Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Джаз и мы в канун праздника

Игорь ВОЩИНИН *

В 2011 году на Генеральной конференции ЮНЕСКО установили Международный день джаза 30 апреля. В этом году он будет отмечаться в десятый раз.

Джаз в последнее время начал входить в моду! Вот только нужна ли большая популярность этому музыкальному жанру? Владимир Познер как-то сказал, что «джаз – это музыка для знатоков, даже для избранных». И это нормально, это отлично! Джаз занял свою законную нишу, разорвал сомнительные связи с танцевальной музыкой и с уютно устроившейся рядом эстрадной песней, стал филармоническим жанром. Джаз стал музыкой меньшинства, хотя в огромном Советском Союзе меньшинства многомиллионного и, надо отметить, высокообразованного, интеллектуального, квалифицированного и сплоченного своей длительной привязанностью к высокому искусству.


[Spoiler (click to open)]
Международный День джаза появился, как сказано в решении ЮНЕСКО, чтобы «отметить рост уровня информированности международной общественности о джазе как о силе, которая способствует миру, единству, диалогу и распространению контактов между людьми».
Это действительно важно, хотя тем же ЮНЕСКО в 1975 году был учрежден Международный день музыки (1 октября). Введение отдельно мирового Дня джаза подчеркнуло уникальность.
Место главной церемонии празднования каждый год перемещается по планете, в Москве каждый год в конце апреля Анатолий Кролл проводит российский фестиваль, приуроченный ко Дню джаза, но в начале ХХ века новая музыка пробивалась в жизнь довольно сложно и оказывалась временами в разных странах даже под запретом.
Впрочем, не следует думать, что и вся Америка сразу начала бросать в воздух чепчики при выходе на улицы Нью-Орлеана первых джаз-бандов. Начало ХХ века – период расцвета сегрегации в США, и «музыка презренных ниггеров» далеко не сразу была вообще впущена в культуру страны. Белые музыканты, откровенно копирующие нью-орлеанский джаз, дабы отмежеваться от чернокожих джазменов, именовали диксилендом то, что играли сами. А снобы от академической музыки презрительно фыркали, когда речь заходила о примитивном, по их мнению, музыкальном искусстве, выросшем из плебейского блюза. Были и громкие протесты с требованиями запретить джаз вообще. И только в 1987 году Конгресс США признал, что джаз является национальным достоянием, даже американской классикой, и потребовал, чтобы его сохраняли, поддерживали, изучали и пропагандировали.
В тридцатых годах джаз как еврейско-негритянскую «музыку низших рас» запретили в гитлеровской Германии. А уже в семидесятых на ставшей тогда «островом свободы» Кубе джаз был запрещен одновременно со средствами радиосвязи и чтением не прошедших предварительную цензуру газет и журналов. Как это ни удивительно, но в это же время в Пномпене на концертах биг-бэнда Бенни Гудмена присутствовали король с королевой, а залы были забиты сходящими с ума от джазовой музыки неграмотными и полуголодными кхмерами Камбоджи.
Ситуация с джазом в Советском Союзе была тоже довольно сложной. Днем рождения отечественного джаза условно принято считать 1 октября 1922 г., когда в ГИТИСе состоялся концерт «Первого в РСФСР эксцентрического джаз-банда Валентина Парнаха». Джаз быстро стал очень популярным в стране, хотя длительное время наши музыканты пытались просто копировать музыку американских исполнителей. Официальный запрет на джаз в Советском Союзе вышел в конце сороковых – в период оголтелой «борьбы с космополитизмом и низкопоклонничеством перед западным искусством». До этого в противовес «империалистической джазовой диверсии» власти даже приветствовали создание нашего родного советского джаза. Идея сама по себе была, конечно, абсурдной, хотя выполнение поставленной партией задачи и закончилось вполне успешным появлением под именем «советского джаза» целого нового жанра советской массовой песни. Нет, «массовая» вовсе не означает только маршевую, исполняемую бодро вышагивающими в строю передовиками производства. Массовая – это популярная, постоянно сопровождающая жизнь во всех ее проявлениях.
Появилось много лирических песен, очень мелодичных, напевных и задушевных. Лучшие из них живут и сегодня: вспомните хотя бы прекрасные «Сердце», «Песенку о веселом ветре» или «Звать любовь не надо» Дунаевского, «Любимый город» Богословского. Правда, и с этими замечательными мелодиями бывали нелицеприятные разборки. Скажем, даже легендарную «Катюшу» Блантера рьяные критики пытались обвинить в фокстротной ритмике. Но композиторы, певцы и музыканты бодро отчитались: советский песенный джаз создан!
И, нужно признать, замечательный народный артист эстрады и своеобразный певец Леонид Утесов кем-то до сих пор считается «изобретателем советского джаза». Впрочем, и сам Ледя Вайсбейн уверял, что мировой джаз вообще родился на Дерибасовской. Позже, по его свидетельству, негры вывезли эту музыку из Одессы в Нью-Орлеан и уже там придумали ей название jazz. На Молдаванке и в Пересыпи он точно играл джаз раньше, чем они. Я вообще не уверен, что они туда приезжали.
Можно, конечно, легкомысленно хихикать, но всерьез говорить о развитии подлинного российского джаза можно, только имея в виду период с конца пятидесятых – начала шестидесятых годов.
***
Так что же такое джаз? «То, что мы играем, есть сама жизнь», – это слова Луи Армстронга. «В джазе можно найти большие богатства», – а это уже великий Сергей Прокофьев. Известный писатель и музыкант Альберт Мюррей описал джаз как «стилизацию опыта для превращения его в форму, отражающую жизненную концепцию», а Эрнеста Хемингуэя назвал «отцом джаза в прозе».
Джаз невозможно представить себе без слушателя и его обратной связи. Великий композитор и пианист Дэйв Брубек называл слушателя пятым музыкантом своего легендарного квартета. Джаз – музыка сиюминутного рождения, поскольку она выстроена на импровизации. При этом джазмены не играют в неприступных гениев. Джазовый музыкант, как бы велик он ни был, сходит со сцены и готов выпить с вами бокал виски. Вполне можно вообразить себя потягивающим пиво рядом с Майлсом Дэвисом. А можете ли вы представить себя за стойкой пивбара вместе с Сергеем Рахманиновым?! Нет, поскольку для нас он great – великий, а вот тот же, вне сомнений, великий саксофонист Пол Дезмонд – a gue next door, просто соседский парень. Но при всем этом на джазовой авансцене немало музыкантов, которые благодаря своей виртуозности и потрясающему чувству уникального искусства остаются непревзойденными мастерами, постоянно расширяющими выразительные возможности джаза.
А вот Бикс Байдербек, трубач, родившийся еще в 1903-м: «Что мне действительно нравится в джазе, так это то, что я не представляю, что произойдет дальше». Или вот уже современный, недавно ушедший из жизни саксофонист Ли Кониц: «Моя подготовка заключается в том, чтобы быть неподготовленным. И это требует немалой подготовки». Кониц верит в спонтанность: «Я думаю, что многие считают это наивным и что на самом деле импровизируешь ты у себя дома. А на публике играешь заранее заготовленные вещи. С этим представлением я сталкиваюсь всю жизнь. Очень талантливые люди могут делать подобное успешно, остальные звучат как халтурщики».
Спонтанность, непредсказуемость джаза – это форма его искренности. Джаз до сих пор, можно сказать, не имеет ни начала, ни конца, поскольку он сиюминутен.
***
Джаз – это пример диалектики академической и популярной музыки. Эта диалектика ставит эстетические вопросы, хотя эстетика как философская дисциплина и склонна ими пренебрегать. Бесспорно, джазу близки какие-то черты академической музыки, хотя, скорее, джаз – это и есть академическая музыка, основанная на популярном материале, и художественное мастерство джаза состоит не в композиции, а в импровизации. И это основа основ уникального жанра.
Или вот еще – свинг. Одну из своих композиций великий Дюк Эллингтон назвал It Don`t Mean A Thing If It Ain`t Got The Swing («Это совсем ничто, если в этом нет свинга»).
А что такое вообще свинг? Нет, это вовсе не огромный тупорылый хряк, продирающийся сквозь непроходимые кущи. Как бы это проще и понятнее… Ну, вот, скажем, в музыке о тонкой рябине никакого свинга нет, поэтому, наверное, она и стоит, качаясь и головой склоняясь до самого тына. Поэтому и через дорогу к дубу перебраться не может. И что же делать – рябина-то красавица, хотя и без свинга? Может быть, усадить в поезд, отправляющийся на Чаттанугу?! Помните, «Чу-Чу»? Или вот саунд – тоже присущая джазу категория, характеризующая качество звучания инструмента или голоса. А именно в джазовом саунде такая атака, такое интонирование, такие тембры!
Джаз – феномен исторический, эстетический и социальный. Он всего лишь за сотню лет проделал огромный путь от простеньких фортепианных регтаймов и уличных оркестров музыкантов-слухачей до сложных по форме, по гармоническим изыскам и полиритмическим ухищрениям симфоджазовых композиций и атональных опусов современных джазовых авангардистов. Зародившийся из религиозных песнопений, народных блюзов и трудовых песен чернокожих рабов, родившийся на американском побережье музыкальный жанр сегодня стал действительно интернациональным явлением, без которого представить мировую культуру ХХ–ХХI веков уже просто невозможно.
Джаз – это уже не только особая разновидность музыки, но и неповторимая среда и люди, ее создающие. Джаз сегодня – огромное явление искусства, неотъемлемая часть духовной жизни. Художественный феномен джаза заслуживает самого серьезного исследования и изучения. И в мире существует большая армия профессионалов-исполнителей высокого уровня и самых разных подмостков для их выступлений – от крохотных джаз-клубов до солидных залов типа «Карнеги-холла» в Нью-Йорке или «Зарядья» в Москве. А кроме мест, где музыка исполняется, немало и тех, где эта разновидность музыкального искусства изучается, где сохраняется ее история, где готовятся профильные специалисты и музыканты-исполнители и где создаются новые документальные атрибуты развития жанра.
Мелодика, гармония, ритмика – обязательные элементы джаза как музыкального жанра. Но даже лишь поверхностное упоминание их особенностей в джазе потребует солидного трехтомного труда. Сегодня автор вспомнил только некоторые черты, которые выделяют джаз из общего ряда музыкальных искусств.
Уже стала банальной фраза, сказанная первым гением джаза Луи Армстронгом: «Если вы сегодня спрашиваете меня, что такое джаз, то вам этого уже никогда не понять». Музыкальное богатство джаза переоценить невозможно, ведь поп-исполнитель играет три аккорда для тысячи зрителей, а джазовый музыкант – тысячу аккордов для трех зрителей. Или вот Сергей Довлатов: «Джаз – это стилистика бытия. Это восхитительный хаос, основу которого составляют доведенные до предела интуиция, вкус и чувство ансамбля. Джаз – это мы с вами в лучшие часы нашей жизни».

* Член Гильдии джазовых критиков и Союза журналистов России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 29 апреля 2021 года, № 9 (206)
Tags: Джаз, Музыка
Subscribe

  • Чем не повод? 18 сентября

    Сегодня, 18 сентября , самый главный праздник – День уважения . Главный, потому что потеряли мы его. А сегодня, если и отыщем, то…

  • Чем не повод? 17 сентября

    Сегодня, 17 сентября , День HR-менеджера , специалиста по управлению персоналом. История праздника начинается в 1835 году, когда в…

  • Чем не повод? 16 сентября

    Сегодня, 16 сентября , в итальянском городе Вероне отмечают День рождения Джульетты. Чтобы определить точный день, в который родилась…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment