Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Третья половина жизни

Герман ДЬЯКОНОВ *

Текстовый процессор Word подчеркнул в заголовке два первых слова зелененьким: дескать, у всего на свете только две половины. Отчасти это верно: сначала детсад и дом, потом школа и друзья, потом работа и семья, наконец, пенсия и внуки. Но у всех тех, кого мы сегодня поздравляем, есть, была и всегда будет третья половина, имя которой – СТЭМ.

Студенческий театр эстрадных миниатюр. Конечно, таких театров было множество по всему Советскому Союзу, в какой-то форме хватает их и теперь, но в то время это было нечто особенное. Чтобы лучше понять ситуацию, в которой случилось событие, о котором сегодня мы вспоминаем, надо вернуться на 60 лет назад, в то легендарное, почти невероятное время. Прошло всего 15 лет со дня победы над фашистской Германией, страна восстанавливает разрушенное и строит новое, выращивает инженерные кадры, и Куйбышевский индустриальный институт играет важную роль в этом деле. Ударный труд, часто бескорыстный, упорная учеба. Не наукой единой жило наше студенчество.

Справа налево: Виктор Делеви, Владимир Крамник, Олег Стародубов, Герман Дьяконов, Владимир Хатилин и ведущий «Студвесны»

[Spoiler (click to open)]
Но – к делу, читатель. Начнем с замечательных строк, которые написал не так давно Михаил Семёнович Делеви, один из бессменных авторов миниатюр и песен СТЭМа КИИ (Куйбышевского индустриального института):
Впервые нас узнали в тот день, когда Гагарин
Был унесён ракетой в космическую высь.
Прошли десятилетья, а мы ещё в ударе!
Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались…
Эти стихи относятся к событию, произошедшему, как и легендарный гагаринский полет, 12 апреля 1961 года, только на несколько часов позднее. На сцене Окружного дома офицеров Приволжского военного округа в рамках фестиваля «Студенческая весна» состоялось выступление Студенческого театра эстрадных миниатюр Куйбышевского индустриального института имени В. В. Куйбышева.
Жюри безоговорочно присудило коллективу звание лауреата. Это был первый шаг к славе, к крепкой дружбе и неувядающему чувству юмора. Конечно, всё началось несколько раньше и не столь масштабно, не на пустом месте. Колыбельки – факультетские коллективы художественной самодеятельности – взлелеивали свои таланты. И талантами-то они не всегда становились с начала студенческой жизни, хотя уже и тогда была неодолимая тяга сделать что-то свое, самостоятельно, самодеятельно.
Это сейчас закон установил, что ты до 35 лет молодой человек. Тогда в 18 они были совсем взрослыми, ведь рядом с ними их отцы и старшие братья, совсем недавно одержавшие величайшую в истории победу. А впереди большая и счастливая жизнь, которую нужно создавать своими руками и которая невозможна без песен, танцев и, конечно же, без шуток. Концерт без смешинки – как кекс без изюма. На каждом факультете, и даже на только что родившихся (в 1959 году) ФАИТе, факультете автоматики и измерительной техники, и инженерно-технологическом, были, кроме певцов, танцоров, инструменталистов свои юмористы.
И вот выпускнику нефтяного факультета 1958 года Алексею (Алику, как его называли друзья) Разлацкому пришла в голову блестящая идея объединения всех факультетских сил в институтскую мощь. В то время было так: задумано – сделано. Но хотя артисты были самодеятельными, руководитель должен быть профессиональным. Здесь ребятам повезло. Первым режиссером стал актер Куйбышевского драматического театра Юзеф Натанович Соколик, народный артист РСФСР.
И всё с самого начала стало по-взрослому: не набор приколов, как это принято в наше время, а солидный двухчасовой спектакль «Двенадцать месяцев». Автор, конечно, Алексей Борисович Разлацкий, человек всесторонне одаренный. Актеры – уже состоявшиеся «звезды» и молодняк.


Миниатюра «Изгиб балки» Владимира Афанасьева и Владимира Крамника. Между фото – 40 лет

На сцене разыгрывается смешная и трогательная история студента с говорящей фамилией Лопушок. Его играет студент-первокурсник Владимир Крамник. Роль шилась точно под него, и попадание оказалось стопроцентным. В составе новорожденной труппы более старшие (порой на пару месяцев) товарищи: нефтяники Олег Стародубов, Владимир Афанасьев, Николай Павлов; студенты нефтетехнологического факультета Валерий Быков и Анатолий Кудрявцев; «автоматчики» Игорь Лиманов, Юрий Корнилов, Валентина Уланова (Мишина). Так родился Театр. Со своим автором, с режиссером, позднее он обзавелся своим реквизитом и собственной музыкальной группой. Следует, однако, разочаровать заинтригованного читателя: первая премьера (извините за плеоназм) состоялась не в день запуска человека в космос, а в самом конце 1960 года. И было это в Клубе имени Революции 1905 года, ныне это Пушкинский народный дом, но по-прежнему ДК, теперь – железнодорожников. Однако отсчет стэмовцы ведут все-таки от того знаменитого выступления в ОДО 12 апреля славного 1961 года.

Входит Студент.
Преподаватель: Почему так опоздали?
Студент: У меня уважительная причина. С вахтером ругался.
Преподаватель: Отвечайте по теме семинара.
Студент: Гениальный марксист Карл Маркс в своем капитальном труде «Капитал»… Разрешите выйти?

Увы, вскорости Ю. Н. Соколика пригласили в один из московских театров, и его место занял на ближайшие десять лет другой артист нашего драмтеатра Ефим Кирьянович Григорьев – молодой, тогда еще не достигший 30-летия и не имевший пока никаких званий. Он только что приехал на Волгу с Камчатки, хотя был уроженцем Литвы. Прекрасный актер, он как-то угадал надежды и чаяния начинающих артистов, которые при чутком и умелом руководстве, а главное – при огромной преданности делу постепенно вырастали в профессионалов.
Но всё хорошее когда-нибудь кончается, особенно быстро кончается студенческая жизнь. Происходит ротация кадров: на смену разъехавшимся по огромной стране химикам, нефтяникам, электрикам приходят новые участники: Юлия Катина, Нина Богачёва (Чиркова), Владимир Хатилин, Виктор Делеви, Георгий Кастроль, Валерий Ерицев, Евгений Юматов. Порой подключались ребята из факультетских коллективов: из ТЭМПа химико-технологического факультета – Зиновий Левянт, из ФАИТ-СТЭМа – Валентин Козочкин, автор этих строк и другие.
Репертуар был тоже не скуден. Шли спектакли-обозрения «Без весны виноватые», «Черное и белое», «В институт пришла весна». Начинается и крепнет творческий тандем СТЭМ – Джаз-оркестр под управлением Льва Бекасова. По инициативе выпускника Куйбышевского инженерно-строительного института Вячеслава Климова происходит новое объединение сил в виде новорожденного городского театра эстрады (естественно, молодежного, студенческого в своей основе) «Ребус». В репертуаре стала появляться и классика (разве не мастер сатирического цеха Бранислав Нушич?).

Преподаватель: Нарисуйте, как изогнется балка под сосредоточенной нагрузкой.
Студент (начинает плакать): Балка, балка. Балка загнется и разогнется, а вот бабушка загнулась и уже не разогнется.
Преподаватель: Рисуйте эпюры. Это у вас уже тринадцатая бабушка.
Студент: Не повезло. 13 – чертова дюжина.

Накопилась критическая масса для возникновения знаменитого ГМК-62. И наступили годы триумфа. Ребята гастролировали по всей стране: города Поволжья, Москва, Ленинград, Рига. Костяк сборной команды Клуба веселых и находчивых города Куйбышева во время их поездки в Москву в 1968 году составили наши герои.
Молодежная газета «Волжский комсомолец», десятилетию театра посвятившая целый разворот, чутко реагировала на все новинки студенческой самодеятельности, особенно в области юмора и еще более особенно – сатиры. К слову сказать, существовавшая в те годы цензура не только тормозила опасные в смысле идеологии шуточки, но и пресекала всяческую пошлость и мерзость типа «Дома-2».
Так что не только волжские комсомольцы, но и волжские чекисты с удовольствием вглядывались и вслушивались во все номера «стюдентов, унутренних врагов» (так Куприн говорил).
Не оставляло их своим вниманием и наше Куйбышевское телевидение. По инициативе его молодежной редакции самодеятельные актеры театра миниатюр вместе с молодыми артистами куйбышевских театров – драмы, кукольного, юного зрителя – участвовали в передачах, шедших в эфир нашей области, а порой и во всесоюзный. И до сей поры в разговорах верных друзей-стэмовцев нет-нет да прозвучит: «А помнишь, как в Риге Старый…» или «А один раз в Москве Валька Козочкин…» – и воспоминания текут под дружный смех окружающих.
Время шло, студенты становились молодыми, а потом и просто специалистами, но забыть ли старую любовь? Поэтому чисто студенческий театр превращался в другой театр, оставаясь в то же время по духу своему СТЭМом. Всем самарцам, наверное, известно слово «Куполин». К возведению куполов, вопреки уверенности «Яндекса», оно отношения не имеет, ибо расшифровывается как «КУйбышевский ПОЛитехнический ИНститут» и является новым именем СТЭМа, названного института.

Студент в ресторане:
– Стакан воды и корку хлеба.
Официант удивился:
– И это все?
– Эх, гулять так гулять! Ведро воды и буханку хлеба!

С тех пор утекло много воды. За шестьдесят-то лет это количество даже трудно себе вообразить. А вместе с водой… а вот насчет ребенка надо задуматься. Конечно, еще живы студенческие театры с репертуаром, что в кинематографе называется «арт-хаусом», всё еще тлеет КВН, усилиями одного известного всем «Шурика» превращенный в коммерческий проект. Однако традиционного СТЭМа с его набором шуток о тяжелой студенческой доле в страшную эпоху сдачи зачетов и (тьфу-тьфу) экзаменов мы лишились, увы, навсегда.

Жюри городской «Студвесны 1968». В центре – журналист Эдуард Кондратов

Гаджеты, необходимость совмещения работы с учебой, снижение энтузиазма в массах, как сказал бы Остап Ибрагимович, виртуозное владение современными технологиями ставят студенчество XXI века на ступень выше профессорской с ее традиционными ценностями и вполне понятным консерватизмом. Но актеры СТЭМа индустриального института, позднее – политехнического и технического университета наших дней держатся. И в смысле здоровья, у всех по-разному хорошего, и в смысле стайности. Несмотря на солидный возраст (нашему младшенькому, музыкальному гению Мише Миркинду, недавно стукнуло 70), некоторые еще работают. Витя Делеви – практикующий психолог в Москве, Володя Хатилин – академик, Володю Крамника, неформального лидера и виртуального режиссера СТЭМа из-за его высочайшего профессионального инженерного уровня тоже не обходят вниманием заинтересованные лица.
Радость, к сожалению, не всегда бывает безоблачной. Вновь обратимся к стихам Миши Делеви:
А кто ушел до срока из жизни в нашу память,
Ты помни их, товарищ, и дружбой их гордись.
Пускай их нет на сцене – они сегодня с нами.
Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались.
Да, не все дожили до 12 апреля 2021 года, но те, кто сегодня поднимет бокал с тем напитком, что разрешат врачи, гордятся своей крепкой дружбой и верностью своей «третьей половине». Как говорит Владимир Лазаревич Крамник: «Мы живы! Нам 60! И нам всё еще смешно!» И да будет так еще много лет!

* Специалист по теории информатики.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 15 апреля 2021 года, № 8 (205)
Tags: Культура Самары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment