Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Композиторы XXI века

Ольга КРИШТАЛЮК *
Фото Михаила ПУЗАНКОВА

И Шуберт на воде, и Моцарт в птичьем гаме,
И Гете, свищущий на вьющейся тропе,
И Гамлет, мысливший пугливыми шагами,
Считали пульс толпы и верили толпе…

Мир современной музыки удивительно многогранен. Одну из его феноменальных особенностей передает фраза «свернутость исторической спирали в точке современности». Свойство стереоскопического видения музыкальной культуры, и шире – человеческой, прекрасно чувствовал Осип Мандельштам, написав в начале 1930-х годов эти знаменитые строки.
Еще не сложилось общего термина, который бы обозначил единый стилевой и мировоззренческий вектор искусства XX века, если это вообще возможно. С другими веками всё, казалось бы, понятно: XVII век – барокко, XVIII век – классический, XIX – романтизм. А XX век какой? И все его загадки и противоречия, прерванный историческими катаклизмами дискурс двух авангардов, модерна и постмодерна, проблемы эстетики и этики воспринял нынешний век – двадцать первый. Немецкий композитор Хельмут Лахенманн упрекал мэтра европейского авангарда Пьера Булеза в том, что тот в своих творческих экспериментах и программных статьях совершенно снял вопрос о красоте в новой музыке. Может ли современная музыка быть красивой, вызывать наслаждение одним своим звучанием, помимо сложных языковых, композиционных техник и концептов?

Аплодисменты Светлане Мышкиной и Татьяне Гайворонской

[Spoiler (click to open)]
Каждый из композиторов решает этот вопрос по-своему, и на концерте Самарского отделения Союза композиторов России, прошедшем в самом конце апреля в рамках филармонического абонемента «Марк Левянт и Союз композиторов представляют», в каждом из прозвучавших сочинений ставился этот животрепещущий вопрос.
Программа вечера получилась насыщенной и разнообразной по стилям высказывания: авангард с колючей, жесткой диссонансностью, как бы отвергающий каноны красоты ради правды, соседствовал с направлениями под знаком «нео» – неоклассикой, неофольклоризмом, неоромантизмом, неоимпрессионизмом, неоэкспрессионизмом. Между ними шел непрестанный поиск синтеза между искренностью высказывания, экспериментами в области языка и формы ради создания новой красоты.
На линии неоклассической парадигмы расположились «Забавный концертштюк» Аллы Виноградовой и Концерт для альта Светланы Мышкиной – сочинения необычайно светлые и радостные.
В пьесе Аллы Виноградовой аллюзии на музыкальную неоклассику С. Прокофьева, С. Рахманинова были остроумно инкрустированы элементами джазовой аккордики, помещены в рамку синкопированных ритмов с острыми акцентами, искусно сделанная оркестровая фактура переливалась разнотембровыми соло в духе идеи Klangfarbenmelodie, что придавало музыке, сияющей лучезарным сверхмажором, забавную непредсказуемость, озорство. Кто из публики, сидящей в зале, мог угадать, кого мы встретим в следующем такте: бас-кларнет с его интонациями заговорщика, компанию безудержно смелых и певучих скрипок или пугливую флейту?

Алла Виноградова

«Забавный концертштюк», посвященный автором оркестру Самарской филармонии, оказался «крепким орешком», но коллектив под управлением дирижера Георгия Клементьева в целом справился с трудной задачей. Вот если бы только чуть темп подвижнее… Но главное – это атмосфера радости, счастья, заключенная в этой музыке, наполнила зал, словно обещая открытия новых горизонтов. И открытия были! И, конечно, бурные аплодисменты.
На той же линии неоклассики расположился Альтовый концерт Светланы Мышкиной, написанный несколько лет назад по заказу известного самарского альтиста Николая Варламова. В программе филармонического вечера состоялась мировая премьера Концерта (солистка - Татьяна Гайворонская). Это мастерское сочинение, пронизанное светом барочных музыкальных традиций, отголосками тем английских верджиналистов, Вивальди, Генделя, представило публике свой канон красоты и гармонии в союзе прошлого и настоящего. Мелодии в процессе драматургического развития порой словно мутнели под натиском современных ритмов и терпких кластерных звучностей, но ясная гармоническая логика, сочность аккордовых красок вновь высвечивали нетленную красоту необарочных тем. Поразила и найденная Светланой Мышкиной подлинная, отнюдь не банальная лирическая интонация с оттенками сентиментальности и ностальгии, ставшая основой тематизма в красивейшей второй части Концерта, в вальсовом эпизоде финала.
Линию неоромантизма представил Концерт для фортепиано с оркестром (1 часть) Павла Левадного (Москва). В нем звуковая и эмоциональная атмосфера была своего рода концентрацией сумрачной, гнетущей экспрессии. Лирический герой Концерта в исполнении Александра Яковлева словно пытался побороть роковые обстоятельства, подобно истинному романтику ощущал трагический разлом мира, но уже XXI века.
Вступление (таинственные звуки челесты и дуэт флейт), как того и требует романтическая драматургия, стало сосредоточением неразрешимых вопросов бытия, а голос фортепиано, подобно голосу Гамлета наших дней, – звуковым олицетворением мучительной рефлексии, доходящей до отчаянных всплесков, гневных протестов в кульминациях. Наиболее впечатляющими показались эпизоды tutti оркестра и фортепиано в главной партии, соло фагота, успокаивающее и лирически сосредоточенное в побочной теме, начало разработки с жесткими пластами остинатных ритмов, словно воссоздающее картину шабаша на Брокене, сверхэкспрессивная каденция солиста на пределе виртуозных возможностей и реприза, в которой тутти оркестра, словно символизирующее тотальную массу, поглощает героя, у которого уже нет сил сопротивляться!
Совершенно иной мир светлой печали с утонченным, полным ностальгической красоты микстом неофольклорной и неоромантической линий представляли собой три танца из сюиты «14 еврейских танцев» Салима Крымского, а его цикл напомнил о другом, всеми любимом романтическом цикле из 21 мелодии – «Венгерских танцах» И. Брамса.
Кульминацией линии символизма, неоархаики и всего первого отделения концерта стало масштабное программное сочинение Илоны Дягилевой «Наскальные фрески» для меццо-сопрано (Юлия Маркова), хора (камерный хор SOLARIS, руководитель Елена Юнек), органа (Павел Назаров) и оркестра. И это исполнение было второй мировой премьерой концерта.

Академический симфонический оркестр. Солистка - Юлия Маркова

Идея новой гармонии человека и природы уже давно волнует Илону Дягилеву. Природу она понимает как часть духовного космоса, окружающего человека. Философскими размышлениями над этой темой наполнены многие сочинения композитора: «Миллениум», «Мгновение вечности», «Дыхание ветра», симфоническая поэма «Слово», «Эскизы моря». В таинственных «Наскальных фресках» образу женщины – хранительницы мудрости и красоты – отведена особая роль: после инструментального первого раздела звучит молитва Credo от ее лица (партия меццо-сопрано), которая призвана спасти мир и возродить утраченную гармонию вселенной. Символическая звукопись расцветающей земли во вступлении, медитативное соло фагота, колокольные звоны в кульминации-катастрофе в первом разделе, звучание органа и слова молитвы во втором – придают всей концепции лаконизм, стройность и театральный размах.
***
Первое отделение было богатым на премьерные события, во втором, продолжая линию неофольклористики и неоархаики, были исполнены три части из сюиты «Петербургские новеллы» Рашида Калимуллина и симфоническая картина «Стан Тамерлана» из оперы «Легенда о граде Ельце, Деве Марии и Тамерлане» Александра Чайковского.
И, напоминая идею снятия конфликтного напряжения и окончательного примирения, в коде концерта прозвучала неувядающая классика XX века: знаменитый вальс Кара Караева из балета «Семь красавиц», Танец Эгины и Вакханалия из балета «Спартак» Арама Хачатуряна и музыка из балета Тихона Хренникова «Гусарская баллада». Филармонический оркестр как-то неожиданно встрепенулся, ожил, заиграв любимую, давно знакомую музыку. А уж мелодия «Колыбельной» Т. Хренникова была сыграна не только с душой, но и с пафосом!

За пультом – Георгий Клементьев

В связи с таким драматургическим решением концерта сам собой напрашивался вопрос: готовы ли мы слушать музыку XXI века, доверяем ли мы ее новаторским исканиям или нам милее неувядающая классика? Конечно, само по себе это прекрасно, но в данном случае те свежесть и яркость впечатлений, которые были получены в первом отделении концерта, несколько поблекли, стерлись к заключительному, финальному номеру вечера. Но, к счастью, осталась в памяти музыка композиторов XXI века!

* Музыковед, кандидат искусствоведения, доцент кафедры теории и истории музыки СГИК.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 13 мая 2021 года, № 10 (207)
Tags: Музыка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Самара как театральная столица Поволжья

    Галина ТОРУНОВА * Художника «надо судить по законам, им самим над собою признанным». А. Пушкин. Из письма А.…

  • Рожденный с гитарой

    Игорь ВОЩИНИН * Перебирать струны гитары он стал до того, как начал ходить и говорить. И это не преувеличение: дергать струны папиного…

  • Куйбышев 1984

    Рубрика: Энциклопедия самарской жизни. Год за годом Сергей ГОЛУБКОВ * 1984 год. Казалось бы, год как год, один из многих в череде…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment