Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Венир Кныжов – свидетель Времени

Светлана ШАТУНОВА *

В этом году в Самарском художественном музее и в галерее «Новое пространство» состоялись (и еще запланированы) выставки ушедших самарских художников. Открытием для многих стало творчество Вадима Свешникова, Вячеслава Герасимова, Геннадия Юферева. Среди зрителей выставок – много коллег, друзей, учеников, знавших художников лично, но велик и круг тех, кто впервые слышит эти имена.

Готовясь к открывающейся сегодня юбилейной выставке Венира Романовича КНЫЖОВА (1930–2005), мы с его сыном Алексеем Венировичем (тоже художником и педагогом) перебрали в мастерской сотни живописных работ, понимая, что объем творческого наследия настолько велик, что его невозможно уместить в экспозиционное пространство мраморного зала Самарского художественного музея. Поэтому многое, включая графику, осталось за кадром.


[Spoiler (click to open)]
В экспозицию вошли работы от созданных в 1950-е во время учебы в Пензенском художественном училище и заканчивая началом 2000-х. В основном это портреты современников, пейзажи Заволжья и Кавказа, а также историко-бытовые картины и эскизы к ним.
Путь художника Кныжова складывался последовательно. Когда он учился в седьмом классе, преподаватель черчения И. М. Собачкин организовал в школе кружок по рисованию, учил писать с натуры и работать над композицией. Заметив увлеченность Венира, учитель посоветовал посетить Куйбышевский художественный музей, где на него произвели впечатление полотна Тропинина, Айвазовского, Перова, Нестерова. Потом была изостудия при заводе «Металлист», где инженером-конструктором работал отец.
Окончив семь классов, Венир уезжает в Пензу, успешно сдав экзамены на живописное отделение, становится студентом Пензенского художественного училища имени К. А. Савицкого. На четвертом курсе учебу пришлось оставить из-за призыва в Советскую армию. Служил в Польше, много ездил, видел разрушенные послевоенные города, поросшие бурьяном немецкие оборонительные линии – всё это он зарисовывал, впоследствии наброски послужили материалом для будущих полотен. И у него была возможность копировать трофейные картины.
Окончив с отличием училище, Кныжов делает попытку поступить в Московский художественный институт имени В. И. Сурикова, но не проходит по конкурсу. В 1957-м поступает на живописный факультет Ленинградского института живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина. На третьем курсе Кныжов попал в мастерскую, которая раньше называлась батальным классом, руководил Евсей Евсеевич Моисеенко. Здесь преподавали С. Рубо, М. Греков, М. Самокиш, А. Осьмеркин. По старой памяти однокурсники продолжали называть класс батальным. Встреча с Моисеенко оказалась определяющей: он научил создавать большие композиции на военные темы, где важную роль одинаково играют и портрет, и пейзаж. Именно такие полотна станут визитной карточкой художника, с ними он заявит о себе на областных и зональных выставках, вступит в Союз художников.
Дипломной работой Венира Кныжова стала картина «Защитники Севастополя» (1963), для которой было сделано большое количество рисунков, живописных этюдов и эскизов. В каменной расщелине изображены уставшие герои-моряки. Их тяжелые, осевшие фигуры приближены к зрителю: один из них о чем-то задумался, другой, прислонившись к каменной стене, забылся в полусне. В проеме каменоломни – красное зарево: там последние корабли покидают Севастополь. Картина получила высокую оценку в академии, экспонировалась в Москве на Всесоюзной выставке дипломных работ выпускников художественных вузов в 1964 году.
***
После окончания академии Кныжов вернулся в Куйбышев.
В своих живописных работах раскрыл важную страницу в истории Великой Отечественной войны – тему партизанского движения. Большое многофигурное полотно «Дорогами войны» (1985–1989), которое, к сожалению, не вошло в экспозицию выставки, повествует, как отряд партизан покидает деревню. На переднем плане выразительная сцена прощания матери с сыном и мужа с женой. При внешней эмоциональной скупости очень выразительны жесты главных героев: слабые руки матери, протянутые к сыну, он же, словно успокаивая, одной рукой сжимает материнскую, другой – касается щеки жены, их молчаливые взгляды прикованы друг к другу. В левой части картины уходящие партизаны как будто сливаются с пейзажем, растворяются в нем. Выцветшие краски осени, грязь под ногами, опавшие листья, тяжелое нависшее небо вызывают настроение тревоги и неопределенности.

Венир Кныжов. Дорогами войны. 1985–1989

В подобном землистом колорите создана и картина «Защитники Брестской крепости» (1989). На стыке бытового и портретного жанров написана картина «Партизан» (1989).
Хрестоматийной работой художника стала картина Кныжова «Вступление Красной Армии в Самару в 1918 году» (1969), находящаяся в собрании СХМ. Полотно создавалось около года, автор долго вынашивал замысел, изучал архивные материалы, работал над композицией, несколько раз переписывал образы героев. Красная армия вступает в Самару, занятую белочехами. Суровые красноармейцы поднимаются от Волги по брусчатке, их ритмичному шагу вторят штыки винтовок. В правой части картины героев встречают жители города.
На протяжении творческого пути В. Кныжов писал своих современников. На выставке представлены два типа портретов: небольшие камерные, настраивающие на личное общение, и парадные, где герой написан в среде с рабочими атрибутами.
При жизни Венира Романовича его дарование пейзажиста незаслуженно оставалось в тени. Как ученик академической школы художник главенствующее место отводил тематическим картинам, именно их, главным образом, художник показывал на областных и зональных выставках. Во второй половине ХХ века в Самаре ведущим жанром стал пейзаж. Приоритету его во многом поспособствовало творчество корифеев-пейзажистов В. Пурыгина, О. Карташова, Н. Хальзева, Ю. Филиппова, Г. Филатова. У каждого из них сложился свой узнаваемый почерк, определились излюбленные места для пленэра. Кныжова, начиная с конца 1950-х годов, привлекала красота волжских берегов, он не раз писал Молодецкий курган и любимую им Бахилову Поляну.
В 1970-е годы именно в пейзаже художник активно экспериментирует с цветом, применяя опыт французских постимпрессионистов. Смело звучат терпкие, горячие желто-оранжевые оттенки заволжской осени – «Вечер в Жигулях» (1977), «Бахилова Поляна» (1974), «Осенний день в Жигулях» (1970-е).

Венир Кныжов. Осень в Жигулях. 1974

Контрастное цветовое столкновение в небе «Вечера в Жигулях» (1977) напоминает «Небесный бой» Н. Рериха: последние сполохи заходящего солнца подцвечивают облака, под ними расположились уснувшие горы, краски заката улыбаются, отражаясь в вибрирующей воде.
Мы словно входим в полотно «Молодецкий курган» (1971) по тропе, ведущей к вершине. Былинная мощь, билибинская сказочность, отсутствие человека делают этот пейзаж поистине эпическим.
Зачастую в «заволжский рай» художник погружает отдыхающих жителей большого города, сравнивая их с обитателями гогеновского Таити.

Венир Кныжов. За Волгой. 1970-е

***
Кныжов много ездил по стране. В 1961 году он проходил практику на Кавказе, собирал материалы для своих будущих работ. Пейзажи Кавказских гор, созданные в разные годы, не только впечатляют суровым величием, но и обладают романтической притягательностью. Пространство в этих пейзажах, в отличие от волжских просторов, будто сжимается, растет ввысь, лишаясь глубины.
В конце 80-х – начале 90-х годов художник все больше сосредотачивается на лиричном пейзаже, формат становится меньше, краски прозрачнее, снижается цветовая экспрессия, живопись «оголяется», теряя красочную массу («Ранняя весна на Волге», 1989).
В 1991 году Кныжов вместе с самарским пейзажистом Ю. Филипповым отправляется на творческую дачу в Переславль-Залесский. Художника восхитили старые монастыри, там и была написана картина «Никитский монастырь» (1991).
В мастерской художника сохранилось большое количество натюрмортов, созданных в разное время. Натюрморт с крынками и самоваром (1980-е) – будто античный фриз, изображающий шествие, где взгляд перемещается от одного предмета к другому: керамические крынки сменяются металлическим самоваром, те, в свою очередь, – стеклянными бутылками и деревянными ложками. Во всем чувствуется неспешное любование разнообразной фактурой бытовых предметов.
Натюрморты 1990-х – начала 2000-х изобильные, наполненные цветами, фруктами, различными дарами природы, – яркие, декоративные, контрастирующие с темным фоном.
Помимо творчества, важное место в жизни В. Кныжова занимала педагогическая деятельность. Его знают и чтят как выдающегося преподавателя рисунка, живописи и композиции, одного из основателей вечерней художественной школы, а затем и художественного училища, воспитавшего не одно поколение художников в Самаре.
Кныжов пробовал свои силы и в монументальном искусстве: в 1966 году в Куйбышеве окончено строительство Дворца спорта ЦСК ВВС, для художественного оформления которого были приглашены художники из Москвы; наряду с мастерами из столицы работали и куйбышевские: В. Кныжов, Ю. Филиппов, К. Печуричко, Е. Горовых, Н. Хальзев, И. Комиссаров создавали панно, изображающие различные виды спорта, как летние, так и зимние («Утро», «Бокс», «Художественная гимнастика»).
На протяжении 70-х и 80-х годов Венир Романович не раз посещал Болгарию. Специально для города-побратима Самары – Стара-Загоры была написана картина «Проводы Самарского знамени в Болгарию» (1986). В 1988 году побывал на международном пленэре в Стара-Загоре, где наши художники работали с коллегами из Польши, Болгарии, Чехословакии, Австрии, Греции.
***
Спустя десятилетия глядя на полотна художника, особо ощущаешь время, в которое они были созданы. В цветовом решении, в образах героев историко-бытовых картин, в портретах современников, в пейзажах – во всем его приметы. Как писал Максим Горький, «художник – чувствилище своей страны, своего класса, ухо, око и сердце его, он – голос своей эпохи».

* Член Ассоциации искусствоведов России, заведующая научным отделом Самарского художественного музея.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 10 июня 2021 года, № 12 (209)

Tags: Изобразительные искусства
Subscribe

  • Беляев и «беляевцы»

    В Самарской областной универсальной научной библиотеке открылась выставка «Какой цвет синий? Сергей Беляев и беляевцы». Центром…

  • Выставка графики Евгения Травкина

    В самарском Доме архитектора открылась персональная выставка графики Евгения ТРАВКИНА «Кирпичная Самара». «Кирпичная…

  • «Когда я вернусь…»

    Валентина ЧЕРНОВА * Фото Сергея ОСЬМАЧКИНА В галерее «Новое пространство» открылась персональная выставка произведений…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment