Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Глупый, глупый Петер Мунк

Вячеслав СМИРНОВ *
Фото автора

Хорошо быть субъективным и предвзятым, не делать вид, что ты находишься над схваткой, и не строить из себя истину в последней инстанции. Хочу сказать о том, что мне нравится всё, что делает актриса и режиссер Екатерина ЗУБАРЕВА. Например, если ее работа оказывается заявленной в программе ежегодного фестиваля «Премьера одной репетиции», который проводит ТЮЗ «Дилижанс», то тут к гадалке не ходи, чей спектакль станет победителем очередного фестиваля и войдет в следующем сезоне в репертуар театра.

На фото: Сцена из спектакля. Михель-голландец – Олег Андюшкин и Петер Мунк – Петр Зубарев
[Spoiler (click to open)]

Такая ситуация – конечно, повод для шуток. Но голосование-то объективное, ведь зрители – самое строгое жюри – голосуют купленными билетами. Соответственно, когда узнаешь о том, что Екатерина Зубарева готовит новую постановку, у тебя складываются определенные ожидания по поводу предстоящей работы. И эти ожидания оказываются оправданны. Значит ли это, что Екатерина Зубарева – лучший режиссер в Тольятти? Нет, не значит. Мне всего лишь нравятся ее режиссерское мышление, подход к литературному произведению, выбранному для постановки, и итог работы с актерами. Такая малость.
Спектакль «Песнь Черного леса» по сказке Вильгельма Гауфа «Холодное сердце» ожидали еще прошлой осенью, в октябре. Премьера в намеченное время не состоялась, и, может, оно и к лучшему, что репетиции длились больше года. Был осуществлен своего рода эксперимент над актерскими возможностями.
В спектакле нет ни одной фонограммы, использован только живой звук, причем на музыкальных инструментах играют сами актеры, хотя никто из них до работы над спектаклем в этом занятии замечен не был. Чего не сделаешь для искусства. Ради участия в спектакле пришлось освоить флейту, гитару… Но вот названия следующих инструментов вам придется погуглить, чтобы визуально представить, как выглядят равваст, кахон, диджериду, трубофон, тальхарпа, бар чаймс. Произнести-то названия можно с трудом, а уж сыграть на них – это отдельная задача. К тому же из жалости к вам я перечислил не весь ассортимент.
Актерам, задействованным в спектакле, предстояло пройти квест: сначала каждый отыгрывал свою роль, затем нужно было сыграть на музыкальном инструменте, иногда сопроводив музицирование вокалом (речь идет об оркестровке, а не о сольных партиях). Потом те же самые актеры по ходу действия устраивали спектакль в спектакле: на сцене был натянут специальный экран, и в лучах двух прожекторов за кулисами разыгрывался театр теней: лес, животные, люди, мифические существа, доступные спецэффекты. Тут нужна была четкая слаженность коллектива, иначе голова пойдет кругом от подобной последовательности действий. Невольно подумал: если в наши дни поставить спектакль, целиком основанный на театре теней, – воспримет ли его зритель и будет ли вообще зритель у подобной постановки?
Создатели спектакля напомнили о том, что сказку Гауфа часто называют симфонией за ее особую музыкальность. Этим своеобразием и обусловлено наличие в спектакле множества музыкальных инструментов – как классических, так и экзотических. И если вы думаете, что актеры, не обученные до этого музыкальной грамоте, выдают какофонию, – вы заблуждаетесь. У спектакля есть композитор – художественный руководитель «Дилижанса» Виктор Мартынов.
Ряд монологов героев подан в стилистике стендап. На сцене установлен помост, в зал выходит подиум, упирающийся в микрофон. Эти монологи либо проговариваются под музыкальный ритм, либо пропеваются. Во всяком случае, все они претендуют на песенную, а не на драматическую подачу. Я бы и вовсе обозначил жанр спектакля как кабаре.
На минуту отвлекитесь от сюжета и попытайтесь отследить, сколько функций возложено на актеров в рамках одной постановки. Признайтесь: получится ли у вас сконцентрироваться на чем-то одном в подобной ситуации?
Спектакль вечерний, но его возрастная категория «12+». Это значит, что его могут посещать подростки и дети в сопровождении родителей. Просто назовем его спектаклем для семейного просмотра. Предполагается, что сказка Гауфа входит в культурный багаж каждого образованного человека. Именно поэтому в своей статье я ни словом не обмолвлюсь о сюжете художественного произведения, послужившего литературной основой спектакля.
По большому счету, в спектакле полностью отсутствуют декорации. В этом есть смысл, позволяющий целиком сосредоточить внимание зрителя на сказке и на актерской игре. Не исключаю, что ради приверженности минимализму можно было бы обойтись и без костюмов. Но создателям спектакля показалось важным учесть особенности немецкой национальной одежды. И лишь без реквизита нельзя было обойтись: некоторые инструменты искали по всей России, а трубофон изготовил сам Михель-голландец!
Образ главного героя Петера Мунка (Петр Зубарев) меняется на протяжении всего спектакля: в разных жизненных обстоятельствах мы видим разных людей, которые выглядят по-разному, ведут себя по-разному и по-разному разговаривают. Я докатился до того, что как о доблести рассуждаю об обычной актерской работе! Разве остальные актеры не должны в равных обстоятельствах действовать точно так же?
Режиссер спектакля и жена исполнителя главной роли Екатерина Зубарева играет в спектакле Лизабет, жену Петера Мунка. Это тонкий, хрупкий, ранимый человек – и оттого трагичней ситуация, когда в одной из своих ипостасей герой походя, как само собой разумеющееся, избавляется от того, что должно быть самым дорогим в его жизни.
На примере Матери Петера (Ирина Храмкова) мы видим, что герой не всегда был таким, каким он пришел к финалу. Где былой любящий сын Петер Мунк? Отчего он превратился в чудовище – буквально ли, фигурально ли?
На пике подъема жизненных сил героя окружает камарилья прихлебателей: Вильм Красивый (Александр Кудрявкин), Шлюркер Длинный (Андрей Пономарев), Эцехиль Толстый (Рустам Фазулов). С ними Петер Мунк соревновался, им и проиграл в итоге. Но в первую очередь, по большому счету, он проиграл самому себе: к чему могли привести немудреные устремления примитивного немецкого крестьянина XIX века? Даже его качественное перерождение происходит лишь в литературной сказке. В реальности же подобный субъект вряд ли бы оказался в финале художественного произведения.
Я не рассказал вам о Стеклянном Человечке (Илья Домбровский) и Михеле-голландце (Олег Андюшкин). Это готическая сказка, и еще не пришла пора раскрывать секреты всех ее персонажей. Когда будете смотреть «Песнь Черного леса», подумайте не о том, чем закончилась история, а о том, как могли бы развиваться и завершиться события в реальной жизни. Хеппи-энд им, видите ли, подавай.

Театр юного зрителя «Дилижанс» (Тольятти)
Песнь Черного леса
Инсценировка Екатерины Зубаревой сказки Вильгельма Гауфа «Холодное сердце»
Режиссер-постановщик – Екатерина Зубарева
Композитор – Виктор Мартынов
Художник-постановщик – Дарья Солодова
Хореограф – Румия Ткаченко

* Член Ассоциации театральных критиков (Тольятти).

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 18 февраля 2021 года, № 4 (201)
Tags: Культура Тольятти, Театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment