Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

После бала. Размышления о богатстве русской фразеологии

Рубрика: О языке

Татьяна РОМАНОВА *

Пережив многочисленные праздничные события, начинаешь задумываться, как же богат наш русский язык словами и фразеологическими оборотами, в которых выражается измененное состояние личности в результате интенсивного праздничного застолья.

Заглянув для начала в словарь Даля, обнаруживаем целый ряд слов и народных выражений, отражающих нашу национальную черту все свои действия доводить до предела возможностей и дальше, прежде всего, в отношении пития горячительных напитков. Не случайно народная мудрость предупреждает: «Пей, попей, да ума не пропей»; «Пей не напивайся; люби, да не влюбляйся; играй, да не отыгрывайся»; «Пить до дна, не видать добра»; «Не горла пьет, а карманы». В старину различались понятия: пить запоем – без перерыва или пить рюмкой, то есть умеренно. Интересно, что пить можно было также и табак. В Уложении Алексея Михайловича существовал запрет, «чтобы нигде русские люди табаку у себя не держали и не пили».
Однако, несмотря ни на что, «Мужик год не пьет, два не пьет, а бес прорвет – всё пропьет». Виноват во всем, конечно, бес. Именно он доводит нормального человека до полного изумления, посылая всяческие видения, лишает разума или превращает в нечто совсем уже неодушевленное. Поэтому говорят: допился до чёртиков, до зеленых человечков, до белой горячки или, сокращенно, до белочки.
Образ лежащего в состоянии полена пьяного человека многократно варьируется, например: пьян в стельку. Вероятно, это выражение пошло от сапожников, которые были мастерами этого дела. Не случайно до сих пор говорят: пьет, как сапожник. Аналогичны фразеологические сочетания: напился в дымину, в хлам, в дрова, вдрабадан, в дрезину (обычно о железнодорожниках). Последнее выражение можно, вероятно, объяснить фонетической близостью к наречиям вдрызг или вдребезги, которое восходит к диалектному слову дребезг – «черепок, осколок», образованному от того же корня, что и дробь – «мелочь».
У Даля отмечены обороты: спился с кругу, упился наповал. Пьяного человека сравнивают с мертвым: пить мертвую (чашу), то есть «пьянствовать беспробудно, не помня себя». Эту традицию продолжают многочисленные выражения: мертвецки пьян, упиться вусмерть, напиться до смерти, до полусмерти, до потери сознания, до потери пульса, до беспамятства, до одурения, до опупения, до отключки, до поросячьего визга или до выпадения в осадок (последнее характерно для химиков).
Во времена Даля в русском языке существовали разнообразные названия алкоголика: питУщий человек, питОк, питУх, питУн, пивОк и для женщины: питУнья. Отдельно стоит сказать о диалектном названии пьяницы зюзя, которое восходит к звукоподражательному глаголу зюзюкать – «шепелявить», что отражает особенности неясной речи пьяного человека, который в состоянии произносить только самые простые свистящие согласные. Отсюда же и обозначение высокой степени опьянения: пьяный в зюзю, или в сисю, то есть лыка не вяжет.
Начала писать и остановиться не могу. Всё новые и новые выражения на ум приходят. Вот, например, у Даля точно нет такого: «Какой зверь страшней, пЕрепил или переЁшь?» Да, поистине богатейший арсенал актуальной лексики вырисовывается…

* Кандидат филологических наук, доцент Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 4 февраля 2021 года, № 3 (200)
Tags: Русский язык
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment