Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Башни без охраны

Армен АРУТЮНОВ *
Фото автора

5 апреля управление охраны памятников Самарской области опубликовало на своем сайте проект приказа об отказе от включения в перечень выявленных объектов культурного наследия здания экспериментального элеватора на реке Самаре. Это решение чиновников для градозащитного сообщества не было совсем уж неожиданным. В его правомерности, я надеюсь, разберутся юристы, а я попытаюсь рассмотреть ситуацию с точки зрения логики и здравого смысла.

Экспериментальный элеватор. 2017

[Spoiler (click to open)]
Несвоевременный памятник

К проекту приказа на сайте госоргана приложен акт об установлении историко-культурной ценности объекта, обладающего признаками объекта культурного наследия. В нем перечислены пять критериев, по которым оценивали здание. Бруталистское произведение архитектора Валентина Смирнова соответствует признакам, определенным двумя статьями Закона «Об объектах культурного наследия», в том числе по времени создания. При этом, по мнению чиновников, элеватор обладает низкой подлинностью, архитектурной и градостроительной ценностью.
«В связи с низким значением критериев историко-культурной ценности объекта, обладающего признаками объекта культурного наследия, а также с отсутствием историко-архивных сведений и сведений о техническом состоянии объекта недвижимости и возможностью его дальнейшей безопасной эксплуатации включение объекта в перечень выявленных объектов культурного наследия представляется несвоевременным», – говорится в акте.

Экспертная оценка

Начнем с архитектурной оценки элеватора. В позапрошлом номере «Свежей» я много и подробно писал об уникальности этого объекта и его неоспоримой ценности для архитектуры и градостроительства Самары. Повторяться не буду. Вместо этого приведу мнение признанных экспертов, таких, как заведующий кафедрой архитектуры Академии строительства и архитектуры СГТУ Виталий Самогоров.
Об истории архитектуры Самары за последние три десятилетия выпущено немало книг. Наследию модернизма внимание уделено лишь в нескольких изданиях, а научный интерес представляют считанные работы. В 2015-м в екатеринбургском издательстве Tatlin опубликовали монографию трех самарских авторов, посвященную архитектуре Самары 1950–1980-х. Книгу «Космический Куйбышев» написали ведущие исследователи советского наследия – архитекторы Виталий Самогоров, Валентин Пастушенко и Олег Федоров.
Монография включает в себя лишь избранные объекты. Те, что представляют безусловный научный интерес. Появление в ней статьи об элеваторе подтверждает архитектурную ценность объекта.

Макет элеватора. 1980-е

«В момент строительства это был первый в России элеватор вертикального типа, – пишут эксперты. – При возведении этого промышленного сооружения впервые в городе был применен метод скользящей опалубки. Здание было построено за 30 дней. Объемно-пространственное решение определялось дефицитом территории. Два цилиндра, объединенные вертикальной норией для подъема зерна, разделены на сегменты, которые заполнялись зерном сверху. Объем нории имеет сплошное остекление, а верхний технический этаж освещается по периметру. Вертикальные пилоны завершают по периметру цилиндрические объёмы, напоминая две «короны». В градостроительном отношении элеватор занимает важное место, оформляя въезд в центральную часть Куйбышева со стороны реки Самары».

Доминанта исторического поселения

Градостроительную ценность башен элеватора полтора года назад фактически признали и в самом управлении охраны памятников. В декабре 2019-го вышло постановление областного правительства, согласно которому Самаре был присвоен статус исторического поселения регионального значения. Этим же документом были утверждены границы поселения и частично предмет охраны.
Предметом охраны, кроме прочего, является местоположение существующих архитектурных доминант. Среди них – «комплексы старого самарского элеватора 1916 года и нового самарского элеватора». Закреплено и преобладающее положение архитектурных доминант. Под номером 31 в списке числится «Элеватор «Две башни» (пересечение улицы Засекина и Понтонного переулка)».
Вертикальные акценты и доминанты в свою очередь стали основой для разработки и принятия на госохрану композиционно-видовых связей (панорам) города с реки. То есть сейчас охраняемые панорамы исторического поселения с Волги – это не просто красивые слова, а конкретные «треугольники» восприятия доминант с фарватера, закрепленные координатами на карте. Самара стала чуть ли не единственным историческим поселением в России, где смогли абстрактное понятие панорамы города описать с ювелирной точностью.
Получается странная нестыковка. В 2019 году региональное управление госохраны памятников согласовало документ, где элеватор значится в качестве архитектурной доминанты, а через два года оно же пишет о низкой градостроительной ценности объекта…

Патенты и подлинность

Что такое подлинность памятника? Согласно ГОСТу, «подлинность объекта культурного наследия: основной определяющий фактор наследия и связанных с ним ценностей, характеризуемых материалом, замыслом, исполнением, окружением».

Чертеж из описания изобретения к авторскому свидетельству. Опубликован в 1982 году

В 1990-х ИКОМОС (Международный совет по сохранению памятников и достопримечательных мест) принял «Нарский документ о подлинности».
«Понимание подлинности – в зависимости от характера культурного наследия, его культурного контекста и эволюции – связано с большим числом источников информации, – говорится в документе (перевод Натальи Душкиной). – Они могут содержать сведения о форме и замысле памятника, материалах и субстанции, использовании и функции, традициях и технологиях, местоположении и окружении, его духе и выразительности, а также о других внутренних и внешних факторах. Обращение к этим источникам позволяет выявить особые художественные, исторические, социальные и научные параметры культурного наследия в процессе его исследования».
Думаю, в управлении госохраны прекрасно знакомы с этими документами (тем более среди чиновников есть члены ИКОМОС).
Давайте попробуем применить перечисленное к башням элеватора и оценить их подлинность.
Начнем с материалов и внешнего вида. За 40 лет существования архитектурный облик элеватора почти не изменился. Бетонные фасады не реконструировались, разве что остекление в центральной части местами утрачено. То есть мы имеем высокую степень подлинности материалов.
Объемно-пространственное решение авторское, подлинное. «Авторская идея проекта моя, – рассказывал архитектор Валентин Смирнов. – Тогда за идею ничего не платили. Сейчас в Европе, например, идея стоит больше, чем сам проект. В конце 1980-х ее пытались повторить на Кубе, этим уже Андрей [архитектор Андрей Валентинович Смирнов. – А. А.] занимался. Но элеватор там так и не построили».
Самарский экспериментальный элеватор в 1977 году запатентован (номер патента 898021). Государственный комитет СССР по делам изобретений и открытий выдал авторское свидетельство проектному институту «Куйбышевский промзернопроект» (авторы изобретения: Михаил Колчин, Павел Левченков, Марат Мердеев, Анатолий Алексашкин, Евгений Крамер, Евгений Лукьянов, Ринат Фатхутдинов). Запатентованы были и отдельные новаторские решения, примененные в процессе строительства, например стык арматуры (патент 670703). По воспоминаниям Валентина Смирнова, всего по элеватору было зарегистрировано 32 патента.
Оригинальный архитектурный замысел, сохранившийся первоначальный внешний облик и материалы, задокументированные технологические решения, градостроительная роль объекта как части комплекса элеваторов и мельниц и доминанта при въезде в город через мосты реки Самары. Все это в совокупности говорит о высокой степени подлинности объекта.

Потерявши – не плачем

Не так давно в эфире одного местного радио рассказывали о санатории «Красная Глинка». Небольшая историческая вставка была посвящена «всесоюзному старосте» Михаилу Калинину. Говорили, как он проплывал мимо Самары, как ему понравилась волжская природа и как он велел построить санаторий на высоком берегу. Забыли только напомнить, что девять лет назад усилиями недобросовестных экспертов и министерства культуры (за охрану памятников тогда отвечал региональный минкульт) комплекс санатория был выведен из списка памятников, а потом снесен.
Каждый год мы празднуем важные юбилеи, по праву гордимся вкладом Самары и Куйбышева в историю и экономику страны, но никак не можем научиться беречь материальные свидетельства этого вклада. В год 170-летия Самарской губернии в катастрофическом состоянии находится здание (Реальное училище), в котором торжественно объявляли о появлении этой самой губернии. Мы рассказываем детям о Григории Засекине, основавшем Самару, но не можем провести раскопки, чтобы найти остатки крепости, с которой начинался город. Говорим о «хлебной столице» и «русском Чикаго», но не готовы признать ценность уникального элеватора, которому нет аналогов...

* Журналист, градозащитник, член совета Самарского регионального отделения ВООПИиК.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 15 апреля 2021 года, № 8 (205)
Tags: Архитектура, История Самары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment