Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

«Аннэта Басс – это должность такая»

Рубрика: Дифирамб

Светлана ШАТУНОВА *

16 апреля день рождения Аннэты Яковлевны БАСС – лауреата Государственной премии России, заслуженного работника культуры, почетного гражданина города Самары и Самарской губернии.


[Spoiler (click to open)]Вот уже 15 лет нет с нами легендарного директора Самарского художественного музея. Ее не стало на Рождество. 19 января 2021 года мы собрались небольшой компанией музейных коллег и друзей «навестить» ее. День стоял солнечный, морозный, накануне был снегопад, снегу намело, сугробы образовались внушительные. Чтобы проторить дорожку, пришлось помахать лопатой. Освободив путь до надгробной доски, добрались, постояли, камешки положили, вспомнили…
У каждого своя память о человеке – долгая ли, короткая ли, добрая, недобрая, но память! В этот раз был с нами и Борис Александрович Кожин – еще одна легенда Самары. С Аннэтой Яковлевной их связывали долгие дружеские отношения. И рассказал очень интересную, местами печальную, местами детективную историю, перемежающуюся анекдотами от Кожина (рассказчик он бесподобный, услышав его раз, влюбляешься в его глубокий, бархатный голос).
Так вот, когда их семья, спасаясь от еврейских погромов, волею судеб оказалась в Самаре, здесь-то и случилось знакомство с семьей Хейфец. Купец 1-й гильдии Лев Хейфец строил синагогу, у него была дочь Елена, она любила музыку, работала в филармонии, занималась собиранием музыкальной библиотеки. В филармонии ее знали все, она встречала гостей, распространяла абонементы, студентам давала их в долг. У Елены Львовны и Якова Вениаминовича Басс в 1930 году и родилась Нэточка. Она училась в 15-й школе, окончила ее с серебряной медалью, потом поехала поступать на искусствоведческий факультет Ленинградского государственного университета. Она могла остаться работать в Эрмитаже, но вернулась в Самару, пришла в Куйбышевский художественный музей к Владимиру Ивановичу Володину младшим научным сотрудником с зарплатой 80 рублей.

Прерывая рассказ, Борис Александрович просит разрешения покурить. Мы сообщаем, что в музее не курят, для этого надо выйти во двор, на что он, шутя: «Ну скажете, что это мужики с картины накурили!»

Став директором, Аннэта Яковлевна мечтала о самостоятельном помещении для музея. Одним из приглянувшихся было здание горкома партии. Чтобы получить его, АЯ отправилась на прием к первому секретарю обкома Афонину. Узнав, что он приходит на работу к 7 утра (а официально с 9), она пришла пораньше, чтобы поговорить с ним один на один. Пускать ее не хотели, но остановить Басс было невозможно, если что-то нужно было музею – преград не существовало. Попав к Афонину на прием, она проговорила с ним до 9, в результате он пообещал, что горком будет ее.

Выгнать Аннэту невозможно. Когда ее выгоняют из кабинета, она только уютнее устраивается.

Что только не делала АЯ для любимого музея! Однажды, узнав, что академик Д. С. Лихачев путешествует на теплоходе и остановится в Самаре на три часа, она встретила его ночью, привела в музей, показала экспозицию, обрисовала проблемы («справа – боксеры, слева – балерины»), отсутствие самостоятельного помещения. Эта встреча в том числе сыграла определенную роль в получении здания для музея.

Есть два типа людей, говорит Кожин: одни, как снегоуборочные машины, загребают все себе, а есть бульдозеры – гребут все от себя. Вот она бульдозер: всё, что она делала, всё делала для музея, не для своего блага и личной выгоды, а для музея она не просила – она требовала!

В результате ее ожиданий под дверями больших начальников музей получил здание на улице Куйбышева, 92 (тот самый горком партии, ранее – Волжско-Камский банк), а потом – на улице Венцека, 55–57 (бывший дом купцов Шихобаловых), а также дом поэта Ширяевца и еще крестьянскую избу, где провел лето 1870 года Илья Репин с компанией в поисках типов бурлаков.

Дай волю Аннэте Басс, она весь город сделала бы музеем.

Летом 2005 года ненадолго появился музей театральной семьи Васильевых (отец известного историка моды, Александр Павлович Васильев, родом из Самары, его коллекцию сын подарил музею, мечтая, что это будет постоянная экспозиция). Мечтала Аннэта Яковлевна и о музее-мастерской живописца В. З. Пурыгина, большая часть произведений которого теперь в наших фондах. Пока эта ее мечта не воплотилась.
Когда начались проблемы со здоровьем, в трех больницах города у нее были свои постоянные места. При экстренной необходимости она ложилась, ей ставили системы, принимали необходимые меры, А.Я. поднималась и ехала на работу, в свой дом. Помню, в 2005 году, приехав из больницы в музей на площадь Куйбышева, она, медленно поднимаясь на 3-й этаж, останавливалась на каждой ступени, общаясь с гостями и друзьями, чтобы открыть выставку вице-президента Российской академии художеств, народного художника Э. Н. Дробицкого.
Борис Александрович не просто заглянул в гости рассказать про Аннэту, он принес подарок – картину Вениамина Клецеля «Перед молитвой», написанную в Иерусалиме в 2005 году. Никогда не забуду, как Кожин на открытии персональной выставки Клецеля в 2019 году рассказывал, как художника провожали в Израиль. Напекли ему в дорогу пирожков, на перроне собралась толпа провожающих, в мороз все пили и ели, пока поезд не тронулся. Никто не уходил.
При А. Я. Басс коллекция пополнилась шедеврами, которые теперь составляют гордость музея. Ей важны были и отечественные, и западноевропейские полотна, иконы и произведения декоративно-прикладного искусства, а со всех выставок самарских художников в фонд музея всегда передавали лучшие работы.
Аннэта Яковлевна обрадовалась бы картине Клецеля в дар музею от друга, Бориса Александровича, ведь это говорит о том, что память о ней жива и дело ее продолжается.

* Член Ассоциации искусствоведов России, заведующая научным отделом Самарского художественного музея.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 15 апреля 2021 года, № 8 (205)
Tags: Культура Самары
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment