Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Четвертый визит Давида Бурлюка

Татьяна ПЕТРОВА *

Давид Давидович Бурлюк (1882–1967) – «отец русского футуризма», «русский Полифем», участник футуристических сборников «Садок судей», «Пощечина общественному вкусу», где в 1912 году в знаменитом манифесте футуристов вместе с Маяковским, Хлебниковым и Кручёных призывал «бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. и проч. с Парохода Современности»; «гражданин мира», экспериментатор, всеобщий возбудитель, без активистской, организаторской деятельности которого, кажется, русский авангард просто не состоялся бы или, по крайней мере, сильно поблек.

Давид Бурлюк. Казак Мамай. 1916

[Spoiler (click to open)]
Бурлюк посетил Самару в четвертый раз.
Первый его визит состоялся в марте 1914 года. Он приехал вместе с поэтами В. Маяковским и В. Каменским в рамках турне футуристов по городам России, в Самарском городском театре состоялся вечер футуристов с чтением стихов и прокламациями.
Через три года, весной 1917-го, Бурлюк вновь оказался в Самаре, на этот раз с выставкой своих картин, на которой были представлены и работы его матери, Л. И. Михневич. Выставка была открыта в новом здании Волжско-Камского коммерческого банка. В предисловии к каталогу Бурлюк сообщил, что представляет произведения последнего года творчества – «живописное исследование предгорий Урала и Уфимской губернии». Показ произведений сопровождался чтением футуристических стихов, в котором участвовали Бурлюк и поэты-футуристы В. Каменский и С. Спасский.
Следующий самарский визит маэстро состоялся через 78 лет: в 1995 году к нам прибыла из Уфы выставка картин Бурлюка «Фактура и цвет», организованная Башкирским государственным художественным музеем имени М. В. Нестерова. В нее вошли произведения художника из девяти провинциальных российских музеев, в том числе самарского. В собрании СХМ хранятся четыре картины Бурлюка: «Волы» (1908) и три башкирских работы – «Девочка в розовом платочке», «Весна в деревне» и «Река Ай», поступившие с выставки 1917 года.
И вот Давид Бурлюк вновь напомнил Самаре о себе: его выставка из собрания Башкирского художественного музея имени М. В. Нестерова открылась в Музее Модерна. Бесспорно, собрание произведений Бурлюка в Башкирии является одним из самых полных и качественных в России. К нам привезли 37 картин художника, а также три работы его матери Людмилы Иосифовны Михневич и литографский «Портрет Д. Д. Бурлюка» Вацлава Фиалы (1962).
***
Башкирия заняла важное место в жизни Бурлюка. Он часто приезжал в Уфу, посещал Уфимский художественный кружок, сплотивший вокруг себя творческую молодежь, подружился с художником Александром Тюлькиным.
Весной 1915 года Бурлюк прибыл на станцию Иглино Самаро-Златоустовской железной дороги, где находилось поместье его жены. Мать Давида Бурлюка жила в это время в Буздяке, в 112 км от Уфы. За два года, проведенные в башкирской глубинке, Бурлюк создал около двухсот полотен.
В 1918 году, чудом избежав гибели во время погромов анархистов в Москве, Бурлюк снова оказался в Уфе. Далее начались его странствия по городам Сибири, к берегам Тихого океана, а затем в Японию и Америку в 1920-м.
Обратимся к работам, представленным на выставке. Вначале к тем, которые цепляют нас своим ярким раёшным духом, уводя в сторону веселых народных гуляний, лубочных картинок, ковриков и вывесок, переведенных автором на кубистический язык 1910-х. Это «Радуга» и «Казак Мамай» 1916 года.
«Радуга» своим вертикальным форматом и округлым завершением радужной дуги вверху, ритмическим членением форм на разноцветные треугольники, светлые и темные, похоже, пародирует витраж. Сохранилось несколько изображений Бурлюка на тему одного из самых популярных на Украине образов Мамая, «казака-лыцаря» XVII–XIX веков. Уроженец Малороссии, Бурлюк испытывал к ней самые нежные чувства, о чем в том числе свидетельствуют его замечательные «Малороссы» (1912) из собрания Русского музея.
Квадратная по формату картина «Четыре обнаженные женщины. Фантастический мотив» (1918) явно воспроизводит мифологический сюжет – явление богини утренней зари Авроры («Розовоперстой Эос») над спящим миром – авторская издевка над символизмом 1900-х, в том числе и над врубелевскими крылатыми одушевленными гениями и девами. Типичный «настенный коврик» в хате – «Фантастический мотив» (1915–1918) – еще более выраженная пародия на символизм начала ХХ века.
В картине «Красный полдень» (1915–1918) всё словно бурлит: здесь выражена как бы квинтэссенция повседневных «трудов и дней» деревенских жителей, их вековечная борьба за жизнь – мужской и женский труд, люди, лошади и собаки крепко вписаны в ячеистую структуру ландшафта, в ветреный башкирский день с клочками клубящихся оранжевых облаков. Цветовая экспрессия сочетается с элементами кубистической деформации.
Большая часть работ, написанных в Иглино в 1917 году, представляет собой деревенские пейзажи, глядя на которые, мы сразу же узнаем привычные мотивы наших отечественных мастеров – Саврасова, Левитана, Жуковского, Виноградова, членов «Союза русских художников».
Перед нами разворачивается обыденная деревенская жизнь с обветшалыми избами и сараями, непреодолимыми замесами грязи на дорогах в типичную осеннюю/оттепельную/весеннюю распутицу («Осенняя распутица», «Весна в деревне Иглино», «Татарская деревня» и другие). При этом манера письма здесь другая: дробные, точечные мазки как бы вбиты в холст (мешковину), создается плотное месиво, словно имитирующее размокшую дорожную грязь, возникает эффект авторского любования этой, казалось бы, малоприятной субстанцией. В то же время эта переливающаяся розовато-сиреневыми тонами дорожная субстанция, например, в картине «Цветущие яблони» привлекает большее внимание и кажется более эстетически проработанной, нежели цветущие и зеленеющие деревья за оградой. Тут уже вспоминается увлечение Бурлюка ван Гогом, его мюнхенский опыт.

Давид Бурлюк. Татарский двор. 1915-1918

Оказавшись вне привычного футуристического контекста в далеком башкирском захолустье, Бурлюк как бы возвращается вспять и вспоминает время своей учебы в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, органически встраиваясь в общую струю развития отечественного реалистического пейзажа рубежа XIX – начала ХХ века.
В иглинских работах Бурлюка большую роль играет местный башкирский колорит. К сожалению, в выставку не вошла картина «Татарский двор», которую можно было увидеть на сборной выставке 1995 года, так как она находится в собрании Башкирского государственного объединенного музея. Жаль, что мы не смогли увидеть здесь и замечательные работы Бурлюка с народными типами, представленные на прошлой выставке, так как они также находятся в собрании БГОМ – «Две татарки», «Мальчик с девочкой».
Среди представленных на этой выставке изображений людей привлекает внимание «Портрет молодого башкира» (1917) – насыщенный внутренней энергией, психологически заостренный образ, обладающий неким суггестивным воздействием, цепляющим зрителя. Скромные по манере исполнения, небольшие по размеру «Портрет женщины с мальчиком», «Портрет женщины в желтом платье», «Женский портрет», «Портрет женщины в голубом» привлекают своей выраженной одухотворенностью, встраиваясь в ряд пленительных женских образов, который предоставляет нам отечественное искусство ХIХ – начала ХХ века. «Портрет молодой женщины в шляпе» (1917) вполне может встать рядом с работами С. Адливанкина и Н. Попова примерно того же времени, погружая нас в атмосферу предреволюционных лет.
Есть на выставке и натюрморты – «Букет желтых цветов», «Расцветшая сирень» (1918), в которые вводятся мотивы народного искусства, яркие тканые драпировки, передавая своеобразный колорит повседневного пребывания художника в его башкирском удалении…
***
Пройдет некоторое время, и выставка Давида Бурлюка, которую увидят многие самарцы и гости города, уедет в Уфу, но Самара без Бурлюка не останется, ведь в нашем художественном музее хранятся четыре его произведения, украшая и дополняя богатую коллекцию отечественного авангарда.

* Искусствовед, заместитель директора по научной деятельности Самарского художественного музея, кандидат искусствоведения, член Союза художников России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 29 апреля 2021 года, № 9 (206)
Tags: Изобразительные искусства
Subscribe

  • Что ел и пил Бетховен

    Рубрика: Наталья Эскина. Неопубликованное Вчера был печальный день. Мы его отметили с расписными химерами, беломраморными путти и плачущими…

  • Пленительная сладость

    С Днем музыки, уважаемые читатели! Ольга КРИШТАЛЮК * Его стихов пленительная сладость Пройдет веков завистливую даль,…

  • Эффект Уствольской

    Последний из материалов «Свежей газеты. Культуры» о завершившемся фестивале искусств «Шостакович. Самарское время. DSCH…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment