Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Путешествие за счастьем

Анна ЛАЗАНЧИНА *
Фото Вячеслава САМОЙЛОВА

Музыкально-драматический спектакль «Новеллы о любви», привезенный в Самару московскими исполнителями, привлек в зал ДК «Заря» довольно много зрителей. Местных музыкантов заинтриговало имя певицы Александры МАЙСКОЙ – солистки камерной сцены имени Б. А. Покровского Большого театра России, поклонникам драматического искусства любопытной показалась идея театрализации вокальных произведений, большая же часть публики пришла с тем, чтобы услышать всенародно любимые песни замечательного композитора советской эпохи – Микаэла Таривердиева. Собственно, спектакль и посвящен 90-летию со дня его рождения.

Александра Майская

[Spoiler (click to open)]
«Спектакль-монолог основан на песнях и романсах, написанных Мастером, прозе Л. Енгибарова, К. Драгунской, поэзии И. Зиедониса, объединенных замыслом режиссера в интимную историю женщины… Жанр спектакля определен как «музыкальная поэзия» – авторский стиль легендарного М. Таривердиева, созданный его уникальным талантом и безукоризненным вкусом, мгновенно перенесет вас в искренний романтизм 60-х» (из комментария к спектаклю).
В глубине большой сцены разместились музыканты: Антон Плескач (ударные) и Сергей Мурыгин (контрабас), поближе к зрителям – пианистка Анна Сальникова. Режиссер-постановщик спектакля заслуженный артист РФ Андрей Казаков создал зрительный образ спектакля скупыми средствами, до предела традиционно очерчивающими место действия: лавочка под фонарем и в другой стороне – стол. Для артистов, не избалованных реквизитом и декорациями, а также для публики с богатым воображением они, наверное, кажутся вполне подходящими. Другим для того, чтобы создать необходимый эффект, этого маловато. На авансцене же, прямо перед зрителями, – главная героиня: одинокая женщина со своими терзаниями и переживаниями, в поисках любви и нежности.
Особенность музыки Таривердиева – в ее высокой поэтичности, в ее чувственном и тонком лиризме. Личностное отношение автора, его доверительная и искренняя интонация пронизывают каждое его сочинение, потому произведения этого композитора так легко находят путь к сердцам слушателей. Для широкой аудитории – он автор музыки к фильмам «Ирония судьбы…» и «Семнадцать мгновений весны». На самом деле только в области кино им «озвучено» более 130 фильмов, среди которых такие разные и сразу запоминающиеся, как «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен», «Человек идет за солнцем», «Судьба резидента», «Адам женится на Еве», «Ученик лекаря» и многие другие. А сколько у него музыки к драматическим спектаклям и инструментальных произведений!.. И всё же главная часть его, без сомнения, значительного музыкального наследия – вокальные сочинения, написанные для голоса.
Мелодии Таривердиева узнаваемы: в их основе задушевные мелодические обороты русского романса («Я спросил у ясеня»), характерные томительные задержания («Ты не печалься, ты не прощайся»), плавные опевания («Если у вас нету дома…»), проникновенная мелодекламация («Мне нравится, что вы больны не мной»), интонация вопроса, некая недоговоренность, с типичной остановкой на неустойчивом звуке («Кто тебя выдумал, звездная страна?»). Одним из первых композитор обратился к сложной поэзии своих современников – Андрея Вознесенского, Евгения Евтушенко, Роберта Рождественского и Беллы Ахмадулиной, воплотил стихотворения Марины Цветаевой, Бориса Пастернака и Владимира Маяковского в песенном жанре, который считался не предназначенным для «серьезных» тем и философских размышлений. Во многом благодаря смелым музыкальным экспериментам Таривердиева лирика этих авторов стала достоянием широкой публики и приобрела популярность.
Именно музыка Таривердиева и стала центром и главным содержанием этой постановки – не спектакля, а, точнее сказать, музыкально-литературной композиции. Ведь спектакль – это в первую очередь зрелище, организованное с помощью действия и определяющееся сюжетом, а ничего такого в данном случае на сцене представлено не было. Нельзя же назвать действием несколько проходов исполнительницы по залу – то с чемоданом, то без; или ее воображаемую встречу с бывшим возлюбленным, реализованную в шаблонных мизансценах-объятиях с пальто, символизирующим мужскую фигуру. Выход одного из исполнителей в роли официанта в кафе тоже не придал постановке ни динамики, ни оригинальности.
Присутствие на сцене музыкантов такого уровня даровало слушателям редкую сегодня возможность услышать живое исполнение, почувствовать ритмический нерв и красочную гармонию музыки композитора. Но представляется, что режиссер напрасно упустил возможность вовлечь музыкантов трио в происходящее на сцене или сочинить для них параллельную историю.
Соединение вокальных произведений композитора с прозаическими текстами привело к интересному художественному результату: в романсах и песнях внезапно проступили слова, не замечаемые ранее. Эти слова-образы и стали если не стержнем, то нитью, связующей музыкальную ткань миниатюр в некое единое целое. Дорога и лестница, указующие путь; свет одинокого фонаря и луч, дарующий надежду; мрак тишины и песня, столь необходимая для жизни. Героиня отправляется в долгое и непростое путешествие за счастьем, обретение которого возможно только для того, кто не теряет надежды.
Александра Майская, обладательница красивого голоса, стремилась передать разнообразные оттенки чувств героини, изменяя характер пения, обращаясь то к мелодекламации, то к говорку, то к шепоту, то к крику. Однако, к сожалению, добиться точного попадания в образ у нее не получилось. Этому помешало в первую очередь невнимательное отношение актрисы к прозаическому тексту, фрагменты которого иногда откровенно «пробалтывались». Видимо, сложности быстрого перехода от пения к произнесению драматического текста ею до конца еще не преодолены. Кроме того, технически безукоризненная и порой выразительная вокализация не трогала сердца. Действительно хороша была пара запомнившихся моментов: «Я такое дерево» и «Мой милый, что тебе я сделала?». В них солистке удалось приблизиться по касательной к искомому идеалу – той особой манере исполнения, академической и эстрадной одновременно, проявляющейся в уникальном сплаве эмоциональности и сдержанности, душевности и застенчивости, которой обладали только по-настоящему выдающиеся певицы. Не случайно память услужливо подкидывала их имена: Галина Беседина, Алла Пугачева, Елена Камбурова, Майя Кристалинская, Аида Ведищева…
Музыкально-драматическая постановка, которую показали столичные гастролеры в Самаре, имеет богатый художественный потенциал. Она содержит некое важное послание к современному слушателю, информацию, в которой он очень нуждается. Вокальные произведения Таривердиева сегодня – своего рода «глоток воды во время зноя летнего». Главный тон этой музыки – ностальгия по идеалу, которая кажется утраченной в суете нашей ежедневно ускоряющейся жизни. Это свойство уловили авторы постановки, взявшие в качестве эпиграфа слова композитора из книги «Я просто живу»: «Только выйди в мир – и ты получишь нежность в ответ на свою». Хочется верить, что хотя бы часть публики приобрела это ощущение на вечере музыки Микаэла Таривердиева.

* Музыковед, кандидат искусствоведения, доцент СГИК.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 29 апреля 2021 года, № 9 (206)
Tags: Музыка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment