Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Языками ангельскими и человеческими

Рубрика: Наталья Эскина. Неопубликованное

Наталья ЭСКИНА

Чего в Интернете больше всего? Порнографии? Нет. Кошек. (Собак, правда, тоже много, и черепах, и слонов. Но мое священное животное – кошка.)

Как мы устали от самих себя! Как хочется диалога с Другим (по Мартину Буберу)! И особенно умиляет нас, когда и они пытаются вступить в диалог. Иногда прибегают для этого к довольно значительным усилиям. И при наличии любви и доброй воли диалог почти всегда удается.
Рассказов о диалогах с животными у меня накопилось довольно много. Но, обрушивая их на своих друзей, родственников и сослуживцев, я, боюсь, уже перегнула палку. Очаровательное сопрано Женя Тенякова уже перестала предупреждать: «Ты мне уже говорила это пять раз!» Теперь она просто наизусть досказывает мои сюжетики, перехватывая их где-то на середине. «Редкая птица долетит до середины Днепра». Но Женечка долетает. Блестящая профессиональная память.
Обрушим теперь накопленные богатства на широкие читательские круги. А друзей, родственников и сослуживцев от этого чтения предостережем. У многих из этих коротких историй есть мораль. Обещаю: если она есть, я ее от вас не скрою.

[Spoiler (click to open)]


















***



Кошка не просто вступает в диалог. Она владеет
несколькими языками. Человеческим, скорее всего, одним (во всяком случае, в
Израиле и в Голландии кошки меня не понимали). Кошка, которая дарила меня своею
дружбой, знала три языка: кошачий, мышиный и человеческий.



Кошачий состоит исключительно в телепатическом обмене
мыслями: ни звука вслух, ни движения. Выхожу из дачного, простите, туалета,
вдруг понимаю: стоп! Ни шагу дальше! Что-то здесь происходит! Опускаю глаза – сидит
синклит котов. Расселись по кругу, молчат. Круглый стол на тему… Вот на какую
тему? Извините, господа коты, не поняла. Не разобрала оттенков ритуального
молчания.



А всё бы вам слово? Вот до чего мы, люди,
непроницательны, до чего привязаны к пустому сотрясению воздуха, как не умеем
слышать Другого… (Это была мораль.)



***



Безъязыкость – следствие отсутствия любви. См. Первое
послание к Коринфянам апостола Павла: Если я говорю языками человеческими и
ангельскими, а любви не имею, то
я – медь звенящая или кимвал
звучащий.



Вот пришла ко мне Муська. Подошла по той же дачной
дорожке. Обратила ко мне свое лицо. Число, надо заметить, было 23 августа 1993
года. Начало любви ведь всегда фиксируется памятью! Петрарка с его знаменитым 6
апреля, тот декабрьский бал 1828 года, на котором Пушкин впервые увидел Натали…



Я посмотрела в ее глаза странного некошачьего цвета –
зелень, голубизна, голубиная кротость – и спросила: картошку вареную будешь?
Вообще-то они ее не едят – зачем она им? – но Муссильда снизошла и до картошки.
На этот раз я поняла телепатически-кошачий: ведь логика любви уже действовала. «Не
откажусь», – подумала кошка. Ела как хорошо воспитанный гость, не хватало
только салфетки на коленях, ножа и вилки в правой и в левой руках.



Поев и умывшись, перешла на другой язык. Внимательно
глядя мне в глаза, беззвучно открывала ротик. «Иди сюда, – пригласила я ее на
диванчик, – прыг!» Беззвучным для человеческого уха мышиным языком, на
пискливых запредельных частотах, но тоже очень ясно, кошка дала понять: «Я не
так воспитана. Я тут, на полу, посижу». – «Я ультразвуком не пользуюсь. Я не
мышь. Человеческое ухо этого не слышит, – объясняю своей кошке. – Пожалуйста,
пользуйся частотами ниже 20 000 герц».



Договорились. Кошка перешла на 440 Гц. С
ангельских на человеческие языки, на медь звенящую и кимвал бряцающий.
Представилась: «Мау». Да вижу. «М» у нее и на лбу написана: по-древнеегипетски
(что, как известно, и значит «кошка»), а на иврите ушки кошачьи в полупрофиль
изображает буква «мем»:
{C}{C}{C}.



С буквы «М» начинается кошачий алфавит, как с буквы
«Аз» – русский. Значит ли это, что «М» по-кошачьи – «Я»? Мем. Пол-алфавита
долой. «Мем» как раз посередине еврейского алфавита – в нем 22 буквы.
Посередине – ну и что? А то, что это – ось мира.



Мораль: мироздание держится совсем не на слонах и черепахах,
а на кошках.



***



Кошки живо интересуются искусством. В тонкие различия
между художественным и религиозным пониманием мира, которые нам недавно
продемонстрировало общественное движение «Тангейзер», кошки тоже вдаются.



Московский художник, увлекавшийся дзен-буддизмом,
подарил мне картинку: «Вызывающий демона». Демон был видом и ростом с большого
жука-оленя, его заклинатель – размером с крошечного муравья – разместился в
нижнем правом углу картинки. Я вывесила Митино произведение над кроватью и
имела возможность наблюдать ежедневные сценки: «Кошка, возмущающаяся демоном». Муссильда
шипела и била по картинке когтем. Наконец победила демона: картинка
соскользнула со стены и шлепнулась под кровать.



Моя православная подруга подарила мне бумажную иконку
– Сергий Радонежский. У меня день рождения как раз на Сергия, Наташа мне иконы
очень целенаправленно дарит. Иконку – конечно, освященную, как иначе могло
быть? – я повесила как раз туда, где висел жук-демон. Муся напустила на
мордочку умильное выражение и уселась на кровать под картинкой. Часто можно
было видеть: кошка сидит перед Сергием и медитирует. Высокая духовная энергия,
исходящая от лика святого, отпечатывается на кошачьем лице. Иногда она тянется
к иконе и прикладывается к ней ротиком.



Но я не о религиозности кошек. В конце концов, это их
личное дело.



***



Нашу жизнь с кошкой я сопровождала целыми сериями
посвященных ей стихов. Конечно, читала Муське вслух. Ее реакция заставляла
задуматься о том, что такое поэзия, и о том, как и почему мы ее воспринимаем.
Не написать ли диссертацию «Модель рецепции поэтического текста на материале
«кошачьей поэзии»? Например:





Поет влюбленный серый кот:



Твои уста – каштан и мед,



И бархатные ушки.



Влюбленных этих кто поймет!



Закрыла Муська лапкой рот



И дремлет на подушке.





После каждой рифмы кошка
радостно смеялась и шла ко мне целоваться. И просила: еще! Ну, насчет смеха… Вы
усомнитесь, наверное. А я не усомнюсь. Восхищалась. Что она понимала в поэзии?



Во-первых, улавливала ритм (это
любое живое существо чувствует). Понимала, что ритмическая организация
возвышает этот текст над обыденностью. И этот более высокий слой (люди
напыщенно зовут его «искусством») посвящен ей! Она же слышит свое имя в «Стансах»!
Как Лаура – в «Канцоньери» Петрарки!



14 страниц в «Кошачьей
тетради», почти 400 строчек. Было на чем воспитывать кошку! Не удивительно, что
с годами Муссильда выросла в тонкого ценителя поэзии!





Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от
18 марта 2021 года, № 6 (203)
















Tags: Философия культуры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment