Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Пришла весна. Прилетели синкопы

Игорь ВОЩИНИН *
Фото Михаила ПУЗАНКОВА и джаз-клуба «Движение»

В первый день весны открылся очередной фестиваль «Джаз-весна в Самаре». Организован он был 59 лет назад куйбышевским джаз-клубом и с 1962 г. проводился им 24 раза. В 2003-м после самороспуска джаз-клуба фестивальная традиция полностью перешла к филармонии, и в нынешнем году «Джаз-весна» в десятый раз проведена на сцене главного концертного зала губернской столицы.

В 2003 году художественным руководителем фестиваля стал народный артист России Даниил Крамер, который в начале 80-х приезжал в Куйбышев как рядовой участник джазового форума. В 2021-м, несмотря на проблемы пандемии, праздник джаза успешно прошел с участием известных музыкантов. Он был богат джазовым вокалом и начался концертом Этери Бериашвили, представившей программу «Джаз с акцентом» с Beriashvili-Losev Group.

Этери Бериашвили

[Spoiler (click to open)]
В Грузии замечательные вокальные традиции, и в 2001-м ЮНЕСКО признало грузинскую песню шедевром устного нематериального наследия. Наряду с совершенно уникальным мужским ансамблевым вокалом в Грузии немало и талантливых певиц-солисток.
Родители Этери Бериашвили – врачи и судьбу дочери предопределили заранее: она должна была стать доктором. В музыкальную школу шестилетняя девочка попала лишь благодаря желанию родителей дать ребенку разностороннее образование. Но во время обучения Этери проявила незаурядные музыкальные способности и перепробовала всё: пение, игру на скрипке, гитаре и даже барабанах. Но далее она пошла по пути родителей – в медицину.
В студенческие годы девушка не расставалась с музыкой – играла на скрипке и пела в любительском оркестре. Окончив Первый Московский государственный медицинский университет имени Сеченова, Этери целый год добросовестно трудилась, но поняла, что кабинет терапевта не совсем для нее, поступила в колледж эстрадно-джазовой музыки на Ордынке. Правда, в разговоре Этери сказала, что нисколько не жалеет, что получила свою первую замечательную профессию. А вновь став студенткой, в 97-м она победила в телевизионном конкурсе и начала работать в составе группы Cool&Jazzy.
После четырех лет сцены этот коллектив распался, и несколько его бывших участников организовали новый ансамбль – A`Capella ExpreSSS, с которым Этери проработала с 2002-го по 2011-й. Ансамбль оказался для нее прекрасной школой мастерства. При этом рядом с Андреем Туником она стала практически вторым художественным руководителем группы, сделала массу отличных аранжировок. Ансамбль получал призы международных конкурсов, последовали приглашения на гастроли в США, Сингапур, Германию, Швейцарию и многие другие страны. Его программы были интересными и по музыкальному содержанию, и по их сценическому воплощению. Ориентированы они были прежде всего на узнаваемость материала и развлекательность. Но при всем этом особенность их исполнения оставляла звучащую музыку в рамках джаза. Одновременно певица работала с Леонидом Агутиным, Тамарой Гвердцители, Лаймой Вайкуле, Ириной Томаевой, а также в уникальном проекте Леонида Винцкевича «Джазовая провинция». Группа стала лидером среди вокальных составов джаза и популярной музыки России и была замечена за рубежом.
Этери успешно работает на стыке жанров. Так, в 2012-м она приняла участие в мюзикле Mamma Mia, кроме того, пела классику и джазовые стандарты с хором Московской консерватории, решилась войти в телевизионный «Голос», одновременно регулярно выступая в главных джаз-клубах Москвы. В ее программах легендарная Georgia On My Mind отлично звучит рядом с пахмутовской «Нежностью», заводной Tico Tico – с «Осенними листьями» Косма, Night And Day Портера, It Don`t Mean A Thing Эллингтона. А шикарная версия C Jam Blues с A`Capella ExpreSSS! И из каждой мелодии Этери, по собственному признанию, старается сделать праздник. Еще один праздничный букет певица только что преподнесла Самаре, где блеснула ярким талантом.
Последние годы Этери успешно работает в проекте Beriashvili-Losev Group (BLG), созданном пианистом и композитором Александром Лосевым. Ансамбль много гастролирует, успешно выступал в США, Германии, Австрии, Израиле и многих других странах. К сожалению, в Самару на фестиваль по причине болезни сам Лосев не приехал, и вокал в концерте представляла одна Этери.
Она обладает замечательным бархатным голосом. Его тембр и саунд – признаки именно джазового вокала, хотя привезенную в Самару программу джазовой я бы назвать не решился. Это не упрек, поскольку полистиличность вокала – как раз достоинство певицы. В фестивальном выступлении Этери продемонстрировала индивидуальные ритмические и мелодические характеристики пения и особенности фразировки. Звучал красивый вокал с экспрессивной артикуляцией и деликатным вибрато. Певица представила традиционную и очень интеллигентную манеру исполнения, с демонстрацией блестящей техники и очень подвижной фразировки.
Программа состояла из мелодий на стыке джаза, этники, популяра и даже элементов рока. Звучало немало композиций отсутствовавшего на сцене Александра Лосева рядом с хитами британского актера и рок-музыканта Стинга. Публика восторженно аплодировала красивой джазовой балладе Мишеля Леграна, очень тепло приняла собственные композиторские опыты Этери на стихи ее сестры Кети, но особый восторг зала вызвали эстрадно-джазовые интерпретации грузинских мелодий, и причиной этого стала, видимо, особая перченая острота и прелесть мелодики Сакартвело.
В переводе с древнегреческого Этери – «избранная, особенная». Изначально девушка была воспитана на грузинской народной песне, а войдя в джаз, по ее собственным словам, «расправила крылья и полетела». Правда, однозначно согласиться с названием прозвучавшей в Самаре программы «Джаз с акцентом» я не могу. Джаз здесь не был на первом плане, и фьюжн в виде нелепого джаз-фолка, к счастью, не случился. Скорее это было грузинское музыкальное великолепие с деликатным акцентированием его природного, собственнокровного свинга. Грузинская песня исключительно богата в своей ладово-гармонической основе, в мелодико-интонационных и ритмических моментах, поэтому ее характер близок джазу.
Конечно же, почти во всех песнях пелось о любви. Понятно, что зрители не успели выучить грузинский, но в музыке все они великолепно чувствовали звучащие интонационные оттенки любви: радость и печаль, встречи и разлуки. Необходимо отметить, что на самарской сцене Этери не только демонстрировала безупречный музыкальный вкус, но и была еще очень обаятельной, женственной и артистичной.
В составе ансамбля, сопровождавшего Этери, играют хорошо известные в Самаре музыканты. За роялем был один из ведущих мастеров отечественного джаза Иван Фармаковский, неоднократный лауреат международных джазовых фестивалей, игравший в том числе вместе с заокеанскими мэтрами Бенни Голсоном, Уинтоном Марсалисом, Эл Джерро и другими. Нельзя не упомянуть и очень лиричного саксофониста Святослава Текучева и бас-гитариста Армена Мкртчяна, а с барабанщиком Дмитрием Власенко мы в антракте вспоминали его довольно продолжительную работу в девяностых в ансамбле Григория Файна, в том числе их совместное выступление на престижном джазовом фестивале в Канаде в 1997-м.
***
«Джаз-весна в Самаре» в этом году расширила свой плацдарм и проходила не только на сцене филармонии. Один концерт состоялся в Route Grill Bar. Благодаря активности клуба «Движение» джаз стал в последнее время звучать там постоянно. Фестиваль в уютном зале на улице Авроры был представлен джаз-роковой группой Electro Machine под управлением саксофониста Сергея Головни. Ансамбль сегодня очень востребован в столице, и автору удалось услышать его последнюю программу в одном из джаз-клубов Москвы.
Сергей Головня обучение джазу проходил в музыкальном училище эстрадно-джазового искусства и в Московском университете культуры и искусств. Сегодня он – руководитель множества музыкальных проектов, в том числе крымского фестиваля Koktebel Jazz Party. Сергей – замечательный музыкант, играющий на флейте и на всех разновидностях саксофонов от сопрано до редчайшего баса, поэтому при необходимости на концертах все они выстраиваются перед ним на сцене. С 2012 по 2017-й Головня работал в биг-бэнде «Орфей», а затем создал собственный оркестр. Как солист он неоднократно приглашался во многие ведущие оркестры страны: биг-бэнды Олега Лундстрема и Игоря Бутмана, а также ансамбли Германа Лукьянова и Якова Окуня. Он выходил на сцену и вместе с выдающимися американскими мастерами джаза, включая Джонни Гриффина, Лью Табакина, Эдди Хендерсона.

Сергей Головня и Electro Machine

Как саксофонист на фестивале в Самаре Сергей показал безукоризненную, виртуозную технику владения инструментом, но без злоупотребления какими-то внешними эффектами. В его пассажах присутствуют осмысленность и динамическое богатство звучащих импровизаций. Музыкант вводит слушателя в светлый и теплый мир рождаемых звуков, способных, по собственным словам Сергея, «вершить грандиозные действия с душой человека». Музыкант говорит, что он счастлив, когда берет в руки саксофон и самозабвенно уходит в творчество.
Сергей еще раз продемонстрировал высокую музыкальную эрудицию, хотя, как я знаю, он не перестает постоянно заниматься и повышать свой уровень исполнительства. Сергей считает, что настоящий джаз не может оставить слушателя равнодушным, и сам, пропуская музыку через себя, вовлекает в нее новое звучание и делает яркой.
В основе проекта Electro Machine – авторская музыка самого Сергея Головни и его аранжировки джазовых стандартов. В них органично сочетаются элементы джаза, рока, соула и фанка. Все участники проекта – талантливые опытные музыканты. Пианист, нередко играющий также и на ударных, Алексей Беккер руководит собственным ансамблем, пишет музыку, является автором уникальных джазовых переложений академической классики. Он окончил Гнесинку по классу Игоря Бриля, играл с Германом Лукьяновым и Александром Ростоцким.
Один из лучших отечественных исполнителей на ударных инструментах Павел Тимофеев также выпускник Гнесинской академии музыки. В 2000-м стажировался в США в Институте Дейва Брубека, в России имеет свой инструментальный состав. Басист проекта Головни Николай Лазарев на международной джазовой сцене уже около 30 лет. С 1990-го он живет и работает в Нью-Йорке, как исполнитель и продюсер выступал и записывался в Штатах и во многих других странах с ведущими музыкантами. В целом проект Сергея Головни был с большим успехом принят самарскими меломанами.
***
На третий день фестиваль вернулся в филармонию и вновь представил слушателям джазовый вокал – очень высокого уровня и капитально отличный от звучащего ранее.
Карину Кожевникову автору впервые удалось услышать на фестивале «Джаз в саду «Эрмитаж». Честно признаюсь, я был в восторге и сразу же побежал в аллею к прилавкам с выставленными на продажу дисками и джазовой литературой, где приобрел первый сольный звуковой альбом певицы With Eyes Closed (2007). Позже я использовал его в своей авторской радиопрограмме «Вот вам джаз», а в нашем последнем разговоре в Самаре Карина сообщила, что материал еще на два звуковых альбома у нее находится в стадии подготовки.

Карина Кожевникова

В том, что появление Карины на российской джазовой сцене – событие, у меня никаких сомнений нет. В саду «Эрмитаж» мы сидели рядом с патриархом отечественного джаза Анатолием Кроллом, давней дружбой с которым я очень дорожу. Анатолий отметил, что Карина – это свидетельство появления в России певицы мирового уровня, обладающей удивительным чувством джаза и способной интерпретировать произведения любой сложности.
Кто бы спорил… Родившись в музыкальной семье, Карина училась в музыкально-педагогическом училище в родном Воронеже, а затем окончила музыкальный факультет Московского государственного педагогического университета по классу фортепиано. Уже во время учебы она заинтересовалась джазом и начала петь. По рассказу самой певицы, первой поразившей ее мелодией стала известная композиция Моргана Льюиса How High The Moon, а в 1996-м дебют Карины состоялся в знаменитом «Джаз Арт Клубе». Далее была работа с ансамблем «Зеленая волна» Александра Осейчука, биг-бэндами Георгия Гараняна, Игоря Бутмана, ансамблями Алексея Кузнецова, Валерия Киселева, Михаила и Якова Окуней. Затем партнером Кожевниковой стало трио пианиста Льва Кушнира, с которым певица и записала уже упомянутый первый звуковой альбом.

Лев Кушнир

Карина утвердилась в рядах лидеров отечественного джаза и одновременно поняла, что джаз – ее профессия, ее жизнь, ее будущее. Певицу стали постоянно приглашать для участия в самых престижных российских джазовых фестивалях, она начала ездить на гастроли. Известность Кожевниковой намного выросла после того, как в 2013-м она стала лучшей вокалисткой ТВ-проекта «Большой джаз».
Карина говорит, что раздражается, когда ее постоянно сравнивают с Эллой Фитцджеральд или даже называют «второй Эллой». Да, она обожает великую Эллу, училась по ее записям и сделала целую концертную программу, ей посвященную. Но она никогда не старалась ее копировать, считает, что в профессии очень важно обрести себя, найти свое лицо. Певица также считает очень важным обрести джазовое чутье, но это чувство само собой не приходит, и для его приобретения учиться джазу нужно постоянно, что Карина и не устает делать.
Лично меня в творчестве Карины привлекает верность жанру в его чистом виде. Певица не стремится угнаться за потоком искусственных наслоений на джаз в виде этноса, рока и прочего фьюжн и остается верной джазовой вокальной классике.
«Шедевры джаза, как и классики, – это вечная музыка, она всегда будет современна. А соответствующее времени видение джаза проявляется как раз в том, насколько оригинальна импровизация исполнителя, насколько он может найти здесь свою манеру», – таков собственный взгляд Кожевниковой на ситуацию.
Именно противопоставление исполняемой музыки агрессивной экспансии варварских поп-музыкальных орд Карина и считает одной из важнейших задач своего искусства. Она стремится сохранить великую красоту языка подлинного джаза, донести его ценность до слушателя и обеспечить будущее джазового вокала за счет уже имеющихся сегодня достижений. При этом в пении Карины большое значение приобретает высокая эмоциональная культура.
Автор должен признаться, что именно в третий день фестиваля получил максимальное удовольствие от всего прошедшего музыкального праздника. Звучал подлинный джазовый вокал стиля бибоп. В Самаре Карина Кожевникова продемонстрировала яркий талант, пела с удивительной психологической проникновенностью и одновременно с экспрессивной выразительностью. Поражают ее гибкая и восходящая к инструментальной технике фразировка и какое-то глубинное блюзовое чувство. Техника владения вокалом у Карины, кажется, не имеет границ: многообразие экспрессивных тембровых обертонов, тембральная цветокрасочность, владение интонационными нюансами и ритмической, свинговой формулой музыкального языка.
Джазовая классика в ее исполнении как бы обрела новую жизнь и новое звучание. Представленная певицей программа включала известные композиции гигантов бибопа – Телониуса Монка, Хораса Силвера, Рея Брауна, Бада Пауэлла. Не обошлось без Round About Midnight, а знаменитая Cherokee Рея Нобла прозвучала вся в одном залпе пронзительной слоговой импровизации скэт.
Два слова о музыкантах-инструменталистах, сопровождающих выступление Кожевниковой. Пианист Лев Кушнир – один из ярких представителей хард-бопа, замечательный и солист, и аккомпаниатор. Он из числа «призывников» – инженер-сталелитейщик, правда, в 1988-м дополнительно окончивший Училище имени Гнесиных по классу Михаила Окуня. Лев выступал в разных ансамблях российских джазовых лидеров, включая Германа Лукьянова и Александра Ростоцкого, аккомпанировал Бенни Голсону, Гэри Бартцу и Телу Фарлоу. В 2005-м организовал «Джазовое агентство Льва Кушнира».
Барабанщик группы Евгений Рябой – ученик легендарного Марка Пекарского – в разные годы играл в разных ансамблях отечественных джазовых мастеров, затем работал с собственным, с которым исполнил уникальные авторские программы. Контрабасист группы Андрей Дудченко сегодня – известный джазовый музыкант, востребованный исполнитель и авторитетный преподаватель.
***
Прошедший фестиваль был представлен не только в концертных выступлениях участников, его сопровождала масса сопутствующих событий. Начался он с открытия в хрустальном фойе филармонии выставки работ учащихся Самарского художественного училища имени Петрова-Водкина «Живописная иллюзия джаза».

На выставке «Живописная иллюзия джаза»

Кроме того, к фестивалю активно подключился Самарский государственный институт культуры, где были проведены творческая встреча с Даниилом Крамером, а также мастер-класс Сергея Головни.


Мастер-класс Даниила Крамера в Самарском государственном институте культуры

Заключительный концерт «Джаз-весны» превратился в jam-session. Появляющийся в предыдущие два дня лишь в эпизодах Даниил Крамер и участники музыкального праздника в случайных ансамблевых комбинациях вместе играли на радость зрителям и в собственное удовольствие. Прозвучали A Night in Tunisia Гиллеспи и легендарная гершвиновская Lady Be Good. И это стало замечательным финалом проведенной филармонией 10-й/34-й «Джаз-весны в Самаре».

* Член Гильдии джазовых критиков и Союза журналистов России.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 18 марта 2021 года, № 6 (203)
Tags: Джаз, Музыка
Subscribe

  • За Кудыкиной горой

    Рубрика: Факультет ненужных вещей Михаил ПЕРЕПЕЛКИН * Рисунок Сергея САВИНА Это было время, когда вопросов было много, а ответов на эти…

  • Татьяна ДЫМОВА: «Люблю узоры посложнее!»

    Монолог актрисы записал Александр ИГНАШОВ * 24 сентября актриса Сызранского драматического театра имени Алексея Толстого, заслуженная артистка…

  • Ширяево

    Татьяна ПЕТРОВА * Фото автора Впервые я оказалась в Ширяево в 1978 году, когда Самарский художественный музей приобрел здесь дом –…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment