Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Что делать? 22 апреля, четверг

«Свежести» – в новом формате. Теперь – только о том, куда пойду сам, если обстоятельства не остановят. В четверг предлагаю остаться дома и последовать совету Олега ГОРЯИНОВА * «Смотреть вместе».

Гавагаи

Германия, Норвегия, США, 2018
Режиссер Роб Трегенца

Открывающий фильм кадр: мужчина выходит из поезда в какой-то глубинке. Дальше становится понятно, что он иностранец (немец), приехавший в Норвегию, где платит местному водителю-экскурсоводу, чтобы тот возил его по уединенным местам, где молчаливый герой будет проводить время с блокнотом в руках.

Параллельно этому в фильм регулярно вторгается образ, похожий не то на грезу, не то на болезненное воспоминание, с женщиной, одетой в китайский традиционный наряд. Происходит это всё без монтажных склеек, а путем гипнотизирующих круговых движений камеры, стирающих грань яви и фантазии. Сопровождает такие вторжения закадровый голос, принадлежащий герою, который читает стихи. Чуть позже станет понятно, что так персонаж проживает скорбь утраты своей супруги-китаянки, а норвежское паломничество – дань памяти их любимому поэту Тарьею Весосу, тексты которого и слышит зритель.
Хотя фильм снят на английском языке (постановщик – американец), некоторые персонажи говорят на норвежском, но дополнительные языковые мосты наводит поначалу загадочная деятельность героя: блокнот, что он держит в руках, служит для записи тщетных попыток перевода стихов Весоса с норвежского на китайский.
Приведенное описание делает этот фильм похожим на безликую массу фестивального кино, где экзистенциальные муки подаются в формате road movie с помощью чарующих пейзажей, а всё это дополняется литературным эстетизмом, но некоторые детали биографии режиссера позволяют присмотреться к фильму внимательнее.
Написав в студенческие годы диссертацию по философии Мартина Хайдеггера, Трегенца дебютировал в 1988 году экспериментальным фильмом, где начал развивать свой формальный метод длительных планов-эпизодов без вторжения монтажа. Эта картина («Разговоры с незнакомцами») так понравилась Жан-Люку Годару, что он написал на нее восторженную рецензию и помог со съемками следующего фильма.
Но карьера Трегенцы-режиссера не заладилась: «Гавагаи» лишь четвертый полный метр, поставленный за вот уже более чем 30-летнюю карьеру. Зато формалистские эксперименты с камерой (Трегенца был также оператором своих картин) нашли поклонников среди более именитых режиссеров. Так, именно он отвечает за движение камеры в культовых «Гармониях Веркмейстера» Белы Тарра. Таким образом, то, что легко могло бы сойти за фестивальный мейнстрим, в данном случае оказывается кинематографическим жестом редкой убедительности. Пафос и сентиментальность, поэтический натурализм, уместные эксперименты – всё это не мешает, а, напротив, помогает «Гавагаи» смотреться свежо, несмотря на ретро-эффекты.
А для русскоязычного зрителя этот фильм может послужить укором-напоминанием о великом норвежском писателе, имя которого молодое (и не очень) поколение, скорее всего, никогда не слышало. Дело в том, что классик мировой литературы не удостоился ни одной даже малотиражной публикации за последние 30 лет: книжный рынок новой свободной России оказался не заинтересован в текстах такого рода. Поэтому всем немногим потенциально любопытным, желающим почитать Тарьея Весоса, придется обратиться к книжной продукции советского периода: «железный занавес», как сейчас всё чаще выясняется, иногда работал как сито, отсеивающее многотысячными тиражами истинные жемчужины мировой литературы.

* Киновед, философ, кандидат юридических наук, главный научный сотрудник Музея Рязанова.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 15 апреля 2021 года, № 8 (205)
Tags: Кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment