Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Мастер советской эклектики

Армен АРУТЮНОВ *

В прошлом году в Самаре отмечали 130 лет со дня рождения Петра Александровича Щербачева (1890–1967). Несмотря на впечатляющий список работ (больше 160 проектов), творчество архитектора не так широко известно, как работы его отца.

Петр Александрович Щербачев

[Spoiler (click to open)]Приверженность классике

Архитекторы Александр и Петр Щербачевы спроектировали и построили в Самаре около 300 зданий, причем работ у сына оказалось больше, чем у отца. Зодчие работали в разное время, даже в разные эпохи, но их творчество объединяет как минимум одно: приверженность классике.
Самый активный период творчества Щербачева-старшего пришелся на конец XIX – начало ХХ века. Время расцвета эклектики с ее историческими стилизациями и переосмыслением классики. Мода на модерн с его попыткой отказаться от наследия прошлого Александра Щербачева не вдохновила. Он до конца остался верен классике и лишь иногда (возможно, по желанию заказчиков) обращался к приемам «нового стиля».
Петру Александровичу выбирать не приходилось. На его долю пришлись самые трудные времена отечественной истории ХХ века. Две мировые войны, революция, резкая идеологизация искусства и архитектуры. Несмотря на это, архитектор сумел воплотить большую часть своих идей, не вступая в сделку со своей совестью.

От модерна к ар-деко

Восемь лет жизни Петра Щербачева связаны с Московским училищем живописи, ваяния и зодчества. После Самарского реального училища он продолжил учебу в Москве сначала на общеобразовательном отделении, а потом – по классу архитектуры. В дипломной работе 1915 года архитектор спроектировал пантеон, посвященный русским воинам, павшим в Первой мировой войне. В центре объекта, выполненного в стиле неоренессанса, Щербачев разместил храм, венчающийся полукруглым куполом в духе римского пантеона.
Свой же первый серьезный проект зодчий осуществил через десять лет после окончания учебы.
В середине 1920-х однокашники Щербачева по московскому училищу отказываются от неоклассики в пользу современной архитектуры. Константин Мельников создает павильон «Махорка» на Всероссийской сельскохозяйственной выставке, братья Голосовы поглощены конструктивизмом. Петр Щербачев присоединился к первой волне модернизма чуть позже.
Управление Самаро-Златоустовской железной дороги на Комсомольской площади, построенное по проекту Петра Щербачева в 1925–1927 годах, стало первым крупным зданием, появившимся в Самаре после революции. Архитектор выполнил три варианта решения фасада: в стиле «русского классицизма», «итальянского неоренессанса» и «модернизированной классики». Согласован был третий вариант. С одной стороны, в своей работе Щербачев обращается к модернизированному неоклассицизму 1910-х с характерными для него формами и деталями: трехчастные окна, полусферические купола, тематические барельефы, вазоны, дугообразный аттик и арка центральной входной группы. С другой – на фасаде железнодорожного управления появляются элементы в стиле новомодного ар-деко.

Управление Самаро-Златоустовской железной дороги. 1925–1927

Годом рождения стиля ар-деко считается 1925-й. После Международной выставки современных декоративных и промышленных искусств в Париже это направление в искусстве и архитектуре распространяется сначала по Европе, а затем достигает берегов Америки как своего рода «продолжение» ар-нуво, объединившее в себе модерн и неоклассицизм. Одной из его особенностей является геометричность.
В Советском Союзе этот стиль появился с поправками на местные особенности. Ар-деко – это не только формообразование и строгий дизайн, но и верх роскоши. Для него характерно использование в отделке дорогих современных материалов. В Самаре 1920-х это было невозможно.
Петр Щербачев использовал приемы ар-деко на протяжении всего творческого пути. Наиболее ярко это проявилось в постконструктивистских проектах архитектора. Например, на жилом доме высшего командного состава ПриВО на улице Чапаевской, 180, или в проекте клуба швейников «Рассвет» на углу улиц Фрунзе и Некрасовской.

Жилой дом высшего командного состава ПриВО. 1937

Самая яркая послевоенная работа Щербачева в стиле ар-деко – проект 14-этажного здания Гидропроекта на Самарской площади в духе московских высоток.

«Фасад дома решен в стиле высотных зданий столицы, – описывал проект Петр Щербачев. – Он будет облицован керамическими плитками. Главный вход намечено отделать под красный гранит. Центральный вестибюль главного входа с широкой парадной лестницей, столовая и двухсветный зал собраний будут архитектурно богато оформлены с применением искусственного мрамора на колоннах и пилястрах, с отделкой лепными деталями потолков и карнизов. Полы в здании намечено настелить паркетные, а в вестибюле – мозаичные по рисунку».
В итоге проектирование здания перепоручили архитекторам Гидропроекта, но и их замысел не был реализован из-за постановления об устранении излишеств в строительстве и архитектуре.

Творческая гибкость

Большая часть произведений Петра Щербачева так или иначе имеет приметы классики, хотя в число наиболее известных проектов зодчего входят несколько конструктивистских объектов. В их числе – комплекс зданий на площади Чапаева. Самые выразительные объекты ансамбля – штаб и управление Приволжского военного округа, выполнявшие как административные, так и общественные функции.

Штаб ПриВО. 1930

В книге Виталия Самогорова и Михаила Иванова «Архитектура Александра и Петра Щербачевых. Том II» отмечается, что на творчество Щербачева в числе прочего оказали влияние работы других архитекторов. В качестве примера авторы указывают на фотографии из архива Щербачева с изображением проектов Ленсовета и Смоленского рынка с подписью от первого апреля 1930-го: «Петя! Держи, что теперь нужно. Крепись и держи». Именно этот нереализованный проект Горсовета в Ленинграде, очевидно, стал для самарского архитектора источником вдохновения при разработке штаба.
К моменту завершения работ по штабу ПриВО Щербачев берется за реконструкцию соседнего здания – бывшего «Дома губернатора». Неоклассическое здание надстраивают на три этажа и увеличивают в длину. Оно приобретает ярко выраженный конструктивистский облик, кроме одной-единственной детали – балкона с неоклассическими колоннами с торца. Принадлежит ли решение оставить этот элемент прошлого на фасаде Щербачеву? Возможно, но скорее руководству разместившегося здесь крайисполкома.
И наконец, третий объект, входящий в комплекс: жилой дом крайисполкома, членение фасадов которого было выполнено в духе Моссельпрома.

Дореволюционный след

Эклектика, модерн и неоклассика появлялись в проектах Щербачева в разные периоды. В 1927–1928 годах он создает жилой дом на углу улиц Чапаевской и Некрасовской. Архитектура здания и сдержанный декор вновь отсылают к ар-деко, а слуховые окна на кровле – к европейской эклектике 1910-х. В проекте двухэтажного дома для поселка Водино в 1933 году зодчий обращается к модерну. Два ризалита завершаются изогнутыми карнизами, а по горизонтали здание планировалось украсить «диким камнем» (цоколь) и поясом керамики на уровне второго этажа. К модернизированной неоклассике отсылает и проект оформления фасадов пошивочной мастерской на углу улиц Ленинградской и Чапаевской 1936 года (здание не сохранилось).
К резкой смене курса, переходу от неоклассики к авангарду и обратно Петр Щербачев должен был привыкнуть. Несмотря на приверженность классике, он одинаково успешно мог работать в любом направлении. Впрочем, очередной переход к модернизму при Хрущеве совпал с выходом архитектора на пенсию.

* Журналист, градозащитник, член совета Самарского регионального отделения ВООПИиК.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 1 апреля 2021 года, № 7 (204)
Tags: Архитектура, История Самары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment