Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Город на «Б»

Михаил ПЕРЕПЕЛКИН *
Фото автора

Помните вот это: «Из города А в город Б, находящийся на расстоянии 200 км от города А, выехал автобус. Через 1 час 20 минут вслед за ним выехал автомобиль, скорость которого в 1,5 раза больше скорости автобуса. Найдите скорость движения автобуса, если в город Б он прибыл одновременно с автомобилем»? Я не знаю, с какой скоростью двигался автобус и где догнал его автомобиль, и вообще не уверен, что справлюсь с этой задачей для третьего класса, ибо начисто забыл всю математическую премудрость вплоть до арифметики, но что такое «город Б», я теперь твердо знаю. И почему туда мчался тот самый арифметический автомобиль – знаю тоже.

Мчался, потому что тот, кто сидел за его рулем, прочитал книгу А. В. Митина и Н. Ю. Федотовой «БУЗУЛУКСКИЕ ИСТОРИИ». Прочитал – и понял, что теперь ему просто необходимо увидеть своими глазами те дома и улицы, о которых рассказывается в этой книге. Увидеть, постоять с ними рядом, потрогать сохранившиеся дверные ручки и наличники на окнах. И чем раньше – тем лучше, потому что, неровен час, и «город Б», как и многие другие города и городки нашей не такой уж необъятной, но умеющей быть безжалостной к своему прошлому, совсем скоро может остаться прежним только на страницах этой удивительной книги людей, в которых течет бузулукская кровь.


[Spoiler (click to open)]
Что было

«Бузулук и не думал эвакуироваться. Всё поставлено было на ноги, – готовились к схватке. Партийный комитет, исполком, профессиональные союзы сомкнулись вокруг стоявшей здесь дивизии, отдавали все силы Красной Армии. Суровый лозунг «Всё для фронта» осуществляли здесь настойчиво, – вероятно, таким же образом, как сотни раз осуществлялся он в других осаждавшихся центрах. Бузулук был под ударом; неприятельские разъезды показывались всего в нескольких десятках верст от города».
Пожалуй, с этого всё и началось. Во всяком случае – началось для пишущего эти строки. Это Фурманов и его «Чапаев». Для сегодняшнего дня – экзотика почище «Хазарского словаря», а для дня позавчерашнего – почти что «Отче наш». И хоть до фильма братьев Васильевых Фурманову, конечно, подальше, чем от города А до города Б, но роман всё равно читался не по одному разу, а некоторые его фрагменты выучивались наизусть.
Вот и этот фрагмент, про Бузулук, в котором всё было поставлено на ноги, а еще точнее – с ног на голову. Когда читал его в пионерском детстве, думал: «Ну надо же, вот ведь повезло этим бузулукцам! Здесь тебе и Красная Армия, и неприятельские разъезды под боком – красота да и только. И где только такие счастливые города бывают?» И скажи мне кто-нибудь, что бывают они совсем рядом от того места, где я жил, – в жизни бы не поверил. Не может быть, потому что быть этого не может! Бузулук – это какая-то сказочная страна, далекая-предалекая, а может, и вообще выдуманная. Вы только послушайте, какое у нее имя: Бу-зу-лук! Как будто сейчас с грядки.
А страна-то была совсем недалеко и даже входила когда-то в состав Самарской губернии. Об этом я узнаю много позже, когда по окончании университета поселюсь в Литературном музее, где буду с утра до ночи читать книжки самарских и не только писателей. И вот тут-то с пребольшущим удивлением узнаю о том, что сам автор «Бедной Лизы» родился в Преображенке нынешнего Бузулукского района Оренбургской области!
А другой, чуть менее известный, но тоже по-своему интересный писатель с длинной литературной фамилией Каронин-Петропавловский потому и «Петропавловский», что его отцом был священник бывшего Бузулукского уезда.
А Неверов (это который «Ташкент – город хлебный») жил в этом самом Бузулуке в 1917 году и работал там журналистом в «Бузулукском вестнике».
А Весёлый (это уже про «Россию, кровью умытую») тоже там бывал и совсем не медом-пивом забавлялся, и Георгий Венус бывал, и еще многие другие…
Учебник по истории литературы можно написать. Ну, или если не учебник, то нетоненькую такую хрестоматию на тему «Кто и что растет на грядках города на букву Б». И вот пока я так об этом думал, в музей пришло письмо.

Что будет

Писали Андрей Викторович Митин и Надежда Юрьевна Федотова, рассказавшие о том, что, собирая материалы для книги о Бузулуке, они встретили в одном из источников упоминание о каких-то воспоминаниях сына М. И. Болтуновой, якобы хранящихся в фондах нашего музея. «Болтуновы, – сообщили авторы письма, – очень известная и уважаемая в Бузулуке фамилия, которой мы бы хотели посвятить часть нашего исследования».

Воспоминания у нас действительно хранились и хранятся по сей день. Их автор – капитан 1-го ранга, писатель и мемуарист Иван Александрович Ананьин, чья литературная деятельность начиналась в Самаре 1930-х годов, а продолжилась уже несколько десятилетий спустя, после службы на Черноморском и Балтийском флотах, блокады в Ленинграде и участия в боях в составе Волжской военной флотилии. Знакомство музея с ним произошло в шестидесятые годы, когда куйбышевские музейщики начали собирать документы о литературной жизни предвоенного десятилетия, и вот тут вдруг выяснилось, что матерью капитана Ананьина была та самая Маня Болтунова, в которую был влюблен и которой делал предложение руки и сердца юный Алексей Толстой! Предложение, кстати, было встречено отказом, что, впрочем, не помешало сыну девушки, разбившей сердце будущего автора «Золотого ключика», написать мемуарный очерк о матери и о ее юношеских амурах.
И вот мы уже сидим на втором этаже усадебного флигеля, где находятся музейные фонды, и приехавшие на пару дней в Самару из Екатеринбурга Андрей Викторович и Надежда Юрьевна рассказывают о своих планах:
– Понимаете, мы сами где только не жили. Теперь вот уже давным-давно – екатеринбуржцы. Урал, малахитовая шкатулка и всё такое. Но все наши предки – из-под Бузулука. Вот нам и хотелось бы написать теперь эту книгу – так сказать, поклониться. Материал собрался потрясающий – что-то нашли в архивах, что-то принесли люди, что-то прислали. Откликнулись даже те, о ком мы не могли и подумать. Вот сейчас доедем до Петербурга, попробуем сходить в дом, где жил ваш капитан. Кто знает, а может, нам повезет? Ведь может же оказаться, что там живут его дети, внуки? Маловероятно, конечно, но не попробовать, нам кажется, нельзя…
Скажу честно: слушал я моих собеседников и завидовал им белой завистью. А еще думал: развяжусь со всеми делами и обязательствами и поеду по белу свету искать следы своих героев, «платить алименты», как называл это мой университетский учитель. Героев у меня накопилось столько, что следов этих – видимо-невидимо. Вот только развяжусь ли? А вот мои новые знакомые, пишущие свою книгу про город на букву «Б», – развязались, купили билеты на все возможные поезда и самолеты и пустились в путь, на котором их ждали десятки и сотни открытий.

Чем дело кончилось

Сразу оговорюсь: кончилось, но не совсем, не окончательно. Во всяком случае, на той самой книге «Бузулукские истории», которую подарили мне авторы при следующей нашей встрече в музейной беседке летом прошлого года, значится: «Книга 1».
– Ну, это мы больше для себя «книга 1» написали. А там как Бог даст…
Что ж, заглядывать вперед и в самом деле не будем. А пока Бог дал столько, что ваш покорный слуга читал эту книгу недели две. Медленно, с карандашом, делая выписки для себя – на всякий случай. И не удивительно, ибо плотность фактов в этой небольшой книжечке – поразительная. На один сантиметр сто километров, не меньше.
Книга имеет подзаголовок: «Родзевичи, Загорские, Болтуновы». Все три фамилии теснейшим образом связаны и с Бузулуком, и с Самарой. Кто-то здесь жил, кто-то венчался или крестил детей, кто-то влюблялся или вспоминал потом города на «Б» и на «С», живя за тысячи километров от них, в чужих краях, ставших в силу разных обстоятельств своими. Все три фамилии – медицинские, а носившие их люди лечили когда-то бузулукцев, тех самых, которые «и не думали эвакуироваться», готовясь к схватке. Кстати, после этой самой схватки лечить их раны будут тоже они – Родзевичи, Загорские и Болтуновы, не обращавшие внимания ни на силы Красной Армии, ни на суровый лозунг «Всё для фронта», ни на неприятельские разъезды возле города, куда мчались наперегонки автобус и автомобиль в задаче из школьного учебника математики.
Наконец, все три фамилии – удивительным образом пересекшиеся с литературой и ее историей. Про Алексея Толстого и его разбитое сердце я уже рассказал: мол, «не хочу учиться, а хочу жениться» – и всё тут. А вот про Марину Цветаеву и того самого Константина Болеславовича Родзевича почитайте в «Бузулукских историях» сами. И «Попытку ревности» вспомните, и посвященную ему же гениальную «Поэму горы».
А еще можно взглянуть в лица почти всех героев книги, смотрящие на читателей с редчайших фотографий, найденных авторами в самых разных труднодоступных местах и возвращенных не только бузулукцам, но и всем, кто возьмет эту книгу в руки.
А когда прочитаете – заводите автомобиль и мчитесь на нем, обгоняя автобус, в «город Б», чтобы постоять рядом с домами и фонарными столбами, у которых теперь есть своя история.

* Доктор филологических наук, профессор Самарского университета, старший научный сотрудник Самарского литературного музея имени М. Горького.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 18 марта 2021 года, № 6 (203)
Tags: История Самарского края, Литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment