Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Диагнозы и прогнозы нашего времени

Сергей ГОЛУБКОВ *

Затянувшаяся пандемия ввела в повседневный обиход обильный ряд слов из медицинского лексикона. В новостных материалах телеканалов и интернет-порталов мелькают гроздья весьма специфичных слов и выражений: «коронавирус», «медицинский тест», «аппараты вентиляции легких», «летальность», «прививки», «вакцинирование», «красная зона», «антитела». Последний год мы фактически живем в медицинских координатах «диагноза» и «прогноза». Как известно, во все времена врач, наблюдая пациента, обобщая и анализируя обнаруженные симптомы, сначала ставил свой диагноз, а затем сообщал больному и его близким ободряющее: «прогноз благоприятный». Или, напротив, тихо говорил встревоженным родственникам заболевшего: «Увы, прогноз неутешительный».

[Spoiler (click to open)]
Самые различные и многочисленные приметы нынешнего времени красноречиво свидетельствуют, что человечество вступило в сложную кризисную эпоху. Этот многоаспектный кризис затронул, по сути, все стороны нашего совокупного бытия: и систему относительного политического равновесия, и экономические процессы, и смену технологического уклада, и разноречия в понимании культурных ценностей, и даже приватную жизнь рядового гражданина. Слова «диагноз» и «прогноз», приобретая расширительный универсальный смысл, становятся ключевыми маркерами времени. Сталкиваясь с той или иной повседневной проблемой, с очередной несправедливостью, с каким-нибудь досадным абсурдом, человек неизбежно задает вполне закономерные обобщающие вопросы: «Что с нами происходит?» и «Что с нами будет?».
Нынешняя ситуация, демонстрируя свой тревожно-катастрофический масштаб, резко повысила значимость настоящего и пока еще неясного будущего. Становится понятным, что нельзя жить только прошлым, законсервировав свою шкалу привычных представлений и оценок. Вызовы времени заставляют нас вплотную заниматься активной вдумчивой рефлексией по поводу настоящего и вырабатывать какие-то навыки предвидения грядущего дня. Джон Голсуорси писал: «Если вы не думаете о будущем, у вас его и не будет».
Разнообразны лики страха. Неотвратимые опасности привычно мнились в виде вражеских баллистических ракет с ядерными зарядами; каких-нибудь заблудившихся в безднах Космоса шальных астероидов; проснувшихся дремавших в теле Земли супервулканов; гигантских цунами; испепеляющей засухи; химических катастроф... Но реальность скорректировала картинки, нарисованные нашим вечно беспокойным сознанием. Микроскопически крохотный вирус продемонстрировал свою власть над всем живым. Приобрело актуальный смысл наше знание о том, что сотни и тысячи разновидностей вирусов притаились и, так сказать, ждут своего часа. Все это многократно заострило наше внимание на хрупкости человеческой жизни.
Ко всем этим опасностям следует добавить и хрупкость самого человеческого сознания. Выдержит ли психика обычного человека эти беспрестанные накаты следующих друг за другом угроз и тотальных тревог? Не обезоружит ли его всепроникающий страх, не поддастся ли человек панике, не сотворит ли он сгоряча безрассудных деяний, нелепых поступков? Не станет ли он в минуту слабости руководствоваться строчкой Фридриха Шиллера «Лучше страшный конец, чем бесконечный страх»?
Как уберечь отдельного человека и все человечество от погружения в пучину леденящего ужаса и безволия? Наверное, этого можно добиться, если отодвинуть в сторону плодящее страхи болезненное воображение и дать дорогу осмысленному, разумному действию. Есть у Андрея Вознесенского стихотворение «Донор дыхания», которое, несмотря на то, что было написано по другому поводу, приобретает сегодня, в условиях пандемии, универсально-обобщающий, если хотите – символический смысл.
Так спасают автогонщиков.
Врач случайная, не ждавши «скорой помощи»,
с силой в легкие вдувает кислород –
рот в рот!
Есть отвага медицинская последняя –
без посредников, как жрица мясоедная,
рот в рот, не сестрою, а женою милосердия
душу всю ему до донышка дает –
рот в рот,
одновременно массируя предсердие.
Оживаешь, оживаешь, оживаешь.
Рот в рот, рот в рот, рот в рот.
Из ребра когда-то созданный товарищ,
она вас из дыханья создает.
А в ушах звенит, как соло ксилофона,
мозг изъеден углекислотою.
А везти его до Кировских ворот!
(Рот в рот. Рот в рот. Рот в рот.)
Синий взгляд как пробка вылетит из-под
век, и легкие вздохнут, как шар летательный.
Преодолевается летальный
исход…
«Ты лети, мой шар воздушный, мой минутный.
Пусть в глазах твоих мной вдутый небосвод.
Пусть отдашь мое дыхание кому-то
рот в рот…»

Это стихотворение вспоминается в связи с самоотверженной работой врачей в «красной зоне». А смерти медиков от коронавируса подтверждают библейское «смертью смерть поправ».
Хрупкость человеческой жизни закономерно повышает ценность каждого проживаемого мига, а потому любое действие, совершенное во имя Ее Величества Жизни, есть самое надежное противоядие любому потенциальному страху.
Сегодня, в эпоху радикальных технологических перемен, каскадоподобного технического прогресса, стал особенно обостренным интерес к вариантам моделирования будущей жизни. Моделирует человек и свое собственное индивидуальное будущее, то доверяя страницам юношеского дневника сокровенные мечты и надежды, а то и вполне рационально выстраивая сценарии своего жизненного пути. Сейчас немало говорят и пишут о планировании своей жизни, «личном брендинге», о сценариях и программах достижения успеха, о проектировании себя как современной личности, отвечающей требованиям эпохи. Образование предлагает максимально широкий спектр возможностей личностной самореализации в каждой профессиональной области. А воспользоваться этим спектром, выбрать из него набор конкретных возможностей должен каждый, сообразуясь с собственными внутренними потребностями. Осмысленное составление сценария своего вероятного будущего делает молодого человека самостоятельным субъектом образовательного процесса. Он сознательно созидает самого себя, а не плывет по течению, становясь пластилином, податливым к прикосновению чьих-то рук. Составление долговременного плана собственной жизни и профессионального становления значительно повышает позитивную самооценку человека.
Составляя свой сценарий жизненного пути, человек исходит из первоначальных представлений о той совокупности эмоций, мотивов и когнитивных способностей, которые образуют неповторимое ядро его собственной личности. И это очень важно, иначе придется примерять «одежду не по росту», играть не свойственные характеру и внутренним побуждениям чужие социальные роли, брать на себя заведомо невыполнимые персональные обязательства.
План жизни так или иначе связан с мечтой. Казалось бы, план и мечта – «две вещи несовместные». Мечта своенравна, во многом это эмоциональное несколько размытое Нечто. План рационалистичен, подчинен не цепочке случайных ассоциаций, а строгой прямолинейной логике. Но одно без другого, как правило, не существует. Мечта одевает живой плотью голый скелет плана, придает ему конкретно-чувственную очевидность, яркую наглядность.
Сейчас немало пишут о стремительном росте доходов тех научно-производственных корпораций, которые заняты разработками искусственного интеллекта. Становится понятно, что с успехами в этой наукоемкой технологической сфере напрямую связано наше будущее. Пока искусственный интеллект еще очень зависит от реальных людей – тех программистов, которые определяют ему репертуар конкретных задач. Но по мере своего поступательного развития и обрастания новыми удивительными возможностями и функциями ИИ может рано или поздно выйти из-под прямого диктата человека и обрести полную самостоятельность и автономность. И вот тогда человечество с горечью обнаружит, что в сопоставлении с искусственным интеллектом человек оказывается в заведомо проигрышной ситуации. Человек с его забывчивостью, рассеянностью, перепадами настроения, болезненными состояниями и недомоганиями, дурными чертами характера, эгоистическими амбициями будет неизбежно уступать отлаженной бесчувственной машине, молниеносно обрабатывающей огромные массивы информации. Человек окажется самым ненадежным элементом в связке «люди и машины». Для искусственного интеллекта просто не будут иметь значения «сострадание», «участие», «доверие», «милосердие», да и вся этика как таковая.
И если в итоге искусственный интеллект, набирая силу, заберет себе монопольное право решения глобальных задач рационального обустройства планеты, все тоталитарные системы прошлого и настоящего покажутся смешным детским садом в сравнении с такой новой машинной организацией жизни на Земле. Человек лишится своего приватного пространства, своего права на личную инициативу, на выстраивание чертежа своей индивидуальной судьбы. Он станет простым элементом некоей Мегамашины, жестко диктующей ему правила поведения. Да, пока эти пугающие страшилки связаны в нашем сознании либо с очень уж отдаленным будущим, либо со щекочущими нервы творческими прогнозами фантастов. Но время идет – и как знать, не окажется ли этот грядущий день ближе, чем мы его себе представляем?

* Доктор филологических наук, профессор Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 29 апреля 2021 года, № 9 (206)
Tags: Литература, Общество, Философия культуры
Subscribe

  • Культура и Поток. Иерархия и лиминальность

    Вадим РЯБИКОВ * Продолжение. Начало в «Свежей газете. Культуре» № 24 за 2020 год и № 1–2, 4–5, 7 за 2021 год. Вот…

  • Вы читали, как поют козлы?

    Рубрика : Habent sua fata libelli * Герман ДЬЯКОНОВ ** …Как вдруг глаз споткнулся на странной и в то же время весьма…

  • …и о погоде

    Светлана ЖДАНОВА * Телевизионное прошлое, что называется, не пропьешь: сложно сменить угол зрения, и знаменитое «и о погоде»…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment