Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

…и о погоде

Светлана ЖДАНОВА *

Телевизионное прошлое, что называется, не пропьешь: сложно сменить угол зрения, и знаменитое «и о погоде» продолжает тормошить многозначностью интонации, подбрасывать экзистенциальные сюжеты. Особенно в период темноты и грязноснежных завалов. Рука – к перу, но слова складывались всё больше в стол. Хотелось перемен. Но наступившая, наконец, весна принесла истерическую нестабильность температур и как-то по-новому нагло дующие ветры.

Беспокойное чувство обманутых надежд, как водится в эту пору (как и в осеннюю, ну, вы знаете), обострилось. Для молодых и рьяных тому есть объяснение: вдруг неявно, но ощутимо, как весенняя сырость, возникший в культурном сообществе эйджизм.
Модная нынче «культура отмены», хоть и подвергается у нас осуждению, но, похоже, молчаливо принята как руководство к действию. Впрочем, ничего нового в этом нет. История про то, что только с тебя начинается настоящая история, а всё, что было до, – на свалку, всегда была там и тогда, где и когда шла борьба за ресурс: политический, властный, финансовый, репутационный.

[Spoiler (click to open)]
В основном, конечно, в столицах, в центрах компетенций. В провинции, пока не пришли варвары, чтобы построить дорогу или сад на участки дачные делить, было по-другому. Но рано или поздно цивилизация со всеми ее достижениями, удобствами и пряниками рушит сформировавшуюся культурную среду. И погоды меняются. Климат-то поустойчивее, если, конечно, не включить эксклюзивные методы выкорчевывания или другой разновидности того самого cansel – глубокого игнорирования, отсутствия внимания и возделывания. Вот и сейчас приходящая к нам новая реальность предлагает искусственный отбор. Как с облаками: где-то разогнали, а пролилось у нас.
Разве что ленивый не высказал восторги о снизошедшем на Самару удивительном счастье открытия выставки авангарда в СХМ. Выставка Третьяковки! И как-то скромно о том, что практически вся представленная коллекция – из экспозиции и фондов самарского музея. Более того, в одной московской газете было оскорбительно замечено, что Третьяковка-де «воспламенила дремлющих самарских кураторов». И ни слова о многолетней работе по сохранению, реставрации, созданию каталога, наконец.
Возможно, я преувеличиваю, но, на мой взгляд, неосторожная реплика журналиста (или цитирование инсайда) обнаружила скрытый глубинный (случайный? спровоцированный?) конфликт между мощной, богатой, авторитетной, с сильным административным ресурсом московской институцией и провинциальным музеем со своими традициями, историей, достижениями…
Эта драма для меня вполне визуализирована: для экспозиции Третьяковка построила в любимом самарцами, что называется, намоленном Мраморном зале некую конструкцию, которая, видимо, соответствует современным мировым экспозиционным требованиям, безусловно художественно скрепляет и подчеркивает идею выставки. Но неизбежно возникает ее неуместность, ее художественный, эстетический и этический конфликт с Мраморным залом – это невозможно не увидеть, не понять, не почувствовать… Но сейчас не об этом. Сейчас – о ветрах перемен, резких скачках давления и осадках.
В несоответствии притязаний и реальности – природа комического. Может, поэтому Самара всегда выглядит глупо, смешно, пошло, когда неестественно, неорганично пытается догнать в прыжке модный столичный тренд. Смешно, что мы, толком не осознав себя, стесняемся своей провинциальности, хотим быть столицей хоть чего-нибудь, ищем благословения чужих авторитетов, игнорируя, а то и презирая своих. Мы со всех ног стремимся быть на уровне чего-то актуального, из штанов выпрыгиваем, проекты придумываем, в суете этой кипучей деятельности вовсе забываем о фундаменте, об основах, о неспешном поступательном возделывании своего сада. В модных мозговых штурмах мы ищем способ поразить столичных лидеров мнений актуальной культурной тусовки в надежде, что они приедут и оценят, что вот мы – новая культурная столица…
Ох, сколько уже «упало в эту бездну». Мы теряем способность разобраться в себе, в собственном необщем выражении, в своих ресурсах и точках роста. Прививки актуальности – вещь прекрасная, но что с деревом, на котором собираемся прививать? Конечно, одно другому не мешает, точнее, не должно мешать, но в развитии сферы культуры органичность – защита от неловкости, стыда, утрат и сожалений.
В крохотном пространстве провинциальной культуры всему найдется свое место. У «Самарской Третьяковки» – свое, у Самарского художественного музея – свое, и не стоит повторять поведенческих ошибок. А счастье заезжих в наши края журналистов и туристов от созерцания волжских красот, еще не закрытого зеленью деревьев полномасштабного модерна мы с удовольствием и пониманием разделим, если в основе его нет столичного снобизма, а есть искренность, уважение и бескорыстие.
И еще. В Самаре есть бренды и в сфере культуры. Даже если они не без проблем – они самарские. И уже поэтому их стоило бы развивать как самарские, с участием самарского экспертного сообщества. Но об этом – в следующее хмурое и дождливое утро.

* Член Союза журналистов России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 29 апреля 2021 года, № 9 (206)
Tags: Культурная политика, Общество, Россия
Subscribe

  • Культурный код

    « Я не повел бы вас за собой в землю обетованную, даже если бы мог, потому что, если я сумею довести вас туда, кто-нибудь другой сумеет вас…

  • Испытание сентябрем

    В давние времена, когда мы всей страной регулярно смотрели в телевизор, мой старший товарищ – лучший на куйбышевском телевидении всех времен…

  • Прыжок в ширину

    В российской культуре новый тренд – культурные индустрии. Новый тренд, а не новое явление. Помню, что спецкурс по творческим индустриям я начал…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments