Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Пиковый медведь

Рубрика: Наталья Эскина. Неопубликованное

Наталья ЭСКИНА

Это не рецензия. Не объяснение в любви прекрасным, талантливым и любимым Татьяне Гайворонской, Андрею Антонову, Анатолию Невдаху и Александру Анисимову. Что ж я их распугивать буду? Они уж, небось, по горло моими объяснениями сыты, скоро бегать от них начнут. А что же это, коли не объяснения? Это так, размышления. Комментарии к двум операм (к одной – постфактум, к другой – преждевременно).

Кони, шмели, слон, таракан, собака, лебеди, змея, соколы, овны, мыши… Это не зоопарк, но это и не начало «Чайки». Все эти создания Божии в свое время гуляли по сцене Самарского академического театра оперы и балета (тут я давлю в себе каверзный вопрос: а помните, в каких спектаклях? За каждый правильный ответ – подарок. Кто больше?).
Но не торопитесь добавлять к этому перечню медведя. Столь ожидаемое продолжение списка – комическая опера «Медведь» – ничего особо медвежьего в себе не содержит. Разве что некоторую неуклюжесть в изъявлении чувств. Медвежатинкой, как известно, покормил Чехов своих поклонников в юмористической сценке. Чем-то им, его современникам, смешными казались и медведь («Он ахнуть не успел, как на него медведь насел»), и крокодил («…заглянешь в душу иному поэтичнейшему созданию – а там обыкновеннейший крокодил!»).

Сцена из спектакля. Смирнова – Татьяна Гайворонская, Попов – Андрей Антонов

[Spoiler (click to open)]
Как переплюнуть знаменитый фильм с Жаровым (поставлен в 1938 году)? Как переплюнуть СамАрт («Доктор Чехов» – к сожалению, лет пять назад сошедший со сцены)?
Оперный театр переплевывает с помощью музыки. Опера белорусского композитора Сергея Кортеса – чеховский анекдот, пересказанный музыкантом. Пятьдесят девять лет непрерывного общения с музыкантами убедили меня в том, что музыканты лучше всех рассказывают анекдоты – и только этим на досуге и занимаются. Ведь в анекдоте, как и в музыке, важен подтекст. А иногда даже и контекст, и интертекст.
Интертекст оперы «Медведь», который и делает ее такой смешной, – иронический диалог с оперой «Пиковая дама». Еще один интертекстуальный слой – диалоги вокальных партий «Медведя» с оркестровыми соло. Но тут уж – внимание, читатели, вслушивайтесь в них! Не пропускайте мимо ушей, что там в ответ певцам бормочут фагот, тромбон, труба…
«Ну и где там «Пиковая дама»?» – спросите вы, полюбовавшись медвежьей премьерой. Там, как в «Пиковой даме», переворачиваются все желания, намерения, там деньги превращаются в любовь. Там не стреляют пистолеты (а ведь Чехов обещал – где в начале пьесы оружие на стене висит, в конце оно выстрелит).
«Пиковая дама» начинается со страстной любви к женщине. А заканчивается страстной жаждой богатства. «Медведь» начинается страстным желанием вернуть себе одолженные деньги. А заканчивается страстным объяснением в любви. «Медведь» – перевертыш «Пиковой дамы».
Остальные основания для сравнения – пародийное сходство ситуаций, сходство текстов. Вот, например, у Чехова объяснение помещика Смирнова (заимодавца) помещице Поповой (горюющей вдовушке в трауре). А вот – у Чайковского. Герман на коленях перед Лизой.
Вы не можете понять, какое счастие умереть под взглядами этих чудных глаз, умереть от револьвера, который держит эта маленькая бархатная ручка... Я с ума сошел! Думайте и решайте сейчас, потому что если я выйду отсюда, то уж мы больше никогда не увидимся! Решайте. Потом пусть смерть и с ней – покой!
Одно лишь чувство и мысль упорная одна владели мной.
Погибну я, но перед тем, чтоб с жизнью проститься,
Дай мне хоть миг один побыть с тобой вдвоем,
Средь чудной тишины ночной, красой твоей дай мне упиться.
Пародия, сказали б мы, если бы были литературоведами, снижает пародируемый объект. Пародия Чехова – Кортеса на Чайковского снижает сумму. Герман обдернулся, а ведь мог бы получить за три выигравших карты 5 миллионов. Смирнов всего лишь тысячу двести долга требует с Поповой. Вот как измельчали нравы всего за какую-то сотню лет! Измельчали и суммы.
«Да… Измельчали мужчины…» – сказала как-то моя бабушка, критически разглядывая моего папу. – «Хорошо хоть, женщины покрупнели», – ответил папа.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 1 апреля 2021 года, № 7 (204)
Tags: Музыкальный театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment