Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

«Ну, i де ж моя хата?»

За 90-летнюю жизнь Самарского театра юного зрителя в репертуаре было множество спектаклей, о которых с удовольствием вспоминают зрители и все, кто эти постановки создавал и в них играл. Сегодня рассматривает фотографию из спектакля Георгия Цхвиравы актриса Елена ТУРИНСКАЯ (в Куйбышевском/Самарском ТЮЗе – с 1994 года).

Смотрю на это фото из постановки «МАЛЮНКИ КУЗНЕЦА ВАКУЛЫ, ИЛИ ВЕЧЕРА НА ХУТОРЕ БЛИЗ ДИКАНЬКИ» и вспоминаю мою фразу: «Що вам потрібно?» Я единственная в спектакле говорила на украинском языке, все остальные актеры – на русском. Режиссер Георгий Цхвирава объединил в «Малюнках» две истории Гоголя: так называемую весеннюю – «Майскую ночь, или Утопленницу» и зимнюю – «Ночь перед Рождеством». Я была занята во второй. Перед началом появлялся Черт – Олег Белов, потом я – и зачитывала эпиграф ко второму действию на украинском.

Сцена из спектакля «Малюнки кузнеца Вакулы…». Потемкин – Игорь Рудаков, Екатерина Вторая – Елена Туринская, Черт – Олег Белов, Вакула – Александр Марушев

[Spoiler (click to open)]
Чертовщина была повсюду. Когда мы репетировали, в театре обязательно что-то случалось: то свет погаснет, лампы разобьются, то что-то упадет. Цхвирава все время сокрушался: «Вот, с чертовщиной свяжешься – всё идет наперекосяк». С режиссером к этому времени труппа уже сроднилась: это был четвертый спектакль Георгия Зурабовича после «Колобка», «Синего чудовища» и «Буратино».
В «Малюнках» великолепный художник по костюмам – Елена Орлова из Петербурга. Костюмы были очень интересные, со множеством деталей. Художница собирала на улице какие-то прутья и сама плела из них венки, изготавливала бусы. На костюмах был нашит миллион всяких пуговичек: в свободное время кто мог прибегал в цех и нашивал на жупаны, на плахты разные мелочи. Все самартовцы и их родня, кто умел, вязали для спектакля шапки, шарфы… Я Саше Марушеву, который играл Вакулу, связала большую рубаху. На артистах была шикарная войлочная обувь с какими-то помпончиками, бубенчиками, кто-то ходил в лаптях. Очень уютно было в этих костюмах играть.
Композитор спектакля Александр Пантыкин всё время приглашал меня зачитывать текст на украинском. Он слушал-слушал, вникал в мелодику речи, а потом сочинял музыку. Просил вспомнить народные песни. Я пела, конечно, то, что знала: «Ніч яка місячна», другие песни. В результате в спектакле все участники на четыре голоса очень красиво исполняли «Ой, ты мисяцу» a`cappella.
Я ж сама чистокровная хохлушка. Родители у меня из глухих украинских мест, и я с 61-го по 70-й там прожила. Училась в русской школе, украинский язык терпеть не могла, но он был обязательным. Сейчас жалею, что так относилась к языку: понимать понимаю, а разговор поддержать не могу. У них такая специфика – очень быстрая речь, и когда уже взрослой я приезжала к маме в Винницкую область, просила ее говорить помедленнее и даже частенько переводить на русский.
Помню, когда я стала актрисой Самарского театра драмы, мы поехали на гастроли в Киев и прожили там месяц. Какой был прекрасный город! Мы не спали по ночам – гуляли по его паркам среди каштанов. Я всем рассказывала про свое детство: наш дом стоял на окраине деревни, вокруг лягушки квакают, кузнечики стрекочут, дымка по полям расстилается. Когда в доме собирались бабульки, это было что-то. Они были неграмотные, но заводили такое многоголосье! Они завораживали! Все народные песни я помню именно из детства.
Но вернемся к «Малюнкам кузнеца Вакулы». Я играла в спектакле Екатерину Вторую. Царица – ведь она кто? Она сидит где-то там, высоко, ест сало и медом запивает. И в первом эпизоде, когда запорожцы приходят к Екатерине, они видят такую картину: стою я на балконе, вместо скипетра и державы держу в одной руке кусок сала, в другой – кринку мёда. Игорь Рудаков – Потемкин – переводил мне речь запорожцев. А я тот текст, что у Гоголя по-русски, отвечала по-украински, как могла я себе текст переводила. В первоначальном варианте спектакля Царица только по пояс показывалась зрителю. У меня и юбки-то сценической не было, только эта кофта с рукавом-фонариком. Потом, конечно, сшили юбку, чтобы в финальной сцене выйти и петь.
В цветовом плане в спектакле всё было бело-серое, а мы с Потемкиным – такое яркое пятно. И бусы у всех девчонок были под цвет натурального дерева, а у меня крашеные – желтые, красные, синие.
Спектакль был очень смешной, озорной и добрый. И очень светлый, несмотря на присутствие нечисти – Черта с его Чертенятами. Мы, артисты, много хулиганили, импровизировали: материал-то игровой. Каждый предлагал свое, многое по ходу репетиций придумывалось. Очень забавно было, когда персонажи проваливались и исчезали в проемах, которые сделаны в декорации, олицетворяющей сугробы. Там же в «Ночи перед Рождеством» занесло всё: Черт намудрил, и кругом снегопад, заносы. Декорации делались вручную, белый синтепон прошивался и становился похожим и на ворох снега, и на облака (художник – Анатолий Шубин). В спектакле был просто волшебный свет (одна из первых работ в нашем театре Евгения Ганзбурга), очень красивые ночные сцены со звездами, месяцем.
Володя Сапрыкин играл мужика, который весь спектакль ходил по сцене и вопрошал: «Ну, i де ж моя хата?» Ему отвечали: «Вон там!» – и показывали все в разные стороны. Фраза про хату стала крылатым выражением. Когда мы понимали, что всё, приплыли, говорили: «Ну, i де ж моя хата?» В финале, когда Вакула что-то малевал, мимо проходила Дивчина с ребенком и замечала: «Дывысь, яка кака намалевана!» Тоже реплика ушла в народ.
Олег Белов потрясающе играл Черта. Он такой импозантный, ходил в цилиндре и фраке, но в меховых наушниках и вязаных варежках, потому что мерз ужасно. Грим у героев был очень колоритный. Смешная Баба с фиолетовым носом (Виктория Максимова) спорила с другой бабой:
– Повесился! – Утопился! – Нет, повесился! – Нет, утопился!
Помню этот звук, который все мы произносили: «Хр, хр, хр», он очень точно передавал «скрып мороза под сапогом». И зрители, когда выходили из зала после спектакля, они тоже подражали нам, произносили «хр, хр, хр». Вообще в «Малюнках» занята была практически вся труппа. И спектакль все любили очень. И зрители, и артисты.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 4 марта 2021 года, № 5 (202)
Tags: Театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment