Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Рапсодия великого Джорджа

Игорь ВОЩИНИН *

97 лет назад, 12 февраля 1924 года, состоялось первое исполнение «Рапсодии в стиле блюз» американского классика Джорджа ГЕРШВИНА. Нередко в качестве подтверждения многожанровости какого-то пианиста-исполнителя приводится факт, что кроме академической классики он играет и «Рапсодию». Довод не очень убедительный, поскольку это самое известное из гершвиновских сочинений большой формы представляет все-таки стиль симфоджазовой музыки, а не чистого джаза.

Термин «симфоджаз» возник в середине 20-х годов применительно к композициям, сочетающим элементы джаза с эстетикой и выразительными средствами академической музыки. Пионером симфоджаза стал скрипач Пол Уайтмен, который предложил термин и сам позже получил звание «король джаза». Музыка этого стиля задала тон для наступающей эпохи свинговых биг-бэндов и перехода первых ансамблей с улиц Нью-Орлеана в фешенебельные танцзалы, а затем на солидные сцены уровня Карнеги-холла.
А уже в середине 50-х симфоджаз стал предтечей музыки «третьего течения» и имел общие корни с cool. Оба эти стиля сочетали в себе элементы аристократически утонченной симфонической музыки с раскрепощенностью свингового джаза.


[Spoiler (click to open)]
В начале 1923 года Пол Уайтмен заказал Джорджу Гершвину большую концертную пьесу для своего оркестра, но Джордж был увлечен работой над мюзиклом «Милый дьяволенок» и не стал отвлекаться. Решив ускорить события, Уайтмен на пресс-конференции объявил, что Гершвин уже занимается новой композицией и премьера ее состоится 12 февраля 1924 года. Гершвин узнал об этом из газеты, и ему пришлось форсировать еще даже не начавшиеся события.
Правда, еще раньше во время импровизаций за роялем Джордж неожиданно для себя наиграл широкую и свободно льющуюся мелодию, которая и стала главной темой в позже сочиненной «Рапсодии». Более того, эта мелодия стала известной, а Пол Уайтмен использовал ее в качестве постоянных радиопозывных своего оркестра и именно ею открывал все концерты.
В январе 24-го Гершвин вынужден был экстренно форсировать сочинение пьесы с названием «Американская рапсодия». Айра, брат и соратник по творчеству Джорджа, при посещении художественной выставки увидел там полотна с названиями «Ноктюрн в серых и зеленых тонах» и «Ноктюрн в голубых и зеленых тонах» художника Джеймса Уистлера. Под их впечатлением Айра предложил Джорджу назвать новую композицию Rapsody in Blue. Но слово «blue» в английском означает не только «синий, голубой», но и «грустный, печальный». Отсюда и название негритянского вокального жанра блюз произошло от blue devils, где присутствовало отражение эмоционально-психологического состояния, душевных переживаний человека. Позже более привычным и традиционным названием сочиненной Джорджем Гершвином композиции и стало «Рапсодия в стиле блюз».
Работа над ее созданием шла, как признавал сам автор, в непривычной для него скорости. В квартире композитора почти месяц жил постоянный соавтор и аранжировщик Уайтмена Ферд Грофе. Он одновременно с Гершвином постранично, буквально со стола на стол, делал оркестровку нового сочинения. Процесс создания пьесы длился три недели, и на день ее завершения уже была назначена и первая репетиция.
Гершвин был уверен в успехе, и на 12 февраля на концерт, в котором должна была прозвучать «Рапсодия», заранее были приглашены известные культурные и общественные деятели, а среди музыкальных светил были Сергей Рахманинов, Леопольд Стоковский, Игорь Стравинский, Вальтер Дамрош.
Уже первые звуки исполненной в концерте «Рапсодии» безраздельно завладели вниманием публики, а овации после финальных аккордов долго не стихали. Успех исполнения преодолел и все опасения Пола Уайтмена: он до последних минут был в напряжении и находился близко от решения исключить «Рапсодию» из программы концерта. Позже Пол рассказывал, что за 15 минут до начала концерта он, накинув поверх концертного фрака пальто, проскользнул ко входу в зал, и его охватил черный страх: вся улица была забита жаждущими заполучить билеты. Вернувшись за кулисы, вконец перепуганный Пол, по собственным словам, нервно кусал ногти и был готов отдать 5 000 долларов, если бы всё это закончилось, не начинаясь. Но роковой момент настал, занавес открылся, и объявить об отмене концерта Уайтмен не смог.
Зато в великолепном настроении был Джордж Гершвин, который в концерте солировал, сидя на сцене за роялем. Количество меломанов, пожелавших попасть на концерт, было в десять раз больше вместимости Эолового зала в центре Манхэттена. Но, несмотря на грандиозный успех премьеры, Гершвин был несказанно удивлен, когда узнал о намеченном печатном издании «Рапсодии», и позже сотни тысяч экземпляров проданных нот просто поразили композитора.
Пол Уайтмен еще дважды целиком повторил исполненную 12 февраля концертную программу, в том числе в огромном Карнеги-холле. Комплекты грампластинок с голубыми наклейками миллионными тиражами разнесли запись «Рапсодии в стиле блюз» по всему миру, а по числу исполнений в концертных залах композиция обогнала все другие произведения современных Гершвину авторов.
В 20–40-х годах «Рапсодия» вошла во все престижные филармонические залы Европы, причем исполнялась она не только в оригинальном варианте для фортепиано с оркестром, но и в самых разных переложениях: для двух и восьми роялей, для аккордеона, для хора a cappella, для скрипки с оркестром, для ансамбля мандолин и для группы из шести саксофонов с биг-бэндом. Появились даже танцевальные версии – от классического балета до интерпретации знаменитого чечеточника Джека Донахью.
По результатам первого исполнения в 1924-м Пол Уайтмен потерпел финансовые убытки, но позже только их с Гершвином авторские гонорары составили четверть миллиона долларов. Именно «Рапсодия» принесла композитору мировую славу и сделала его богатым, а имя «короля джаза» Пола Уайтмена поднялось на небывалую высоту не только на сцене, но и в кино, театре и в ночных клубах. Композиция вошла в репертуар всех американских симфонических оркестров и выдающихся дирижеров того времени, а в оджазированных версиях ее исполняли биг-бэнды во всех концах мира.
В «Рапсодии в стиле блюз» очень удачно слились элементы различных музыкальных культур, и она стала действительно мировым шедевром. Авторитетные критики ставили ее рядом с музыкой других композиторов-гигантов: при форме, заимствованной у Листа, мелодика уже упоминавшейся главной темы сравнивалась с великим Чайковским, а гармония – с Дебюсси и Шопеном.

* Член Гильдии джазовых критиков и Союза журналистов России.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 4 марта 2021 года, № 5 (202)
Tags: Джаз, Музыка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment