Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Самара в их жизни. Чарльз Роден БЕКСТОН (1875–1942)

Александр ЗАВАЛЬНЫЙ *

Выходец из богатой английской квакерской семьи с крепкими филантропическими традициями, он в 1902–1910 гг. руководил колледжем для рабочих в Лондоне. Состоял в либеральной партии. Разочаровавшись, в 1917-м вступил в рабочую, от которой и был избран в парламент. Поскольку радикальные протестанты квакеры чтили терпимость, честность, пацифизм и активную благотворительную деятельность, Бекстон захотел лично познакомиться с русской жизнью после рабоче-крестьянской революции. В качестве секретаря британской рабочей делегации он в 1920 г. приехал в Россию.

В начале июня делегация, побывав в Петрограде и Москве, приплыла в Самару. Бекстон, вспомнив друзей-квакеров, занимавшихся благотворительностью в нашей губернии, решил и сам посмотреть на российскую глубинку. Не получив от Самарского Совета разрешения, он, тем не менее, остался в городе, а затем отправился в южные уезды.
Целую неделю британец смог совершенно свободно находиться в самарской деревне Озеро. Его спутником стал телеграфист Петров, знавший английский язык. Деревня, в которой почти половину жителей составляли молокане, порадовала небедной жизнью, хотя не хватало спичек, соли, керосина, мыла, гвоздей, мануфактуры. В дом, где он остановился, потянулись крестьяне посмотреть на гостя и пообщаться, разговаривали вежливо и дружелюбно: молокане знали про квакеров и уважали их. Вообще, у крестьян, отмечал Бекстон, случались вспышки «свирепой жестокости», но все были готовы помочь друг другу и поделиться.
Из записанного после разговоров с сельчанами: «Революция – хорошая вещь, все стоят за нее. Коммунистическую партию не любят. А революцию любят». Старик Даниил Сазонов, у которого сын вернулся из английского плена, восторженно говорил: «Никогда он так не ел, как там». На вопрос о том, много ли в селе коммунистов, услышал в ответ: «Какие это коммунисты! Пока надо было отнимать землю у помещиков, они были коммунистами. А теперь уже нет. Все они коммунисты, когда надо брать и можно что-то получить».
Разумеется, постоянные поборы и изъятие хлеба, скота, мобилизация лошадей не могли не раздражать крестьян. Возвращаясь в Самару, Бекстон посетил одно село, где было много нищих. «Они просили «ради Христа» таким жалобным голосом, как умеют просить только русские нищие». Перед отъездом его с Петровым окружила озлобленная толпа: «Нами правит звериное правительство. Сейчас так же, как было во времена Екатерины Великой. Мы – те же рабы».
В Самаре Бекстон по-дружески пообщался с бывшим генералом А. А. Балтийским, который занимал тогда должность заместителя командующего войсками Заволжского военного округа. Генерал всячески хвалил советскую власть и просил квакера передать эмигрировавшим в Англию русским офицерам, чтобы они возвращались на родину. Со временем Балтийский получил звание комбрига. В марте 1939-го его расстреляли как врага народа. Но Бекстон вряд ли узнал об этом.

* Краевед, главный библиограф Самарской областной научной универсальной библиотеки, заслуженный работник культуры России.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 18 марта 2021 года, № 6 (203)
Tags: История Самары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment