Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Полвека после свидания с Дюком

Игорь ВОЩИНИН *

Великий джазовый «Герцог» – Эдвард Кеннеди «Дюк» ЭЛЛИНГТОН – родился 122 года назад, 29 апреля 1899 года, а в 2021-м исполняется полвека со дня легендарных гастролей его оркестра в Советском Союзе.

Первым из гигантов мирового джаза, выступившим с живыми концертами в СССР, в 1962-м стал биг-бэнд «короля свинга» Бенни Гудмена. Гастролирующий в 1926-м ансамбль Jazz Kings, а затем артисты так называемой негритянской оперетты от подлинного джаза были далеки. Нью-орлеанский пионер джаза саксофонист Сидней Беше в этой компании тогда оказался случайно, примкнув к музыкантам, когда они в Москву ехали через Европу, где Беше выступал.

Дюк в детстве

[Spoiler (click to open)]
В начале шестидесятых в разговоре с министром культуры СССР Екатериной Фурцевой американский продюсер Джордж Авакян предложил организовать в Советском Союзе концерты оркестра Дюка Эллингтона. Начало знакомства советских любителей музыки с мировым джазом именно с этого великого американского композитора и музыканта было бы логичным, но, совершенно не зная творчество Эллингтона, наша министр культуры пыталась «авторитетно» возразить, заявив, что «Эллингтон слишком умен для отечественной публики и он не понравится нашим людям». К разговору об Эллингтоне в стране вернулись только в 1971-м, в период некоторой разрядки международной напряженности. Готовился визит президента Ричарда Никсона в Советский Союз, и осенью 1971 г. в обмен на гастроли Большого театра были организованы концерты биг-бэнда Дюка Эллингтона в Ленинграде, Москве, Киеве, Минске и Ростове-на-Дону.
Но намного раньше именно с Эллингтона у нас в стране началось знакомство с джазом вообще, хотя возможности для этого были весьма ограниченными. Автор еще в школьном возрасте на родительском патефоне крутил любимую граммофонную пластинку – шеллаковый 78-оборотник в безымянном и потрепанном бумажном конверте. Именные пакеты с аннотациями и фотографиями у нас в стране появились только в конце пятидесятых, а на наклеенной на одной стороне того диска бумажной этикетке с контуром шуховской радиомачты и с обозначенным Грампласттрестом была короткая надпись: «На Юге. Фокстрот. Играет оркестр». На обороте пластинки точно так же был обозначен фокстрот «Экспресс». Много позже я узнал, что на диске были записаны композиции Дюка Эллингтона в исполнении его биг-бэнда Daybreak Express («Предрассветный экспресс») и Dear Old Southland («Добрый старый Юг»).
В разные годы эллингтоновским оркестром было записано около 15 версий второй пьесы, и именно с нее началось увлечение джазом 18-летнего Олега Лундстрема, когда он жил с родителями в Китае: «Я был ошеломлен. Я влюбился в эту музыку. Эта пластинка сыграла роль детонатора. Она буквально перевернула всю мою жизнь. Я открыл для себя незнакомую ранее музыку».
Вскоре после этого Олег с друзьями собрал свой первый джазовый ансамбль, а в 71-м, когда Лундстрем при личной встрече в Москве рассказал эту историю самому Эллингтону, тот, уже слышавший записи биг-бэнда Олега Лундстрема, был в неописуемом восторге.
Другой пионер отечественного джаза, выдающийся пианист Александр Цфасман, еще в тридцатые годы говорил: «Для нас, джазменов, Эллингтон – наше всё. Я не преувеличиваю. Это наша любовь, безграничное восхищение, мечта. Это наша школа, наша звучащая энциклопедия, из которой мы черпали идеи, образы, технические приемы. Никогда не видя Эллингтона, мы все учились у него в классе, где не было ни стен, ни дверей, ибо это был джаз».
***
Бессмертная композиция, связанная с именем Эллингтона, – легендарный «Караван», с которым переплелась вся история мирового джаза. Мелодию сочинил с 1929 года играющий в бэнде Дюка тромбонист Хуан Тизол. Впервые она была исполнена и записана в аранжировке Эллингтона в 1936-м, моментально завоевала весь мир, и многие стали ее автором считать самого Дюка.
Сегодня пьеса присутствует в репертуаре всех без исключения биг-бэндов и малых ансамблей, причем звучит в самых разных версиях. В СССР наиболее известными стали записи Государственного джазового оркестра СССР под управлением Виктора Кнушевицкого (1939) и оркестра Эдди Рознера с его замечательным соло на трубе (1944). Фирменных звукозаписей первого собственного исполнения «Каравана» бэндом Эллингтона у нас в стране долго не было, поэтому в начале 50-х они появились «на ребрах» – самопальных перепечатках на рентгеновской пленке. В моей домашней фонотеке «Караван» на чьих-то почках как уникальный экспонат хранится до сих пор. Только в 80-х он появился на виниле фирмы «Мелодия», а затем на цифровом компакт-диске. А в конце 50-х мне довелось играть его самому, сидя за роялем в оркестре кинотеатра «Молот», а затем в биг-бэнде клуба имени Дзержинского.
Можно вспомнить еще один бессмертный хит эллингтоновского оркестра – Take The «A» Traine. Его автор – композитор, аранжировщик, второй пианист оркестра Билли Стрейхорн, подменяющий при необходимости самого Дюка. Написанная в 1941-м пьеса стала на долгие годы музыкальной визитной карточкой эллингтоновского биг-бэнда. Она остается сверхпопулярной до наших дней, превратившись в символ джаза как такового: при первых же аккордах ее фортепианного вступления никто из слушателей не остается равнодушным. А почти тридцатилетнее сотрудничество Билли и Дюка – удивительный пример уникального творческого единения и многогранного соавторства двух гигантов, сумевших создать большое количество подлинных музыкальных шедевров.

Дюк Эллингтон и его оркестр
***
Выше были упомянуты лишь несколько оркестровых миниатюр, с которых начиналось знакомство многих любителей музыки с творчеством великого Дюка Эллингтона. Всего же он написал и исполнил со своим биг-бэндом около тысячи, большинство из них стали хитами, полноценными джазовыми стандартами.
Эллингтон успешно работал и в сочинении больших форм, и ему принадлежит около трех десятков оркестровых сюит. Первой из них стала знаменитая Black, Brown and Beige, премьера которой состоялась 23 января 1943 года в огромном зале нью-йоркского «Карнеги-холла», а весь сбор с концерта был направлен в помощь воюющей Красной Армии.
Эллингтон писал музыку для кино и сценических шоу, создал три великолепных Духовных концерта, после исполнения которых в действующих храмах композитор объявил, что, наконец, сделал то, о чем мечтал всю жизнь.
Творческий почерк Дюка Эллингтона абсолютно уникален. Любая из его музыкальных миниатюр обладает собственным неповторимым характером и, не являясь программным сочинением, представляет собой какую-то жанровую картинку, если не с четко обозначенным, то ощутимым сюжетом. Совсем не случайно в списке его композиций присутствуют и пьесы настроения, пьесы – звуковые поэмы, а рядом – музыкально-живописные, колористичные мелодии, передающие цвет звуковыми средствами. Отдельно можно вспомнить целый этап творчества Дюка, проникнутый африканской экзотикой, так называемый «стиль джунглей».
Эллингтон вполне заслуженно считался подлинным «королем тембров». Ни у кого из композиторов и аранжировщиков не было такого широчайшего тембрового разнообразия. В составе его бэнда в разные годы играли замечательные мастера, которые при абсолютно индивидуальных качествах исполнения обеспечивали совершенно неподражаемый, неповторимый, чисто эллингтоновский саунд. Вспомним хотя бы саксофонистов Джонни Ходжеса, Бена Уэбстера, Пола Гонсалвеса или трубача Кути Уильямса. При этом сам Дюк был знатоком и большим любителем тембровых контрастов, и этот прием использовал в практике очень изобретательно, создавая неожиданные музыкально-красочные сочетания.
Отдельного разговора заслуживает специфика мелодики Эллингтона. Произрастая из традиционного негритянского блюза, она представляет собой новый виток его развития. Вообще об особенностях музыки Дюка Эллингтона можно говорить очень много, но даже некоторые перечисленные ее особенности делают всё написанное и исполненное Дюком и его биг-бэндом узнаваемым и неповторимым. Даже не имеющий особых музыкальных познаний рядовой слушатель без труда выделяет на слух творения Эллингтона из всей звучащей вокруг музыки.
Конечно, Эллингтон был, прежде всего, оркестровым музыкантом и композитором. Особенности его биг-бэнда определялись ведущей ролью Дюка – композитора, аранжировщика и бэндового пианиста-лидера. Когда его спросили: «Вы играете на рояле?», Дюк ответил: «Прошу прощения, я играю на оркестре».
С эстетической точки зрения подлинное значение Эллингтона как активного участника культурного прогресса ХХ века заключается в его оригинальных музыкальных работах для инструмента, на котором он действительно играл лучше всего, то есть для собственного биг-бэнда. Оркестровую школу Эллингтона прошло большое количество выдающихся инструменталистов, каждому из которых отведена солидная персональная статья во всех без исключения джазовых энциклопедиях мира. Достаточно здесь назвать хотя бы Коулмена Хокинса, Хуана Тизола, Луи Беллсона или Кларка Терри. В оркестре у Дюка играл на трубе и его сын Мерсер, который после смерти Дюка двадцать лет руководил оркестром. Сегодня руководство именным биг-бэндом принял внук мэтра Пол Эллингтон, и уже с ним легендарный оркестр неоднократно приезжал с концертами в Россию.
***
Состоявшиеся в сентябре-октябре 1971 года гастроли оркестра Дюка Эллингтона в Советском Союзе стали событием, переоценить значение которого просто невозможно. Кто-то из отечественных музыковедов вообще предложил всю историю российского джаза разделить на два этапа: до и после выступлений Дюка Эллингтона у нас в стране.
Концерты начались в Ленинграде, поскольку обязательным условием тогда Дюк выставил посещение Эрмитажа. Эллингтон обладал не только музыкальным талантом, он был еще и художником, в Штатах неоднократно устраивались персональные выставки его работ. После Ленинграда гастроли продлились в Москве. В наглухо закрытый в 1971 г. космический и оборонный Куйбышев оркестр, конечно, не пустили, и группа наших фанатов джаза отправилась на концерты кто в Москву, а кто в Ростов: просили активистов местных джаз-клубов достать билеты. Для концертов во всех городах выделялись самые большие залы, и почти везде это были 10-тысячные Дворцы спорта, но тем не менее с билетами была большая проблема. В организованных в кассах очередях регулярно велись переклички, в открытую продажу поступала только четвертая часть билетов. Остальные уходили советским и партийным чиновникам или по спецспискам передовикам-стахановцам на предприятиях.
Эллингтон и его музыканты были в восторге от отечественных зрителей. В Москве и Ленинграде проводились творческие встречи эллингтоновцев с нашими музыкантами. Давид Голощекин в Ленинграде рассказывал мне, что не поверил ушам, когда ему позвонили и предложили прибыть со своим ансамблем на одну из таких встреч. Встреча прошла отлично, а сам Эллингтон, услышав игру Давида сначала на трубе, затем на саксофоне, контрабасе и ударных, сказал тому, что если Голощекин приедет выступать в Нью-Йорк, то оставит американских музыкантов без работы. Сам Дюк на концертах постоянно подходил к микрофону со словами: «Я вас бе-жумно лу-ублу!» В Москве во время одной из встреч ему подарили русскую балалайку, на которой он пытался играть в дуэте с российским саксофонистом Алексеем Козловым.

Эллингтон в СССР. Справа – Алексей Козлов

В аэропорту Ленинграда российские джазмены смогли пробиться к самолету и во время выхода на трап американских музыкантов летное поле огласилось легендарным хитом O, When The Saints Go Marching In и приветственными выкриками: «Мы так долго вас ждали!»
Везде концерты шли, как правило, 3–4 часа, и в заключение звучало не менее десяти номеров на бис. Нужно отметить, что гастроли активно освещались в средствах массовой информации, и даже официальная газета ЦК КПСС «Советская Россия» дала статью с говорящим заголовком «Дюк Эллингтон. Я тебя люблю». Да, у кого-то любовь к музыке Эллингтона возникла именно тогда, полвека назад, а кто-то, войдя в творчество Дюка намного раньше, окончательно закрепился в этой великолепной стране джаза – Эллингтонии.

* Член Гильдии джазовых критиков и Союза журналистов России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 13 мая 2021 года, № 10 (207)
Tags: Джаз, Музыка
Subscribe

  • Из новейшего бестиария

    Михаил ПЕРЕПЕЛКИН * ЕГЭбля – животное из разряда хищных и ползучих. Родилось на свет в головах и коридорах чиновников от образования,…

  • Читая несерьезные писательские автобиографии…

    Сергей ГОЛУБКОВ * Автобиографические свидетельства, художественные мемуары выполняют в культурном сознании общества много самых…

  • Обживая пространство между

    Сергей БЕРЕЗИН * В июне 2019 года кафедра социальной психологии Самарского университета провела международную научно-практическую конференцию…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment