Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Безыскусное искусство Александра Канторова

Дмитрий ДЯТЛОВ *

«Его музыкальные достоинства никогда не вызывали сомнения, но он производил впечатление буквально дышащего воздухом какой-то другой планеты, и сопровождавший его ореол таинственности многих озадачивал». Такое впечатление производил на музыкальную критику французский пианист Пьер Ален Волонда́, лауреат конкурса королевы Елизаветы в Брюсселе, а впоследствии – музыкальный педагог. Эти слова в полной мере можно отнести и к его знаменитому ныне ученику Александру КАНТОРОВУ.


[Spoiler (click to open)]Никак не умаляя заслуги Рены Шерешевской, последнего по времени учителя Канторова, стоит вспомнить и остальных: скрипача и дирижера Жан-Жака Канторова – отца пианиста, русского профессора Игоря Лазько и Фрэнка Брэйли, обладателя Гран-при конкурса королевы Елизаветы. Среди учителей Канторова были музыканты и с азиатскими корнями. Общение с представителями разных национальных школ, с музыкантами-педагогами и концертирующими пианистами, дирижерами и ансамблистами сформировало уникального артиста.
Его профессиональная карьера началась довольно рано. С 11 лет – профессиональные занятия на фортепиано (до этого были уроки в частной консерватории и атмосфера домашнего музицирования в семье скрипачей), а с 16 – сольные концерты и выступления с различными оркестрами (нередко под управлением отца).
В класс к Рене Шерешевской Александр Канторов пришел, будучи уже сложившимся артистом. Его соученик Люка Дебарг, лауреат XV конкурса имени Чайковского, привез в 2015 году из Москвы яркие впечатления, которые стали мотивацией для 12-летнего музыканта. Канторов, желая стать причастным истории знаменитого на весь мир музыкального форума, стал готовиться к своему первому в жизни конкурсу.
С первого выступления московская публика увидела в молодом пианисте неординарного артиста и гениально одаренного музыканта. При этом в Канторове абсолютно отсутствовал дух соревнования, он не хотел быть лучшим, он просто играл музыку. По его словам, во время конкурса было стремление сыграть свой лучший концерт. И это удалось: Александру Канторову были присуждены первая премия и золотая медаль. Гран-при как лучшему музыканту конкурса среди всех номинаций подтвердил его абсолютную победу. Это произошло впервые за всю историю музыкального состязания.
С 2019 года начался новый этап музыкальной карьеры Александра Канторова. Даже пандемия не смогла помешать его восхождению на музыкальный Олимп. В 2020 году звукозаписывающая фирма BIS, с которой музыкант сотрудничает с 2015 года, выпустила диск с исполнением рапсодий Брамса, Бартока и Листа, а также Второй сонаты Брамса.
Диск À la russe (с музыкой Рахманинова, Чайковского и Стравинского), записанный в 2017-м, получил множество откликов критики и награды крупных музыкальных журналов. Эту запись стоит найти в Сети: хрестоматийные произведения музыкальной классики в исполнении Александра Канторова приобретают абсолютно новое и чрезвычайно живое звучание. Слушаем ли мы рахманиновскую сонату, пьесы Стравинского или Чайковского, в звучании каждой находим особую уникальную атмосферу, свой определенный характер, тонкость штриха и точность звукового образа. Обращает на себя внимание характер туше, всегда индивидуально окрашенный в зависимости от содержания музыки. Иногда кажется, что звук имеет способность улыбаться или хмуриться, по-человечески радоваться или скорбеть. Фортепианный звук Канторова физиономически конкретен, мимически точен, пластичен и выразителен, подобно актерскому жесту.
11 мая состоялся концерт Канторова в Зале имени Чайковского. По сложившейся традиции концерт транслировался на сайте Московской филармонии. Это была долгожданная встреча московской публики и любимого артиста в сольном концерте (в Москве Канторов частый гость, но по большей части играющий в сопровождении оркестра). В программе концерта – Рапсодии Й. Брамса, его же обработка для левой руки баховской Чаконы и Третья соната. В завершение концерта Канторов исполнил блестящую листовскую транскрипцию Danse macabre К. Сен-Санса (к обработке приложил руку и Владимир Горовиц).
Программа концерта представила искусство пианиста с разных сторон: тонкость и глубина прочтения миниатюр, симфонический масштаб и объем звучания пятичастной сонаты, ясная структурность и пластическая стройность барочной формы в романтическом изложении, предельная точность радикальной виртуозности знаменитого переложения поэмы Сен-Санса.
При всем уважении к искусству «последнего романтика» (да простят поклонники Владимира Горовица), пианизм Александра Канторова значительно выше и качественней (пианизм Горовица был подчас неряшлив и грешил эпатажем, за что и снискал любовь широкой аудитории). Но дело не только в этом, весь необычайно богатый профессиональный ресурс Канторов ставит на службу музыкальной художественной идее. Что бы он ни играл – чудовищную в своей виртуозности и при этом реалистически достоверную звуковую фреску Сен-Санса-Листа-Горовица или тончайшую в интимном высказывании миниатюру Брамса, – везде остается верен музыке как таковой, везде становится проводником звуковых энергий музыкального смысла. Его игра так естественна, проста, сильна и в том правдива, что невольно думаешь о безыскусности его искусства, о том, что Александру Канторову все дается свыше, а через его игру – и нам.
Московский клавирабенд артиста доступен на сайте www.meloman.ru.

* Пианист, музыковед. Доктор искусствоведения, профессор СГИК. Член Союза композиторов и Союза журналистов России, «Золотое перо губернии».

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 27 мая 2021 года, № 11 (208)
Tags: Музыка
Subscribe

  • Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment