Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

«Талантливый композитор с невероятным воображением» *

Дмитрий ДЯТЛОВ **

Перголези оставил этот мир в 26, Шуберт завершил жизненный путь в 31, а Моцарт – в 35. Наш современник немецкий музыкант Йорг ВИДМАНН (Jörg Widmann) в свои 47 молод и горяч, чрезвычайно экспрессивен в партитурах и весьма эмоционален на сцене. Его до сих пор причисляют к молодому поколению, называя ярчайшим представителем композиторской молодежи.

[Spoiler (click to open)]

Видманн рано стал учиться на кларнете. Ребенком он помногу занимался на инструменте, причем не только разучиванием новых произведений, но и импровизацией. Довольно быстро мучительное желание зафиксировать свои фантазии вылилось в практику ежедневного записывания музыкальных мыслей на бумаге. Вероятно, в то же время стали формироваться и первые навыки дирижирования. Иначе как объяснить случай, когда Марис Янсонс, не в силах разобраться с партитурой нового сочинения Видманна, наспех записанной карандашом, уступил ему свое место за дирижерским пультом, и тот с успехом справился с неожиданной для себя задачей?
Сегодня Йорг Видманн – дирижер созданного им оркестра ирландских музыкантов. С ними он гастролирует, исполняя как раннюю, так и новую музыку, шедевры мастеров и собственные сочинения. В одном концерте Видманн – и дирижер, и солист. В прошедшем году вышел диск с произведениями К. Вебера в исполнении Видманна и Ирландского камерного оркестра. В Сети можно найти фрагменты этого экстраординарного исполнения.
Следует сказать, что Йорг Видманн – выдающийся исполнитель, подобный музыкантам XVIIIXIX веков. Такой, как Антон Штадлер, для которого Моцарт писал свои произведения с солирующим кларнетом, или Генрих Бёрман, вдохновлявший К. Вебера, или Рихард Мюльфельд, побудивший Й. Брамса создать свои поздние шедевры. Так было не раз в истории музыки, когда композитор, пораженный искусством исполнителя и необычайно выразительным звучанием инструмента, брался за сочинение произведения, будто вставляя бриллиант в достойную его оправу. Так случилось и с Вольфгангом Римом, когда он услышал Видманна. Рим тут же принялся за сочинение концерта для кларнета с оркестром. И конечно, его первым исполнителем стал Йорг Видманн.
Занятия композицией с выдающимися современными композиторами Германии – Римом, Хансом Вернером Хенце, Вилфридом Хиллером, тесное творческое общение с Пьером Булезом определили композиторский вектор развития. Детские импровизации переросли в серьезную работу со звуковым материалом камерных и симфонических произведений. Некоторые из них уже сейчас становятся репертуарными для оркестров и солистов.
К таким произведениям следует отнести Фантазию для кларнета соло (1993), где задействуются все регистры, возможные для кларнета, используются различные звуковые эффекты: беззвучный стук клапанов, фруллато, глиссандо. Микрохроматика и мультифоника органично соседствуют с широкими интонационными ходами и остинатной ритмикой. Ясная форма и чувство меры во всем дают возможность даже неподготовленному слушателю услышать красоту и оценить виртуозную доблесть этой яркой концертной пьесы.
«Диалект, на котором говорит моя музыка, определенно немецкого происхождения», – считает Йорг Видманн. Можно добавить – австро-немецкого происхождения, это становится очевидным во время прослушивания Lied для оркестра (2003). В ней чувствуется даже не влияние Густава Малера, а его как бы присутствие. Это слышно и в гармонии, и в оркестровке, и в скрипичных соло, разрежающих красочные и напряженные симфонические плато. Задействован и малеровский принцип конструирования долгого и сложного мелодического построения из кратких мотивов, каждый из которых взят почти буквально с улицы. Балансирование на грани тривиальности дает знакомый эффект призрачного узнавания, исчезающий по мере накопления интонационных смыслов.
Говоря о современной музыке, Видманн не отделяет ее от музыки прошлого, для него важно быть укорененным в традиции. Так, он вспоминает основателя Нововенской школы: «Шёнберг переворачивал традицию с ног на голову, но при этом чувствовал ее корни».
Видманн использует все традиционные инструменты симфонического оркестра, прибегает к имитации стилей или прямому цитированию, сочетает разные стили и техники. Почти каждое сочинение имеет отправные точки в музыке прежних веков. Концертный артистический опыт исполнителя подсказывает композитору Видманну особенности формообразования, образ звучания каждого инструмента, групп и оркестра в целом, место и время кульминаций, звуковых напряжений и спадов, оцепенения длиннот и сокрушительную силу контрастов.
Все сочинения Йорга Видманна концертны. В каждом, как кажется, он учитывает не просто удобство для музыкантов, но и высокую степень исполнительского драйва. И оркестрантам, и дирижерам его музыка доставляет удовольствие, хотя и заставляет пройти через высокое напряжение виртуозной игры, позволяет реализоваться профессиональному исполнительскому ресурсу. Такова сложнейшая в техническом отношении концертная пьеса Ad absurdum для трубы с маленьким оркестром, отсылающая к «Полету шмеля» Н. Римского-Корсакова. Таков и масштабный Скрипичный концерт (около 40 минут звучания), где есть место для виртуозной игры на скрипке самой высшей пробы, а оркестровая ткань изобилует множеством непривычных тембров и звучаний (использованы все возможные видовые инструменты симфонического оркестра). Такова и сюита для оркестра «Вавилон», в которой соседствуют самые разные техники и стили в невозможном на первый взгляд сочетании: алеаторика и klangfarbenmelodie, гротескный милитари-марш и шаржированный звуковой образ бытового танца.
Йорг Видманн хорошо знает классику, для него Моцарт и Вебер, Шуман и Брамс – постоянные собеседники. Он обращается к ним и как исполнитель, и как композитор. Всё, что написано для кларнета, да и многое другое входит в репертуар кларнетиста и дирижера Йорга Видманна. Для своих сочинений он всегда ищет и находит опору в великих произведениях прошлого. И здесь нет заимствования, нет и пресловутой игры в стили, во всем царит мера. Произведения Видманна органичны и оригинальны, при этом автор не прочерчивает границу между прошлым и настоящим музыки.
Как исполнитель он легко входит в мир Моцарта или Брамса. Также и в своих сочинениях он встречается с ними как со старыми знакомыми. Это отнюдь не означает отсутствие пиетета перед музыкальной классикой, а говорит о родстве с ней. Йорг Видманн любит повторять максиму Густава Малера: «Не следует поклоняться пеплу прошлого, нужно нести его огонь в будущее».

* Ефим Бронфман.
** Пианист, музыковед. Доктор искусствоведения, профессор СГИК. Член Союза композиторов и Союза журналистов России, «Золотое перо губернии».

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 18 февраля 2021 года, № 4 (201)
Tags: Музыка
Subscribe

  • Ряд загадок тут для меня

    Рубрика: Наталья Эскина. Неопубликованное Начинала этот текст как ответ на письмо. Прислали мне ссылку на запись, я ее послушала. Еще раз…

  • Джаз и мы в канун праздника

    Игорь ВОЩИНИН * В 2011 году на Генеральной конференции ЮНЕСКО установили Международный день джаза 30 апреля. В этом году он будет отмечаться…

  • «Я счастлив, что побывал на этой земле!»

    Дмитрий ДЯТЛОВ * Так написал на своей странице в «Фейсбуке» русский композитор Дмитрий Николаевич СМИРНОВ за неделю до своего…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment