Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Загадки дома Сивре

Рубрика: Возвращение к теме

Ольга ЗУБОВА *

В февральском номере (№ 4) «Свежей газеты» была опубликована статья Михаила Перепелкина «Дом на Вознесенской», очень интересная и по содержанию, и по изложению. Всегда с удовольствием читаю материалы этого автора, но в данной статье заинтересовали факты, изложенные его собеседником Н. Ф. Корниловым, проживавшим в 1950-х в доме, о котором идет речь в указанной статье (ул. Степана Разина, 128).

Дом на улице Степана Разина, 128. Вид со двора. Из архива Н. Ф. Корнилова. Около 1970 года. Фото Е. Шаронова

[Spoiler (click to open)]
Собеседник Михаила (да простит меня за фамильярность автор статьи) укоряет его за ошибки, допущенные в книге об А. А. Смирнове (Треплеве), когда-то владевшем этим домом, а далее излагает факты из истории дома, не подтверждая их никакими ссылками на документы. Да и свидетелем которых он не был. Кроме того, в его изложении присутствует много предположений: «По моим сведениям, это было богатое семейство мормонов, главой которого был некий Бенджамин Сивре. Скорее всего, он был или капитаном, или человеком, как-то связанным с флотом. Вот он-то и построил этот дом, в котором жил сам, а кроме этого там же размещались мормонская церковь и школа».
В цитируемом отрывке что ни фраза, то вопрос, и я решила покопаться в архивных документах и разрешить свои сомнения. Далее по тексту возникают еще некоторые сомнения, но они связаны уже с периодом, когда домом владел Смирнов, разберем их чуть ниже.
Итак, что говорят нам документы, хранящиеся в Центральном государственном архиве Самарской области (ЦГАСО)? Согласно купчей крепости от 29 сентября 1871 г., купеческая жена Анна Федоровна Сивре приобрела у чиновника Е. Таранцева земельный участок протяженностью по улице Вознесенской в 20 саженей, на котором располагался двухэтажный деревянный на каменном фундаменте дом с пристроем. Примерно через полтора года, 6 марта 1873 г., Анна Федоровна приобрела соседний участок, принадлежащий В. Г. Канцеву, протяженностью по улице в 5 саженей, с двумя избами на нем.
Начиная с 1874 г. А. Ф. Сивре в расчетных и окладных книгах, которые вела городская управа, фиксируя в них взимание налога с недвижимости горожан, значится как мещанка. В 1874 г. она имела земельный участок 25,5 сажени по улице и 30 саженей в глубину двора. На участке располагались двухэтажный полукаменный дом и каменная лавка с жильем.
По всей видимости, состояние семьи ухудшалось, и Сивре была вынуждена продать часть усадьбы, поделив ее на три участка. Одну часть в 1877 г. – О. Е. Тудаковой, а вторую в 1879 г. – П. И. Ершову. Последний в свою очередь перепродал участок мещанину Кошелеву.

Музей М. Горького на улице Степана Разина, 126. Справа – фрагмент дома 128. Из фондов Самарского литературно-мемориального музея имени М. Горького

Сохранилось совместное прошение Кошелева и Анны Федоровны Сивре (жены учителя – так указано в документе) от 8 августа 1881 г. в Самарскую городскую управу, в котором они просят разрешение на строительство «деревянных флигеля, холодных служб и жилого помещения». Из приложенного к прошению плана видно, что строительство предполагалось в дворовой части участка Сивре.
24 августа Анна Федоровна обратилась в управу с заявлением, в котором опровергала свое прошение о совместном строительстве и заявляла, что «общего с Кошелевым плана я, Сивре, иметь не хочу». Из этой переписки не совсем понятно, то ли она сначала согласилась, а потом передумала, то ли Кошелев подал заявление от них обоих, не согласовав с Сивре.

План участка Сивре. 1881

В дальнейшем в документах управы усадебное место Сивре оценивалось и значилось как самостоятельное домовладение. На 1884 г. оно было оценено в 1 000 рублей (2-этажный полукаменный дом).
В ведомостях по оценке недвижимого имущества г. Самары, составленных в 1902 г., значится, что на участке, принадлежащем Сивре Анне Федоровне, располагался по улице смешанный двухэтажный дом с надстроем третьего этажа в дворовой части. Во дворе находились деревянные службы. Общая площадь усадебного участка составляла 371 кв. сажень (13,5 саж. по улице и во дворе 25 саж. с одной стороны, 30 саж. с другой).
Здесь же сказано, что «ныне» усадьба принадлежит кандидату прав А. А. Смирнову с детьми Марией, Елизаветой, Верой и Ниной. До 1905 г. стоимость домовладения Смирнова составляла чуть больше полутора тысяч рублей. А вот с 1906 и до 1911 года включительно его недвижимость не оценивалась, это значит, что в 1906 г. все строения на участке были снесены. Когда точно началось строительство, установить не удалось, но в 1912 г. оно точно было закончено, и городская управа оценила дом Смирнова в 3 519 рублей. Таким образом, дом по современному адресу: ул. Ст. Разина, 128, был построен А. А. Смирновым в 1911 г.
Это что касается дома, а вот что нам удалось узнать о семействе Сивре по архивным документам. Как вы видите из вышеперечисленных сведений, земля и дом были оформлены на Анну Федоровну Сивре.
В фонде «Дирекции народных училищ Самарской губернии» хранятся два интересных дела. Первое, 1863 года, – «Прошение самарского мещанина Бенжамина Сивре о разрешении держать экзамен на звание домашнего учителя» (во всех документах имя Бенжамин пишется без «д»). Второе дело датировано 1867 годом – «О разрешении самарской мещанке Анне Сивре открыть в Самаре частную школу для мальчиков».

Дело об открытии училища

В первом сохранились только заявление просителя и разрешение Казанского учебного округа от 18 октября 1863 г. на сдачу экзамена. В прошении перечислены документы, которые к нему прилагались: свидетельство о рождении и крещении на французском языке с переводом; свидетельство на право преподавания французского языка, выданное Воронежской дирекцией народных училищ 11 января 1858 г.; билет на свободное проживание, выданный Самарской городской думой 20 ноября 1862 г., и удостоверение, выданное той же думой, о причислении Сивре к мещанскому обществу от 4 сентября 1863 г.
Из материалов второго дела следует, что в сентябре 1866 г. Анна Федоровна открыла в Сызрани школу для начального обучения мальчиков, а на следующий год подала прошение в вышеназванную дирекцию разрешить ей перевести школу для мальчиков в Самару. Речь, конечно, идет не о переезде школы, а о закрытии ее в Сызрани и открытии в Самаре. К прошению приложено свидетельство, выданное директором училищ Московской губернии 18 июня 1857 г., в котором указано, что Анна Федоровна Иванова (девичья фамилия Сивре), дочь коллежского секретаря, окончила четыре класса первого отделения Николаевского сиротского института при Императорском московском воспитательном доме.
Разрешение на открытие школы в Самаре было получено 29 сентября 1867 г., расположилась она в доме Архангельского на улице Саратовской (ныне ул. Фрунзе). Занятия начались 5 октября.
25 января 1865 г. в Ильинской церкви г. Сызрани был заключен брак Анны Федоровны Ивановой с Бенжамином Сивре, 29 лет.
Кроме того, удалось выявить сведения о детях Сивре. Первый ребенок, дочь София, родился вскоре после заключения брака, еще в Сызрани, – 12 сентября 1866 г. О родителях сказано: отец Вениамин Урбанович Сивре, домашний учитель, русский подданный, римско-католического вероисповедания, мать – Анна Федоровна, православная. Уже в Самаре у четы Сивре родилось еще 3 дочери, которые умерли в младенчестве. Причем при крещении одной из них восприемницей, т. е. крестной, указана «дочь г. Сивре, девица Анна Вениаминовна Сивре». Свидетельства о рождении Анны выявить не удалось.
Из всего вышеизложенного следует, что никакого отношения к мормонам Сивре не имели, Анна Федоровна была православной, Бенжамин (Вениамин) – католиком. И, как видим, с морем его мог связывать (предположительно) лишь способ прибытия в Россию.
Что касается купеческого звания, то действительно в записях на покупку усадьбы Анна Федоровна указана как купеческая жена и в одной из метрик (1880) ее муж записан как купец, но в списках самарских купцов за период с 1874 по 1882 г. они не значатся. В окладных книгах А. Ф. Сивре записана как мещанка, и в документах Б. Сивре сказано, что он был причислен к мещанскому сословию. Если отмести версию о «преувеличении» супругами их сословного статуса, то можно предположить, что они состояли в купеческом сословии другой губернии, что маловероятно, т. к. для этого требовалось платить ежегодный налог.
Следующее предположение собеседника М. Перепелкина: «Потом владельцы этого дома, разумеется, не раз менялись, а последним из них до революции как раз и был Смирнов… этот Смирнов, как я думаю, вместе со своим тестем Позерном сделал многое для того, чтобы уничтожить все документы на этот и соседний с ним дома. Зачем? Все просто: они добивались снижения их стоимости».
Первое предположение опровергается вышеизложенной историей дома: Смирнов купил дворовый участок непосредственно у Сивре. Второе предположение – по поводу уничтожения документов с целью занизить стоимость дома – вообще абсурдно. Уничтожить документы, хранящиеся в администрации города, в нашем случае в городской управе, несколько проблематично, а потом – зачем? Ведь оценка недвижимости горожан для определения размера налога проводилась ежегодно и документы на строительство (разрешение и проект) не влияли на нее.
Таким образом, некоторые загадки нам удалось разгадать, но поле для деятельности пытливого исследователя еще обширно.

* Заместитель директора Центрального государственного архива Самарской области.
фото. Подпись:

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» от 15 апреля 2021 года, № 8 (205)
Tags: История Самары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment