Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Записки очевидца

Галина ТОРУНОВА *

В ТЮЗ я начала ходить в середине 50-х. Вернее, меня начали водить, но не родители. Это был типичный культпоход в театр с классом. С мамой до этого мы ходили на балет. И придя в ТЮЗ, я ожидала чего-то подобного, волшебного. Но «Зайка-зазнайка» меня сильно разочаровал. Какие-то взрослые дяди и тети пытались мне доказать, что они зверушки и что они как дети. У них это не получалось, а мне было неловко смотреть на них.

Лев Яковлевич Шварц
[Spoiler (click to open)]
Но классные руководители были настойчивы в своем желании привить нам вкус и привычку «наслаждаться большим искусством» и водили нас в детский театр с устойчивой периодичностью два раза в четверти. Мальчишки соревновались в попаданиях жеваной бумажкой в артистов или друг в друга. Девчонки обменивались сплетнями и фантиками, благо учителям неловко было бегать по залу, а капельдинеры не успевали зашикать всех нарушителей творческого процесса.
Любовь к драматическому искусству во мне проснулась чуть позже, когда я пришла во взрослый драматический театр. Туда я старалась попасть всеми правдами и неправдами до такой степени, что мама, испугавшись моего влечения, стала строго дозировать мои театральные выходы – естественно, за счет выдачи денег на билеты. Но у меня на этот случай были поклонники. Впрочем, я не об этом.
ТЮЗ я довольно долго обходила своим вниманием. Вплоть до 1964 года, когда в Куйбышев после окончания ГИТИСа вернулся наш земляк Артур Хайкин: его назначили главным режиссером ТЮЗа. И вот один за другим спектакли начали подогревать интерес молодежи к этому театру. А на спектакль «104 страницы про любовь» по очень гремевшей тогда пьесе Эдварда Радзинского просто было не попасть. Очень ярко засверкала тогда звезда молодого и весьма обаятельного Алексея Симковича. На этой точке популярность и посещаемость театра драмы и ТЮЗа сравнялись. Но ненадолго. Очередной режиссер драмы Яков Киржнер получил Омский драматический театр и забрал с собой Хайкина. ТЮЗ возвратился к обслуживанию культпоходов и почти ежегодной смене режиссеров.
И только через несколько лет в Куйбышевский театр юного зрителя приехал Лев Шварц, любимый ученик (по словам его сокурсников) Георгия Товстоногова. Этот курс великого режиссера и педагога был поистине великолепным: Кама Гинкас, Генриетта Яновская, Сандро Товстоногов. То, что Шварц уехал работать в провинцию и взял ТЮЗ, было, думаю, не случайно. Многие молодые режиссеры конца оттепели сознательно шли в периферийные ТЮЗы. Им, молодым и жадным до чего-то нового, неиспробованного, казалось, что ТЮЗы меньше подвергаются проверкам на инакомыслие, на них меньше обращают внимание идеологические работники и «люди в сером». Именно тогда громко заявил о себе Красноярский ТЮЗ, где, сменяя друг друга, творили Геннадий Опорков и Лариса Малеванная, Кама Гинкас с Генриеттой Яновской и Лев Стукалов. Примерно так же ведут себя современные молодые режиссеры, уезжая в маленькие города и уходя на малые сцены. Но не у всех получается спрятаться.
То, что Лев Яковлевич Шварц – талантливый, самобытный режиссер, зрители – та их часть, которая особенно нуждается в театре, – поняли достаточно быстро, но с партийным и школьным руководством отношения у Шварца складывались непростые. Спектакль «Итальянская трагедия» по роману Войнич «Овод» был принят хорошо, и руководство порадовалось, что появился такой яркий спектакль, посвященный революционной романтике. А молодые зрители ходили смотреть на блестящую пару актеров: Александра Васильева (кардинал Монтанелли) и Михаила Мазина (Артур Риварес), который тотчас стал девичьим кумиром.

Сцена из спектакля «Итальянская трагедия»

Потом появились «Московские каникулы» Андрея Кузнецова, пьеса о старшеклассниках и для старшеклассников, о первой любви и первых разочарованиях. Но Шварц ввел туда квартет девушек, с сюжетом не связанных и поющих современные шлягеры. Режиссер учуял, как не хватает молодым радости, легкости в то время, как их со всех сторон пытаются образумить, обучить, наставить на путь истинный. Естественно, молодым зрителям это нравилось, а критику и особенно педагогическую общественность такая облегченность и подражание западной шоу-культуре раздражали. Но это было только начало.
«Вишневый сад» насторожил. К новому сезону Лев Яковлевич собрал молодую и весьма талантливую группу актеров. И вот эти молодые стали основными исполнителями главных ролей. Маргарите Шумиловой (Раневская) и Сергею Акимову (Гаев) – чуть за 25, Леониду Шапошникову (Лопахин) и Станиславу Цымбалу (Петя Трофимов) – вообще чуть за 20. Это был очень горький спектакль, во многом благодаря именно молодости исполнителей, которая никак не скрывалась. В 1971 году молодым казалось, что оттепель окончательно оледенела, время свободного творчества уже никогда не наступит и молодость кончилась, не успев начаться.
Все эти актеры были очень талантливы и, разъехавшись после отставки Шварца по разным театрам страны, сделали блестящую карьеру, сыграв огромный репертуар и получив звания народных и заслуженных.
Но главный скандал разразился после премьеры мюзикла «РВС» по повести Аркадия Гайдара. Леонид Вохмянин написал прекрасную музыку, которая быстро разошлась среди людей от 10 до 30 лет. Под эту музыку юные революционеры Димка (Ольга Любич) и Жиган (Татьяна Захарова) совершали свои подвиги. Зрителям очень нравился такой веселый революционный задор, но общественность восприняла спектакль чуть ли не как издевательство над святыми революционными идеями.

Сцена из спектакля «РВС»

Борьба против растлителя юных душ строителей коммунизма приобрела широкий масштаб. Газеты чуть ли не еженедельно клеймили и громили режиссера, замахнувшегося на святое. Шварцу нужно было уходить, группа его актеров тоже паковала чемоданы. Лев Яковлевич перешел в труппу Куйбышевского драматического театра драмы имени М. Горького. Можно предположить, что руководитель этого прославленного театра Пётр Львович Монастырский был не просто доволен, заполучив талантливого режиссера, но некоторым образом способствовал такому переходу. Тем более, что он как раз в то время озвучил идею соединения обеих трупп под своим руководством.
В драматическом театре Лев Яковлевич поставил только один спектакль, но какой! «На всякого мудреца довольно простоты» А. Островского – один из самых ярких спектаклей в истории этого театра. Он блистал целой плеядой замечательных актерских созданий. То, что сотворила со своей Мамаевой Вера Александровна Ершова, можно назвать эталонной работой. Вопреки расхожему мнению, что именно Гамлет – вершина его творчества, я считаю, что лучшей ролью Юрия Демича можно назвать Егора Глумова. У меня до сих пор перед глазами стоит, вернее, суетится Городулин Михаила Лазарева, Мамаев Сергея Пономарёва; в ушах звучит лисий голос Турусиной Елизаветы Фроловой.
После конца сезона Лев Яковлевич уехал из Куйбышева совсем. Что уж там произошло у них с Петром Львовичем, я не знаю, но спектакль был вскоре снят с афиши. А в ТЮЗе опять началась чехарда сменных главных режиссеров.
Через пять лет Шварца вновь позвали в ТЮЗ. Он вернулся, но ненадолго. Сделал блестящий спектакль «Недоросль» Д. Фонвизина. Это был спектакль, пугающий при всей комичности происходящего. В финале Митрофанушке, совершившему массу пакостей и даже преступление, вручали в руки автомат и посылали защищать Родину. В спектакле опять был собран букет блестящих актерских работ, очень самобытных, но при этом создававших замечательный ансамбль. Такого Стародума, каким был Василий Чернов, я не видела никогда, Вральман Юрия Долгих, на мой взгляд, – одна из лучших его ролей, Простакова Натальи Чуркиной, Митрофанушка Юрия Дуванова открывали в актерах нечто новое, замечательное и многообещающее.
Но Шварц вновь продержался в театре недолго. В начале следующего сезона ему было отказано в праве возглавлять театр. Отказано громко. 4 ноября 1978 года труппа устроила собрание, на котором небольшая группа, в основном участники спектакля «Недоросль», пыталась отстоять своего режиссера, но основная часть, а их было больше, поддержала позицию обкома партии, от лица которого говорила руководитель отдела культуры Зинаида Михайловна Бенгина, которая сочла, что Шварц, в общем-то, хороший режиссер, поставил хороший спектакль, но руководить театром не может. Надо подумать, поискать еще. Шварц Лев Яковлевич уехал в Ленинград и больше в Куйбышев не приезжал. Умер он в 1997 году в Ленинграде, создав там полупрофессиональный театр «Окошки». И так же, как и в первый раз, вслед за ним ушла из театра группа считавших себя его актерами.
Странная судьба и странная история…

* Театровед, кандидат филологических наук, член Союза театральных деятелей и Союза журналистов РФ.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 4 марта 2021 года, № 5 (202)
Tags: Театр
Subscribe

  • Творческая вершина «потерянного классика»

    Дмитрий ДЯТЛОВ * Фото Ирины ЦАРЁВСКОЙ В концертном зале Пушкинского народного дома в канун 76-й годовщины Победы состоялось исполнение…

  • Подлинник

    Дмитрий ДЯТЛОВ * – Здравствуйте, месье Равель! Я вам писал… – А, так это вы, молодой человек! Что же вы играете из…

  • И слово в музыку вернись…

    Татьяна КОЛЫШЕВА * 8 мая отметила свой юбилей создатель «ТЕАТРА СЛОВА КЛАРЫ САРКИСЯН», уникального явления в культурной жизни…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment