Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Благословение фей

Зоя КОБОЗЕВА *

Я вовсе не хочу сказать, что, имей я возможность начать жизнь заново, я стал бы инженером, священником, биржевым маклером или более нравственным человеком, а теперь, увы, слишком поздно что-нибудь менять. Оно означает лишь, что ребенок вырастает из окружения и наследственности, взрослый мужчина – из ребенка, писатель – из взрослого мужчины. И что слишком поздно сейчас – впрочем, как и сорок лет назад – становиться другим писателем. Я говорю об этом без сожалений, равно как и без самодовольства.
А. Милн. Слишком поздно

Я хочу рассказать про фей. И предостеречь дорогого читателя, если ему в жизни когда-нибудь придется столкнуться с феями – неважно, добрыми или теми кровожадными, которые забирают молочные зубы, – чтобы он был осторожен. Кстати, куда они их потом девают, эти выпавшие наши первые зубы? У любящих пап и мам есть традиция: не отдавать молочные зубки мышке или фее, а складывать в коробочку на память. Я тоже пыталась так делать. Но потеряла счет этим молочным зубкам, и коробочка так и осталась на дне моего материнского сердца незаполненной.


[Spoiler (click to open)]
Есть еще и другая, не менее антропологическая традиция: прикреплять к листам альбома или складывать в конвертики первые детские локоны, отрезанные на память прядочки. Мамина мама умерла очень молодой. И прядь ее золотых волос осталась лежать на память в конверте. И когда мои рыже-золотые волосы в детстве прикладывали к той прядочке – они совпадали. Цвет в цвет. Не хочется думать, что тем самым совпадала судьба, но все эти женские таинства, памяти, шкатулочки, талисманчики, феи, которые приглашаются к колыбели чад, чтобы наделить их дарами… Какую-нибудь, да забудешь пригласить. И что тогда делать?! Уничтожать веретёнца во всём королевстве?
Когда королевство становится старым, таким старым, что на все крестины уже приглашаются феи, всё прорастает и обрастает личными, почти семейными связями, старые феи толпятся, чтобы поздравить с рождением, с бракосочетанием, с защитой диссертаций... Нечаянно вылетело. В королевствах ведь диссертации не защищают, слава Богу, там просто бывают прекрасные принцессы и отважные принцы, чье самое главное занятие – любить. Когда королевство становится старым, о нем сочиняют сказки.
***
В некотором царстве, в некотором государстве жил-был Принц. Принц был невероятно застенчив. Такой вот синеглазка – застенчивый Принц, но со шпагой, со шляпой с пером. И с Котом, с преданным Котом, нечаянно перепутавшим сказки. И явившимся к Принцу из сказки о мельнике, несправедливо распорядившемся наследством. Вообще, если не можешь любить своих детей одинаково, не рожай более одного. Всем несправедливым в любви людям нельзя рожать двоих и более детей, чтобы не получались потом несчастные принцы и принцессы. Но это тоже из другой сказки.

Как же сложно сочинять свою, неповторимую сказку, если, помимо более-менее приличного для гуманитариев самоцитирования, у тебя получается явно неприличный плагиат. Слишком много сказок вокруг!

Принц мечтал о Принцессе. Кто бы мог подумать, что в этом мире еще остались незанятые принцы, мечтающие о принцессах! Но, увы, весь мир делится на два отряда: один состоит из тех, о ком мечтают, второй – из тех, кого не замечают, кто не умеет произвести впечатление. А может быть, всему этому второму отряду просто не повезло, так как над их колыбельками склонилась когда-то старая и нелюбимая всеми, отверженная… простите, может, и молодая, злая и вредная, недолюбленная или не умеющая любить Фея?
Таким образом, наш Принц, хоть и был застенчивым, мечтал о принцессе из первого отряда. Склонившись печально около стрельчатого окна своего замка к перьям шапо, перебирая шерстку на холке черного кота, он синеглазо мечтал о самой грубой, самой неизящной, самой взбалмошной принцессе. Потому что, мы-то с вами знаем, дорогие читатели, противоположности притягиваются. Добряки тянутся к злодейкам. Злодеи мечтают о кротких пастушках. Толстяков тянут к себе тростиночки. А толстушки жаждут заключить в свои могучие объятия худеньких зеленоватых музыкантов, чья плоть с детства истерзана гаммами и прочей мученической аскезой.
И только фей никто не хочет заключить в объятия. Потому что, если ты выбираешь в этой жизни власть (а волшебство – это несомненная власть), то уж извини, дорогая: или власть, или любовь. Наш волоокий и синеокий Принц мечтал о самой вульгарной девке в принцессовском обличье и отправлял ей подарки: соловья, розу и, наконец, свое фланелевое сердце, истекающее понарошной кровью, как это делалось в театре символизма. Просто Принц был знаком и с творчеством Оскара Уайльда, и с работой Георгия Почепцова «История русской семиотики». Поэтому такие подарки.
Принцесса подарки брала, не понимая их глубинного смысла. Принца на порог не пускала, но и не отнимала до конца надежду, потому что хищные женщины есть хищные женщины, они не отказываются просто так от свиты; от нижней юбки с потайными кармашками, в которые складывают отнюдь не фланелевые сердца поверженных влюбленных в них глупых принцев.
Или так делала королева Марго в возрасте, приближающемся к полтиннику? Неважно. Все люди похожи в своих мыслях, чувствах и поступках. Так же, как и Марго, поступала возлюбленная синеоко-волоокого Принца. Просто, когда ты носишь фарзингейлы, корсеты и нижние юбки с оборками, сам Бог велел приделать к ним побольше потайных кармашков и складывать на черный день в них всякие ценные вещи и хлам – такой, как сердца тех, кто ни черта не соображает в женщинах.
Однажды Принц отчаялся ждать благосклонности. Кот, видя мучения хозяина, посоветовал ему обратиться за помощью к Фее, которая проживала недалеко. Кот знал, что советовал. Фея страсть как любила котов. Кстати, я лично не знаю ни одной феи, которая бы носила с собой йоркширских терьеров. Феи учились жить и выживать в догламурную и докапиталистическую эпоху, когда главным символом их власти был кот.
Кот кота видит издалека. Принц поплелся, ведомый своим Котом, к Фее, не забыв прихватить рыбку для ее фаворита. Фея начала аудиенцию. Коты мурлыкали под ее перстнями. Принц ждал совета. Фея выдвинула условия.
«Послушай, Принц! – начала она. – Ты тратишь свою жизнь на мечты о вздорной девке, которая, подобно византийской Феодоре, не по праву заняла престол. Девица только вылезла с цирковой арены и просто не в состоянии по достоинству оценить породу. Но я отдаю себе отчет в том, что пока ты не получишь ее себе в жены, тебя невозможно переубедить. Поэтому вот мое условие: я даю тебе волшебную флейту, вечером ты поиграешь на ней под балконом своей пассии. Под волшебные звуки сердце ее дрогнет. Тебе главное – суметь поймать ее, когда она рванет с балкона в твои объятия. Ты выбрал, кстати, героиню не из легких – крепкую, собственно, как и все принцессы из народа. Вы поженитесь. Она этого будет страстно хотеть. А после свадьбы ты, наконец, сам поймешь, что выбрал. И будешь в ужасе. Ты поймешь самостоятельно, что не вырасти розе из луковицы, Белоснежке – из Пастушки, а Розочке – из Беляночки. Ты вначале начнешь грустить, мой бедный Принц, осознавая постепенно, что натворил. Потом станешь проводить всё больше времени со своим черным котом. И вот однажды ты окажешься здесь, передо мной, на том же самом месте, умоляя меня отмотать назад и освободить тебя от исполнения твоего же желания. И вот теперь – главное: что я потребую взамен…»
Пока Фея всё это говорила, Принц почти не слушал. Когда мы очень чего-то хотим, то не думаем о цене исполнения желания. Только страстно хотим исполнения. Фея на это и рассчитывала и продолжила: «А взамен, мой дорогой волоокий и синеглазый мальчик, я потребую, чтобы ты женился на мне. Потому что, видит Бог, как мне надоело устраивать чужие судьбы, а самой возлежать вот тут, в этом чистом и милом домике, поглаживая шкирку этого обожравшегося и обнаглевшего кота! Короче говоря, я всё сказала. Ты согласен?»
Принц – на это и был расчет – услышал только первую часть, что его возлюбленная падет к его ногам, подписал все необходимые бумаги. Кот – не случайно его передавали в наследство младшим сыновьям мельника – также пропустил важные подробности договора. Довольные, все отправились к принцессе под балкон. Принц заиграл на флейте. Сердце принцессы, как и планировалось, растаяло. Она выпрыгнула всей своей весомой статью в объятия Принца. И он, первый раз на вес, ощутил, что это такое, когда мечты не совпадают с реальностью.
Принцесса была тяжела. Дышала горячо и страстно, и тень в этот момент упала на ее лицо. И Принц, как Дон Жуан, осознал, что ошибся. Повернулся и пошел в свой замок, но принцесса твердой поступью шла следом, напевая: «Стой, мой милый Августин, Августин, Августин, стой, мой милый Августин, всё прошло, всё!»
Принц тоже это понимал. С тех пор он загрустил. Ведь с волоокими так всегда и происходит: они живут в мечтах и не умеют существовать в реальности. Принцесса хозяйничала в замке и смотрела триллеры. Вечерами требовала флейту. Так прошел год.
Сказочный год состоит из двух основных сезонов: зима и лето, потому что сказка не знает полутонов: любовь или нелюбовь, добро или зло, зима или лето. Наступила зима. В тот год сказочная зима была такой же суровой, как и нынешняя несказочная. Морозы не отпускали. Замок покрылся ледяной корой. Принц позеленел от холода и усталости. Душа устала у Принца. Хотелось запустить волшебной флейтой в ту, которая заполнила собой весь замок, не оставив места для мечты.
Принц стал выращивать на подоконнике замка лучок. Его зеленые ростки наполняли сердце Принца надеждой, что ко всему можно привыкнуть. Приспособиться, перетерпеть. Но лук сожрал Кот: Коту тоже хотелось витаминов. И вот, когда наступило долгожданное лето и мир покрылся наливными яблочками, Принц поплелся к Фее и взмолился: «Освободи!» Фея холеными своими зрелыми полными ручками потянулась к заветной шкатулке и достала договор. В договоре было четко сказано и Принцем подписано, что условием освобождения является новый брак, со всемогущей Феей.
Принц не верил своим глазам! Каким же дураком нужно было быть, чтобы так опрометчиво подписывать столь серьезный жизненный шаг, как брачный договор. Но на кону было снова зимовать с принцессой и каждый вечер играть ей на флейте или спокойно зажить с деловой феей, как у Христа за пазухой.
Надо заметить, дорогой читатель, что Принц уже был пропащий: когда заключаешь сделку с кем бы то ни было, теряешь что-то очень важное. Ты теряешь себя. Принц тяжело вздохнул. И знаете, взгляд его потемнел. Принц превращался из мечтателя в мужчину. Чары тут же спали. Тяжеловатая принцесса ускакала на коне за трубадуром. Королевство собралось, чтобы в VIP-заведении отметить второй брак Принца.
Надо отдать должное Фее: она не нажимала, не подавляла. Слишком долго она жила одна и вершила чужие судьбы. Ну и не дурой вообще-то была. Дуры феями не становятся! Фея предоставила Принцу полную свободу для самовыражения: хочешь – дуди на флейте, хочешь – тки гобелены, хочешь – играй роль короля в придворном театре. Главное – не забывай, кому ты обязан всеми этими удовольствиями.
И все стали более-менее счастливы, пока однажды на лугу весной, – а в сказке незаметно для всех появилась весна – Принц не встретил Золушку. Золушка искала три орешка, потому что больше всего на свете любила модные платья. Но так очаровательна она была в чепчике и деревянных башмаках, что Принц тайком утащил феевские хрустальные туфельки и преподнес Золушке.
С этого-то всё и началось. Началась взаимная любовь. Когда про такое прознала Фея, понятно, что она этого не стерпела: заколдовала яблоко, заставила Золушку его съесть и торжественно потом заковала труп соперницы в гроб хрустальный в самой далекой пещере в горах. Фея знала, что любая боль забывается, что Принц погорюет, погорюет и забудет, и снова будет всё как раньше.
Но в дело вмешались гномы. Один самый старый и опытный гном, который накопил свой опыт гномьих старательских дел в долинах реки Огайо, понял, что Золушка – мечта всей его жизни. И отправился к Фее с просьбой расколдовать Золушку и отдать ему ее трепетное хрустальное сердечко. С гномом Фее не имело смысла подписывать договор, так как у нее уже был свой принц, и Фея сделала для гнома добро просто так.
Золушка очнулась от заклятий. Гном, расправив свою седую бороду, сделал ей свадебный подарок в виде добытых сокровищ. Золушка была совершенно свободна. И приняла чувства гнома. Они поженились и стали жить в далеком бунгало в Австралии на берегу океана. Почему именно там? Да потому что, во-первых, подальше от Принца. Во-вторых, потому что мне как автору так хочется. В-третьих, потому что там вечное лето и можно купаться в соленом и мощном океанском прибое и загорать под солнцем.
***
Знала я одну парочку – они приезжали к моей маме в гости – из Австралии. Ее звали Анна. А его звали Тванн. Кожа Анны была вся покрыта мельчайшими морщинками, так действует страстное австралийское солнце на нежнокожих европейцев. Но даже несмотря на это, Тванн очень любил Анну и нежно-нежно улыбался ей из-под очков в тонкой золотой оправе.

Гувернантки приходили и уходили. За три дня мы успевали раскусить их, впрочем, как и они – нас. Прижилась только одна, и ей мы отдали наши сердца без остатка. Мы часто спорили, кто должен на ней жениться, и хотя исторически привилегия принадлежала мне, Барри уступать не собирался. К счастью, у гувернантки было две сестры, Трот и Молли. Трот частенько гостила у нас, поэтому никого не удивило, когда Кен сделал ей предложение. Судьба не оставила нам с Молли выбора.
А. Милн. Слишком поздно

* Доктор исторических наук, профессор Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 4 марта 2021 года, № 5 (202)
Tags: Культура Самары, Литература, Сказка
Subscribe

  • Возвращение трагедии

    Франция, 2020 Режиссер Бертран Мандико Олег ГОРЯИНОВ * Имя Бертрана Мандико стало известным в 2017 году, когда редакция Cahiers du…

  • Отражение для вечного возвращения

    Леонид НЕМЦЕВ * Текст иллюстрирован кадром из фильма «Зеркало для героя» В 1987 году, в разгар перестройки, на Свердловской…

  • След кровавый

    Михаил ПЕРЕПЕЛКИН * Чувствовать себя внутри художественного произведения прикольно и весело. Даже если оно, это произведение, обогнало тебя…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment