Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

История «засечной черты», которую так и не построили

Эдуард ДУБМАН *

В истории Самарского края можно найти немало загадочных, основанных на непроверенных данных слухов. Одним из таковых является возведение на Правобережье «Сызранской черты» – оборонительной линии, защищавшей пространство между Волгой и Сурой. В исторической литературе долгое время ее существование считалось непреложным фактом. Однако полевые и архивные исследования рубежа XX–XXI вв. показывают, что это не так.

В 1670-х гг. в Москве было принято решение продолжить возведение засечных черт на южных и юго-восточных рубежах страны. Лучшего способа защитить новые районы русской колонизации плодородной лесостепи правительство тогда не знало. Завершив в конце 1670-х строительство Пензенской черты, государство намеревалось продолжить ее на восток от Суры к Волге. Тем самым, все правобережье Южного Средневолжья было бы прикрыто единой оборонительной системой (как это произошло в середине XVII в., при возведении Симбирской, Карсунской и прочих засечных черт).

Царевна Софья Алексеевна Романова, регентша в 1682–1696

[Spoiler (click to open)]
Предварительно на правобережье Волги симбирский воевода Григорий Афанасьевич Козловский в 1683 г. возвел Сызранскую крепость. В Москве понимали, что ее оборонительного потенциала будет недостаточно. Летом 1685 г. осмотреть местность между Волгой и Сурой и подготовить проект засечной черты было поручено симбирскому воеводе стольнику Матвею Алексеевичу Головину, родному брату известного сподвижника Петра I Федора Головина.
Итогом рассмотрения этого проекта в конце 1685 г. стал царский указ, гласивший: «По досмотру и по описи и по чертежу стольника и воеводы Матвея Головина за старою Синбирскою и Корсунскою чертою и за новопостроеными селы и деревни для обереганья от приходу воинских людей строить новую черту ему стольнику и воеводе от Казачьих гор до Туруева городища и до реки Суры на семидесят верстах на трехстах на сороке на дву саженях. И по той новой черте сделать четыре городка, чтоб старая Синбирская и Корсунская черта и тех городов пригороды и арбугинская пашня и села и деревни, которые за старою Синбирскою и Корсунскою чертою были в черте. И служилым и всяких чинов и уездным людем жить было безстрашно и на Волге всяким людем от приходов воинских людей разоренья не было».
Новая система укреплений должна была защитить «новопостроенные села и деревни», а также судовой ход и рыболовецкие предприятия по Волге. Начальным пунктом ее на Волге была указана не построенная в отдалении от реки, за протоками, Сызрань, а крепость на «Казачьих горах» – Кашпир.

План крепости Кашпир в конце XVII в.

По еще одному указу уже начала 1686 г. строительство новой черты следовало начать 1 мая 1686 г. (по старому стилю), «не испустя летнего времени». Посошных людей собирали из уездов, находившихся в ведении различных приказов – Казанского, Разрядного и других, «з десяти дворов человека да с пятнатцети дворов лошадь. А работных людей велено нарежать, чтоб у всякого человека было по топору, по заступу, по лопате, да у дву человек по кирке. А лошади с телеги и с ужищи». К этому ограниченному набору инструментов, видимо, что-то должны были изготовить на месте в Сызрани или во временных рабочих лагерях, устроенных вдоль линии строительства новой черты. Общая численность людей, мобилизованных на возведение Сызранской черты, составляла около 8 500–9 000 чел. По проекту ее протяженность равнялась примерно 152 км.
Для охраны района строительных работ, «обереганья тех посошных людей» предполагалось использовать полк М. А. Головина с «ратными людьми московского чину» и служилыми людьми из Свияжска, Арзамаса, Нижнего Новгорода, Касимова и Шацка.

Сызрань на гравюре М. И. Махаева конца 1760-х гг.

Сохранившиеся документы свидетельствуют, что местные уездные власти приступили к реализации указанных мероприятий. Однако их не удалось завершить. В апреле 1686 г. в приказ Казанского Дворца был направлен царский указ, отменивший строительство новой линии: «И апреля в 13 день нынешняго ж 194-го году за тою Синбирскою и Корсунскою чертою тех городов и валового и засечного дела делать великие государи не указали». Можно предположить, что основанием отказа от строительства стало заключение Вечного мира с Польшей и концентрация всех вооруженных сил и ресурсов на южном направлении для борьбы с Турцией.
Несмотря на это решение, полк М. А. Головина летом 1686 г. выдвинули в район планируемого строительства, а позднее отдельные сооружения черты все-таки были построены: у Волги – крепость Кашпир и земляной вал около нее в 1687 г.; у Тураева городища – казачья Торуевская слобода.
Именно Кашпир был одним из 4 «городков», составлявших основу Сызранской линии. Его гарнизон охранял судоходство на Волге, чтобы «всяким людем от приходов воинских людей разоренья не было». Строился Кашпир «по досмотру и по описи и по чертежу стольника и воеводы Матвея Головина», составленных в 1685 г. для возведения Сызранской линии.
Сохранился уникальный чертеж укреплений Кашпира, подготовленный в конце XVII в. Деревянная дубовая крепость с 8 башнями имела почти правильную квадратную форму «в длину 46 сажен с аршином, поперег – 50 сажен, вкруг города 245 сажен». Четыре угловые башни были восьмигранными; остальные 4, располагавшиеся на пряслах стен, – квадратными.
Все они увенчивались шатрами. Три из них – северная Спасская, южная Саратовская и восточная – имели ворота. Стены крепости, «в вышину 2 сажени пол 2 аршина», с трех сторон были устроены на валу, окружены рвами и надолбами («Около города с 3-х сторон вырыт ров»). По более позднему описанию второй половины XVIII в., высота стен составляла не менее 3,5 м. С восточной стороны в дополнительных укреплениях надобности не было, т. к. склон холма круто обрывался к Волге.
Въезд и выезд из Кашпира осуществлялся через Спасскую и Саратовскую башни по специальным деревянным мостам, переброшенным через ров. Еще один выход был через башню в «пряслях» восточной стены. Наиболее уязвимой стороной крепости являлась южная – широкое основание возвышенного мыса. Строители дополнительно укрепили это направление. От южной стены городка, от угловых башен, на восток, вниз по крутому берегу к Волге, и на запад, к долине р. Кашпирки, шли деревянные палисады (а перед ними рвы), заканчивающиеся двумя сторожевыми башнями: «От города ж к речке Кашпирке вал и острог, по конец валу башня. По мере того валу и острогу 405 сажен 2 аршина. А от той башни надолобы до реки Волги, да от другой наугольной башни по горе до реки Волги надолобы ж. По конец надолоб – башня, шатер».
При въезде в городок, у ворот Спасской башни, была устроена таможня. Внутри крепости (официально она считалась пригородом Симбирска) размещался воеводский двор со строениями, приказная изба, две караульни и склад боеприпасов, так называемая «зелейная изба». Сторожевая башня у р. Кашпирки по плану проектировщиков должна была соединяться с укреплениями Сызранской линии, однако эта часть проекта так и не была осуществлена.
Гарнизон Кашпира сформировали из переведенных служилых людей с Симбирской черты и городов Среднего Поволжья. Первыми поселенцами стали 188 солдат, которым в 1689 г. «вместо денежного и хлебного жалованья было отведено под пашню земли и сенных покосов и всяких угодий против сызранских солдат». Трудно сказать, насколько остальные 3 городка Сызранской черты по своим конструктивным особенностям повторяли оборонительные сооружения Кашпира. Возможно, они были однотипными.
Защищать междуречье Волги и Суры вместо гарнизонов так и не построенной черты было поручено военным гарнизонам Сызрани и Кашпира, жителям казачьих, солдатских, служилых татарских, чувашских и мордовских селений, а также казакам и солдатам, расселенным в более глубинных районах Симбирского уезда.
Так, в царской грамоте о наделении сенгилеевских станичных казаков землей говорилось, что в «той Сенгилеевской слободе и службы де они всякия Великаго Государя городовыя и объездныя служат и на нашу Великаго Государя службу ходят по очередь и ряду, по дважды в году, и в новопостроенном городе Сызрани и на Кашпире со своею братиею станичными казаками с Тетюш и Карлинска и стоят ради сбереженья от неприятельских людей попеременно и в проезжия, подзорныя станицы по Симбирской и по Корсунской черте ездят безпрестанно».

* Доктор исторических наук, профессор Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 4 марта 2021 года, № 5 (202)
Tags: История Самарского края
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment