Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Общая история, общая культура

Рубрика: 3 марта – День освобождения Болгарии от османского ига

Людмила КАРПЕНКО *

Традиция российско-болгарских гуманитарных связей измеряется тысячелетием. Ретроспективный взгляд убеждает: эта традиция имеет непреходящий характер и исторические судьбы наших народов при любых обстоятельствах неразрывны.

Исторические и культурные начала, соединяющие Россию и Болгарию

Если говорить о том, что нас объединяет, то раньше, чем что-либо другое, – генетические корни. Южные славяне, к которым относятся болгары, и восточные славяне дольше других славянских племен оставались на территории прародины, откуда в VI в. южные славяне проникли на Балканы, а восточные – расселились на север, на Восточно-Европейскую равнину, в Поволжье.
Славян на Дунае и на Волге сближает не только изначальное родство, но и контакты с соседями. На Дунае и на Волге славяне взаимодействовали с тюркоязычными протоболгарами. Отсюда сходство топонимов – Дунайская Болгария и Волжская Булгария, город Болгар на Волге.


[Spoiler (click to open)]
Родство болгар и русских – не языковая метафора, а факт генетической истории и антропологии. Общность происхождения народов обусловила родство языков, в силу которого значительная часть исконной лексики оказывается общей, потому болгарину близки и понятны стихи Пушкина, Лермонтова и Есенина, а русский услышит родные мотивы в строках Ботева, Дебелянова, Вапцарова.
Не только происхождение роднит русский и болгарский языки, но еще в большей мере евангельское начало, общая православная вера, единый язык наших православных церквей. Источник религиозных и культурных оснований общий – византийская православная духовная традиция. Созданный на основе западных болгарских говоров славянскими первоучителями церковнославянский (в Болгарии его называют старобългарским) язык стал наднациональным и послужил основой для русского литературного языка, в функциональную парадигму которого церковнославянский язык входил на правах основной системы.
В истории двух народов известны целые эпохи взаимонаправленных влияний, обеспечивших гармоничное развитие родственных традиций. «В странах южных и восточных славян создавались не национальные школы византийского искусства, а единая славянская «рецензия» византийской культуры, и в пределах этой славянской культуры-посредницы – местные, национальные школы. Признавая это, мы не будем сбрасывать со счетов общения славян между собой, их единства. Славяне общались с Византией не один на один, а через посредство общей им всем промежуточной культуры, в создании которой громадная роль принадлежала болгарам, и в начальной стадии в первую очередь – Кириллу и Мефодию, создателям общеславянской письменности и распространителям единого для всех православных славян литературного языка – древнеболгарского в своей осове». (Д. Лихачев).
Православное начало и общее письмо сшивают в одну книгу тексты наших культур. Таков, например, «Успенский сборник XII в.», в котором собраны и южнославянские тексты (древнейший список Пространного жития Мефодия, Похвальное слово Кириллу и Мефодию и др.), и древнерусские (Житие Бориса и Глеба, Житие Феодосия Печерского и др.). Общим истоком славянской духовной и письменной традиции послужили осуществленные святыми Кириллом и Мефодием переводы Библии с греческого на славянский язык. Созданная святым Кириллом азбука глаголица – общий исток славянской книжной традиции, а кириллица, которой мы обязаны, по всей видимости, ближайшему из учеников Кирилла Клименту, архиепископу Охридскому, – историческое лоно нашей культуры.
Первое южнославянское влияние на Руси связано с «золотым веком древнеболгарской письменности», оно охватывает исторический период X–XIII вв., когда в переводе древнеболгарских книжников получили распространение религиозные и философские идеи писателей ранней патристики, а также были созданы такие значительные оригинальные сочинения древнеболгарских авторов, как «Азбучная молитва», «Проглас» к Евангелию, «О письменах», «Шестоднев». Писатели «золотого века» – Климент Охридский, Константин Преславский, Черноризец Храбр, Иоанн Экзарх Болгарский, царь Симеон – в значительной мере определили интеллектуально-книжную атмосферу культуры Киевской Руси. Со вторым южнославянским влиянием, начало которого приходится на время деятельности митрополита Московского и всея Руси, болгарина по происхождению, святителя Киприана, связана корректировка письменной нормы русского языка, ее сближение с южнославянскими нормами.
Символами общей истории являются и царь-освободитель Александр II, и главный национальный праздник болгар – День освобождения от османского ига, которое стало возможным в результате общей победы российской армии и болгарских ополченцев в русско-турецкой освободительной войне. Героической страницей этой войны стали битва при Стара-Загоре и оборона Шипкинского перевала. Боевой дух ополченцев поднимало Самарское знамя, вышитое монахинями Самарского Иверского женского монастыря, переданное ополченцам «от всей земли русской». Запечатленная в реликвиях, таких, как символизирующая Христа глаголица, как Самарское знамя, как Шипка, «Алеша», как Русская церковь в Софии, историческая память становится символом духовного единства, непоколебимости нравственных начал, лежащих в основе русско-болгарских связей.

Отдельную яркую страницу представляет история всестороннего сотрудничества в эпоху социализма, когда советский и болгарский народы называли себя народами-братьями и имели широко развитые экономические связи между национальными системами, входившими в единый СЭВ. Тогда прямые партнерские связи поддерживались не только на межгосударственном уровне, но и на уровне отдельных городов, предприятий, творческих коллективов, научных и учебных заведений. Связи городов-побратимов знаменовали поезда и полеты дружбы. В то время переводилось и издавалось все лучшее, что было создано в двух национальных литературах. О реалиях того времени говорят и тысячные тиражи переведенных изданий.
И сегодня интерес двух народов друг к другу очевиден, ежегодно с целью укрепления двусторонних связей при содействии посольств России и Болгарии организуются культурные акции – Дни России в Болгарии и Дни Болгарии в российских регионах. Значительный импульс им придан акциями перекрестных годов России и Болгарии.
Большую роль в сохранении традиционных российско-болгарских связей играет университетская славистика, начало которой в России было положено в 30-е годы XIX в. и для которой изначально было присуще качество интегративности, поскольку наука пробуждалась стремлением осмыслить общее роднящее начало славянских народов, их языков и культур, увидеть в них исконное целое. Рождение российской университетской славистической школы связано с именами О. Бодянского, И. Срезневского, И. Прейса, В. Григоровича. В советское время были возрождены кафедры славянской филологии, восстановлена традиция изучения живых славянских языков. В 1944 г. в четырех университетах Советского Союза – Московском, Ленинградском, Киевском и Львовском – были созданы славянские отделения. Благодаря усилиям профессоров П. Андреева и Г. Сафронова была заведена практика приглашения из славянских стран лекторов для преподавания славянских языков на кафедрах славянской филологии ведущих университетов страны.
Ежегодно в Самарском университете проводятся начатые в 1977 году и ставшие традиционными Кирилло-Мефодиевские чтения, участие в которых принимали ученые и писатели из разных славянских стран, в том числе проф. С. Николова из Кирилло-Мефодиевского научного центра БАН, проф. А. Федотов из Софийского университета имени Климента Охридского, болгарская писательница и журналистка К. Канева.
Примеров сохранения традиции исторических и культурных связей между Россией и Болгарией множество. Они свидетельствуют о том, что и сегодня Россию и Болгарию связывают по-настоящему глубокие, основанные на нераздельных исторических судьбах и переживаниях отношения духовного, языкового и культурного родства.

Иван Вазов

Болгария

Любил тебя, когда была рабыней,
влачила унизительный хомут,
и каждый зов в жизнь, вольную от пут,
разнесся над тобой, как средь пустыни.
Любил, когда зардела над тобой
заря стремительного пробужденья,
духовный свет и слово просвещенья
насущным стали хлебом и судьбой.
Любил, когда, чтобы ярмо разбить,
ты обнажила меч в бою неравном
и жертвами несметными, кровавыми
грядущее сумела искупить.
Любил тебя, когда вновь ожила
свобода над родимыми Балканами,
когда над пепелищами и ранами
жизнь радостная буйно зацвела.
Приветствовал, когда свет удивила
под Сливницей победными «Ура!»
и, лавры свои первые собрав,
мощь небывалую в себе открыла.
Любил тебя я даже в смуты дни
и в потрясеньях страшных, что познала,
когда в момент опасный испытала
тревоги века, горести одни.
Люблю я и сейчас, когда забыты
задачи света и уроки зла,
чтоб поприщем отныне ты была
безумной жажды, сговоров сокрытых,
когда бросают в почву семена
зловещие и для ужасной жатвы
и тянет ада дух, чтоб к злу пришла ты,
утратившая веру в знамена;
когда ты жаждешь слышать бодрый зов,
о, мать моя, отчизна беспокойная, –
ты больше, чем когда-либо, достойна
стяжать упреки, слёзы и любовь.
Перевод Л. Карпенко

* Доктор филологических наук, профессор Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 4 марта 2021 года, № 5 (202)
Tags: История культуры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment