возможно, что автор хореографии в погоне за тем, чтобы упростить повествование для зрителей городского масштабного фестиваля (да, это вполне логично), ушла от своего стиля в сторону шоу.

Недоумение от увиденного основано на том, что организаторы в описании спектакля назвали балетмейстера «выдающимся», а по факту любой другой хореографический перформанс «ВолгаФеста» – даже в исполнении молодых независимых артистов – выглядел намного интереснее. Извините, но сайт-специфик – это не когда выбегают артисты (прекрасные) с бумажным кораблем на голове, напоминающим о реке, и не когда кидаются песком, а когда работают со смыслами. Например, хореографы Мария Шешукова, Сусанна Воюшина, Юлиана Авраменко в проекте «3 соло» представили город как тело, через которое проходят маршруты. Это может не нравиться, но в этом есть идея, работа, осмысленная хореография. Или выступление самарского театра танца «СКРИМ» – какой-то совершенно другой уровень хореографического искусства.
Каждый вечер после заката в городке зажигали костер, который находился между деревянным амфитеатром и сценой «Главная палуба», а вокруг него проходило фаер-шоу.
***
«ВолгаФест-2021» запомнится и особым гостеприимством к спикерам из соседних городов. Благодаря «Резиденции волжских городов» в Самаре можно было познакомиться с активными участниками культурного процесса Нижнего Новгорода, Ульяновска, Казани, Саратова. Для каждого из перечисленных городов Дмитрием и Марией Храмовыми была спроектирована резиденция – белый домик на набережной, внутри которого экспонировались фотографии с эффектными городскими видами, с лекционной площадкой.
С 12 июня по резиденциям проводили экскурсии, а в выходные устраивали творческие встречи. Например, здесь выступал арт-директор казанского центра современной культуры «Смена» Кирилл Маевский. Он рассказал о тенденциях в издательском бизнесе, хотя изначально планировал уделить больше внимания истории развития центра. Но на лекционной встрече оказались работники муниципальных библиотек, и началась дискуссия. И опять насыщенная программа мешала зрителям сосредоточить внимание на интересных спикерах, особенно не повезло тем, кто выступал в дневные часы.
А вот во время лекции художника Артема Филатова, куратора проекта «Музей нижегородской интеллигенции», гроза и ливень, наоборот, согнали слушателей. Василию Уриевскому не помешали ни жара, ни гроза, ни последний день фестиваля с парадами и канатоходцем, чтобы собрать большую толпу на рассказ о своем творческом пути от мима и студента Саратовской консерватории до актера Театра на Таганке.
На площадках резиденций проходил и проект «Литературное варенье»: когда под чтение стихов и лекций в большой чашке варили что-то сладкое из цветков герани, липы и еще каких-то хитрых ингредиентов по историческим рецептам, связанным с именами великих русских писателей.
«Суть проекта в том, чтобы каким-то образом выразить и показать идентичность каждого из представленных городов, – представил проект куратор «Резиденции волжских городов» Армен Арутюнов. – Всех нас связывает Волга, но все мы разные. Наша задача – эту уникальность проявить. В программе заявлены спикеры разных направлений культуры, которые постараются раскрыть специфику каждого из своих городов и расскажут о тех культурных практиках, которые у них успешны».
Но как публика выбирала лекции – объяснить трудно. Хотя была тенденция. Например, на лекции Армена Арутюнова о фантомной архитектуре Волги в Кают-компании (тот самый ржавый нос корабля в Фестивальном городке) было не продохнуть, публика стояла за дверью, и многие просто технически не смогли пройти в зал. После лекции спикера долго удерживали вопросами не столько об архитектурных фантомах прошлого, сколько будущего. А вот спич-сессию про организацию фестивалей, где одним из гостей тоже был Армен, многие просто проигнорировали. Зато на спич-сессии про то, как делать общественные пространства, полезные всему городу, был аншлаг. Урбанистика и архитектура – темы, больше всего волнующие горожан.
Лекции по современным технологиям посещали многие: они были больше ориентированы на неподготовленных слушателей, а не на специалистов в сфере IT. Например, внимание на лекции про умный город было сосредоточено на объяснении, что такое «город», что такое «умный город», что такое «национальные проекты», давалось определение даже термину KPI…
Любимый многими фестиваль «404» оккупировал в последний день «ВолгаФеста» Кают-компанию: там по уже проработанному за несколько лет сценарию пиарился Mercury Development с хедлайнером Денисом Колесниковым, голосом проекта «Кураж-Бамбей». Вроде бы классно, но такое уже было.
Еще одна успешная лекционная площадка, а точнее трибуна для творческих встреч – «ВолгаБукФест». Сюда приходили организаторы и участники фестиваля, рассказывали о своих любимых книгах; приезжала Валерия Мартьянова с историей «Каждый может стать книжным блогером (нет)». По традиции на территории «ВолгаБукФеста» – книжная ярмарка, мастер-классы для детей.
***
Главным интерактивным развлечением этого года на «ВолгаФесте» однозначно стоит признать проект «Картония».

12 июня несколько раз собирали «Официальный оркестр Картонии». Приглашали всех желающих – надевали на них картонные костюмы, давали какие-то псевдоинструменты и заставляли шуметь под палочку. Звучит не очень эффектно, но на деле благодаря артистичной команде и различным визуальным мелочам это выглядело как минимум весело. Вместе с проектом можно было участвовать в создании различных картонных поделок для парада, шествиях, закладке маяка. Именно «Финальное шествие великого флота Картонии, участвуют сотни и тысячи!» спасло последний день фестиваля. Когда задумка с канатоходцем провалилась, всех зрителей отвлекли и вовлекли в зрелищное шоу, тем самым организовав кульминацию праздника. На всех желающих надевали картонные костюмы, вручали флаги, выстраивали в линию. Потом все дружно за барабанщиками и двумя танцовщицами прошлись по набережной. Картонные экспонаты выглядели забавно, нарочитую суматоху создавали артисты и дети, выполнявшие задания, зрители все снимали на телефоны. Парад продлился около часа, а в финале шествия из картонного маяка бахнули пенные пушки.
В финальный день «ВолгаФеста» состоялась и выставка-конкурс самодеятельных плавательных средств «Волжский заплыв». Участники, толкаясь с пляжниками, демонстрировали судьям свои творения. Среди четырех участников была и команда «Светлица». Они в течение десяти дней прямо на пляже делали свою лодку-долбленку по старинной технологии.
Самым главным событием «ВолгаФеста-2021» должен был стать канатоходец, объявивший, что пройдет над Волгой на высоте 80 метров на другой берег великой реки. Самарцы сразу почувствовали подвох и активно интересовались технической стороной вопроса: как натянут трос, перекроют ли Волгу, будет ли страховка. Всё держалось в тайне до последнего, но в пятницу организаторы уже рапортовали – переход будет.
В назначенный день, в субботу, оказалось, что сильный ветер и никто не готов рискнуть жизнью канатоходца, было принято решение перенести проход на воскресенье. Внимание к событию привлекалось всё больше. Многие шли специально на это шоу. В воскресенье ветер стих, но, как ходят слухи, тянули трос, и он порвался. Днем в воскресенье информации о том, пойдет или не пойдет, еще не было.
Кстати, проход Фридди Кюне через Волгу должен был быть символом движения людей навстречу друг другу, в том числе через последствия пандемии, которая по злому року как раз на этой неделе вошла в третью волну. Движения навстречу друг другу не случилось, канатоходец Волгу не перешел, зато пробежался по тросу с низкого корпуса «Роснефти» к крану, стоявшему на пирсе Первомайского спуска, и спрыгнул вниз на парашюте. Что символизирует это шоу, даже думать не хочется.
Организаторы, конечно, очень переживают, что их огромную работу будут оценивать только по этой неудаче. Вряд ли. Просто они обещали «чудо», а его не случилось. В проигрыше остались все.

Возможно, мое личное разочарование в том, что не удалось посмотреть спектакль театра «Балет Москва» «Кафе Идиот». Хореографическая сцена была видна лишь первым нескольким рядам, которые успели занять место. Но к концу фестиваля пропускать что-то интересное стало уже привычно. Плотная программа, всего не успеть, тем более что во вторые выходные волжский гедонизм стал брать верх, и афиша просто поплыла. Идешь на лекцию Сергея Фофанова к шести, а он уже к этому времени закончил рассказ. Потом спешишь на лекцию соорганизатора фестиваля «Боль» Степана Казарьяна к 19:00, выясняется, что все случилось в 18:00. Говоришь, что на сайте написано про Казарьяна к 19:00, тебе говорят, что в приложении – к 18:00. Говоришь, что в приложении лекция Фофанова в 18:00, тебе говорят, что актуальную информацию надо смотреть в соцсетях фестиваля. Поэтому правда надо было просто расслабиться и гулять по набережной.
Паблик-арт-объекты в этом году сенсацией, как раньше, не стали. Хотя одну из работ сделал знаменитый уличный художник Дмитрий Аске – «Горизонт» (сидящий человек, вглядывающийся в волжские воды). На ура зашли гамаки на пляже, лабиринт дверей, верблюд из пупырчатой пленки и сетка с цветными ленточками в Фестивальном городке.
Громко заявил о себе Музей Алабина, поставив мини-клон своего здания на площадку «Знаки губернии» и бухнув рядом на лужайку несколько старых ванн с книжным шкафом – зону для фотографий. Музей Модерна устроил марафон мастер-классов, посвятив их памяти Константина Головкина. Яркой кометой один день проработала площадка художественного музея – мастер-классы, картина-инсталляция, купе поезда в фотозоне.
***
После «ВолгаФеста-2021» Самаре остались забор ГРЭС в яркую полосочку – проект Андрея Сяйлева, паблик-арт-объект Дмитрия Аске и работа Кристиана Аве на подпорной стене набережной. Но, как говорят организаторы, главное – это позитивные эмоции.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 24 июня 2021 года, № 13 (210)
Tags: Культура Самары, Культурная политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment