Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Две проблемы постковидного времени

Боюсь поставить точку

Татьяна РОМАНОВА *

У поколения Z, живущего в Сети, сложилась традиция писать без знаков препинания. В особенности категорический запрет касается точки в конце высказывания. Поставила точку – как дверью хлопнула. Обиделась, значит. Конечно, я не отношусь к этой замечательной популяции, но каждый раз, когда пишу деловое письмо студенту, задумываюсь, поставить ли точку… И все-таки всегда ставлю.


[Spoiler (click to open)]
Почему же вдруг точка приобрела такой огромный символический смысл в эпоху цифровизации? Отсутствие знаков препинания – это нулевой показатель, демонстрация свободы и пренебрежения к условностям. Мне кажется, это сродни моде на рваные джинсы и стиль деграде.
С другой стороны, в условиях бесконтактного общения резко выросли в глазах общественности иконические визуальные знаки: эмотиконы, эмодзи, смайлики, мемы, гифки и другие картинки. Они «пытаются» заменить нам утраченные компоненты живой коммуникации – мимику и жестикуляцию, выражение лица собеседника и его интонацию. Однако, хотя юное поколение их с восторгом принимает и использует к месту и не к месту, никак не получается равноценной замены личному разговору с искренним выражением эмоций. Все эти поднятые большие пальцы, аплодирующие руки и пульсирующие розы часто смотрятся вульгарно (однако теперь это понятие как-то уходит из употребления). Впрочем, мода на графические способы выражения эмоций подчиняет себе всех. И даже ветераны традиционной письменной коммуникации в неофициальной переписке начинают использовать всякие картинки.
Эмодзи активно используются как заместители кавычек или маркеров, которые разбивают текст на пункты. С ними даже играют. Наверняка каждый видел текстовый пост-игру или видео, где по эмодзи нужно отгадать фильм, книгу или песню.
Визуальные знаки удобны также тем, что они, как иконические иероглифы, понятны носителям любого языка. Это облегчает интернациональное общение.
И все же коммуникация в эпоху вынужденной изоляции теряет свое главное качество – визуальный и эмоциональный контакт. Изменившиеся условия общения изменяют и форму, а также качества самого общения. Люди меньше говорят вживую и даже по телефону стали реже звонить. Больше пишут. Деловое общение в основном ушло в переписку.
Дистанционное обучение лишило студентов очень многого, прежде всего – контакта глаза в глаза с группой и с преподавателем. Лектор говорит с черным ящиком, в котором виден только список фамилий. А студент в это время полностью свободен в своих проявлениях. Кто-то отметился и пошел досыпать, кто-то решил прогуляться в парке, пошел в кафе и так далее. Лектор для них – говорящая голова или говорящая презентация, возможно, даже говорящая из кармана. Мотивировать себя к обучению в такой ситуации очень трудно. Жизнь в изоляции и дистант настолько изменили нас, что когда мы вернемся в аудиторию, нам придется перезайти, начать всё с чистого листа.
Индивидуальное общение при помощи цифровых технологий – это как любовь в водолазных костюмах. Социальное дистанцирование отдалило людей друг от друга. Возникло выражение «новое одиночество», смысл которого, наверное, понятен каждому. Кажется, будто ты один со своими проблемами. Боишься лишний раз позвонить, вторгнуться в чужое личное пространство. Все страшно заняты, и даже дома теперь офис, иногда и по выходным. Так что все домашние и даже соседи (при нашей прекрасной слышимости) становятся невольными участниками лекций, семинаров, конференций и заседаний кафедры. Это сближает. Однако страшно хочется просто поговорить с живым человеком.
Вот когда пришло время вспомнить слова Антуана де Сент-Эзюпери: «Единственная настоящая роскошь – это роскошь человеческого общения». Так что встретимся в «Зуме».

Эпоха беззумия и ее опасность

Герман ДЬЯКОНОВ **

Вот и закончилось время Zoom`а, вернулась эпоха беззумия. Раньше Zoom прятал, в силу своей беззащитности, все огрехи диалогов, мимики, жестов. При нашей любви к роскоши мишуры настоящая роскошь«роскошь человеческого общения» – навсегда ушла из наших домов.
А сегодня случилось важное. Этого события ждали давно. Ждали окончания пандемии. Боялись потому, что должна закончиться (само)изоляция, и снова придется общаться с людьми так, как было когда-то и от чего все давно уже отвыкли.
Вот примерно какие мысли обуревали сорокалетнего доцента Бориса Евгеньевича Цаплина (никнейм «борец») по дороге в аудиторию на первую после «удаленки» встречу со студентами. До сих пор он видел их только на экране своего ноутбука, уже старенького, как и положено при зарплате доцента, стыдящегося брать взятки. Теперь вот увидит воочию. Тут до него дошло, что прошло уже почти два семестра, а студенты этой группы друг друга и в глаза не видели. Вот дверь. Вдох, шаг навстречу неизвестности. Раз, два… тридцать человек, нет одного.
Следующий раз будет намного меньше, сегодня их привело любопытство: с кем учиться, у кого учиться. Сидят, соблюдая социальную дистанцию. Не из страха перед вирусом, просто это их первая встреча. Умеют ли они вообще «коммуницировать»? Даже до пандемии они, сидя рядом, вместе не сидели. Всё носами по своим гаджетам водили.
Борис просипел приветствие и назвал фамилию, имя и отчество. Послышался неуверенный вопрос: «Борец, что ли?», на который был дан столь же неуверенный ответ. «Мы друг друга только по никам знаем, так нам ловчее». Доцент объявил, что ведет дисциплину «Теория и практика универсальных концепций». Литературы нет, предмет новый. Взяток не берем-с, так что вэлкам на все лекции.
Ропот недовольства. Ясно: обучение платное, деньги надо зарабатывать, для этого надо работать. И всё впустую: деньги идут на учебу, которой нет, потому что для нее нужны деньги, которых тоже нет. Зато есть социальные сети, лайки (не собаки), селфи, признание незнакомых, отсутствие знакомых. И затылки, вместо глаз уставившиеся на собеседников, потому что глаза уставились в экраны и экранчики. Там, в этих светящихся прямоугольничках, кипит настоящая жизнь, там тысячи друзей и подписки. Правда, друзьям на тебя в высшей степени наплевать, но таковы правила коммуницирования.
А может, прекратить беззумие, если утеряли человеки интерес к себе подобным? Но вот девочка во втором ряду повернула голову и… не сразу вернула ее в исходное положение. Снова, снова. Наконец ее сосед вернул ей взгляд. Смартфоны отложены в сторону. Те двое как бы и не глядят друг на друга, но они не глядят и ни на что другое.
Вот! Посмотрели друг на друга! Да черт с ней, теорией и практикой всякой чуши, главное, что не умерло еще человеческое в людях. И доцент Цаплин до конца пары, даже без перерыва, рассказывал, как он познакомился с будущей женой, как они ссорились и мирились, где была свадьба. Конец лекции. Бурные аплодисменты. Смартфоны хорошо отдохнули.

* Кандидат филологических наук, доцент Самарского университета.
** Специалист по теории информатики.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 13 мая 2021 года, № 10 (207)
Tags: Общество, Теория коммуникации
Subscribe

  • Случайность и догадка

    Япония, 2021 Режиссер Рюсукэ Хамагути Олег ГОРЯИНОВ * Как бы ни закончился этот киногод, одним из главных режиссеров 2021-го,…

  • Сбой в матрице

    Валерий БОНДАРЕНКО * Оисунок Сергея САВИНА Эта история – об одном фильме. Самое смешное, что фильм-то не очень удачный, но его…

  • Профессионализм и жизненный опыт. Следует приобрести

    К Дню отечественного кино Вячеслав СМИРНОВ * Фото предоставлены Film Company UNICORN Надо ли смотреть новинки тольяттинского кино? Не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment