Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Наркоманы бывшими не бывают

Константин ПОЗДНЯКОВ *

К выводу, вынесенному в заглавие рецензии на финальный роман о героях «Трейнспоттинга», может прийти каждый после прочтения произведения. Перед нами старые, но не очень добрые знакомые: Рент, Больной, Спад и Бегби. Вернее, поначалу кажется, что один из эдинбургских наркоманов, настоящий садист-убийца Франко Бегби, перевоспитался, превратившись в известного художника и примерного семьянина Джима Фрэнсиса. Эта подозрительная метаморфоза и становится, пожалуй, главной интригой романа.

Остальные трое остались верны себе в плане поиска неприятностей на самые разные части тела в диапазоне от носа до почек. И, конечно же, наркоманское кидалово. Куда же без него? Уэлш нисколько не романтизирует образ наркомана, подавая его со всей возможной грязью. Больной в какой-то момент ловит себя на мысли, что испытывает к Рентону сложное чувство: смесь дружбы и ненависти. Вроде и подставлять «друга» не хочется, но надо!.. Если и появляются мелодраматические элементы, они тут же уничтожаются каким-нибудь предельно (или запредельно) жестким эпизодом. Насилия, секса и трипов (последние визуализированы в виде комиксов) в романе хватает. Зачем такие сцены нужны? Да затем, чтобы мы не получили на выходе сказочку о наркоманах, как когда-то случилось, например, с фильмом «Реквием по мечте».
Переводчик в своем стремлении передать нюансы шотландского акцента как-то не особо преуспел. С первых же страниц продираешься через бесконечные «мине», «пришлося», «кабуто». В общем, говорят шотландцы как отечественные маргиналы – герои бесконечных российских ток-шоу с непременными драками и матом-перематом. Кстати, о ненормативной лексике. Тут тоже проблемы. Почему-то вместо очевидного «чувака» В. Нугатов подобрал для идентификации персонажей матерное словцо, которое обычно синонимично лексемам «мальчишка», «подросток», и это максимально странное решение – «пацанам»-то уже глубоко за сорок! Если смириться со всеми обозначенными нюансами, то нас ждет вполне захватывающее чтение.
Мне всегда нравилось, как Уэлш работает с поп-культурными образами. И «Джинсы…» в этом плане выше всяческих похвал. Так как Рент стал директором сразу нескольких постоянно конфликтующих между собой ди-джеев (что вполне логично: Карл, Конрад и Эмили представляют не только разные стили электронной музыки, но и взаимоисключающие подходы к обращению с пультом и вертушками), его сюжетная линия гарантирует полное погружение в мир бесконечных фестивалей, презентаций и закулисных интриг шоу-бизнеса.
Из песен, упомянутых в романе, можно составить впечатляющий саундтрек, без которого иногда сложно понять и прочувствовать некоторые сцены. «На музыкальном автомате включается «Мэднесс» с «Моей девушкой». Юэн вспоминает «Карлотту». Вряд ли читатель, не имеющий представления о том, как звучит My Girl, в состоянии разгадать, почему это зять Больного сочувственно загрустил под песню Madness (поклонники русского рока, впрочем, знают мелодию припева благодаря песне «Тутанхамон» группы «Наутилус Помпилиус»). И таких эпизодов, бальзама на душу меломана, в романе предостаточно.
Похождения Джима Фрэнсиса демонстрируют ироничное отношение Уэлша к совриску: бывший зек чувствует себя среди арт-тусовки как рыба в воде, убедительно играя роль загадочного немногословного гения, странные работы которого коллекционеры покупают за бешеные деньги. Но и в его новой жизни начинаются проблемы, когда на горизонте появляется Хомми – американский коп, явно забредший сюда со страниц другого романа Уэлша Filth (заглавие было крайне неудачно переведено на русский как «Дерьмо»).
Ирвин Уэлш из тех авторов, кого либо терпеть не могут, либо любят, и роман «Джинсы мертвых торчков», как и любая рецензия на него, уж точно не превратит ненавистника писателя в его поклонника – все фирменные черты прозы шотландца налицо. И очень жаль, что Дэнни Бойл в качестве сценарной основы для «Трейнспоттинга 2» избрал предыдущую часть эпопеи о похождениях четверых заклятых друзей-наркоманов. «Джинсы…» богаче на сюжетные повороты, ярче и динамичнее. И если Уэлш не лукавит, то получился очень яркий финал, эффектная точка в истории.

* Доктор филологических наук, профессор кафедры журналистики СГСПУ.
** Уэлш И. Джинсы мертвых торчков. – М.: Иностранка, Азбука-Аттикус, 2021. – 480 с.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 29 апреля 2021 года, № 9 (206)
Tags: Литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment