Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Как справляться с монологами Шиллера

Рубрика: История с фотографией

Самарскому театру юного зрителя – 90, и это прекрасный повод поговорить о важных событиях и знаковых спектаклях в жизни СамАрта. Делаем мы это, разглядывая фотографии из архивов. Сегодня помогает нам заслуженный артист России, народный артист Самарской области Сергей ЗАХАРОВ (в Куйбышевском ТЮЗе – с 1980 года).

В 1984 году на сцене нашего театра прошла премьера спектакля по Шиллеру – «РАЗБОЙНИКИ». У меня – Карла Моора – была своя банда. И на фотографии мы видим разбойников, как раз это и есть моя команда: Эдик Терехов, Гена Богданов, Андрей Бердников… Здесь мы танцуем с кинжалами: над хореографией работал Виктор Брыкин, педагог института культуры.

Сцена из спектакля «Разбойники». 1984

[Spoiler (click to open)]
Ставил спектакль Александр Золотухин, и он, конечно, очень интересный человек – маленького роста, но большой серьезности. Я вообще не помню, чтобы он хоть один раз улыбнулся на репетиции. Только однажды он нас с Данюшиным вывел из себя. Это было уже после премьеры, на банкете. Все собрались у хорошо накрытого стола, разлили по рюмочке, первый тост – от режиссера. Мы, как обычно, ожидаем: «За премьеру! Спасибо, ребята!» А Александр Тимофеевич взял рюмочку в руки и стал делать замечания. И сорок минут мы не могли выпить за премьеру. Это был единственный раз, когда я возмутился. А так-то работали мы с удовольствием над «Разбойниками».
Сценография Жени Селянина, нашего главного художника, была необычна и по тем временам опередила немного театральный процесс Самары. Всюду дыбы, цепи. Мы весь спектакль ходили с цепями в руке – они и кинжалы видны на фотографии. В центре сцены находился пятиметровый металлический брус, отделанный под дерево, в нем – разные ниши, углубления. По задумке авторов, это был давящий брус жизни. Он поднимался, опускался, постоянно гремел своими цепями. Лязг цепей создавал атмосферу постановки, это было очень оригинально и страшно.
Спектакль был мрачноват, если в целом как картинку его воспринимать, сделан в серо-черных тонах. Понятно, что каждая эпоха окрашена в свои цвета, но эта серость – она не для 84-го года была: мы и так жили в застое. Может быть, поэтому «Разбойники» в репертуаре просуществовали недолго.
Текста у меня было очень много, текст все-таки шиллеровский, там не заменишь своим словами, приходилось учить огромные монологи. Когда мы с Леной [актрисой Еленой Грушиной (Захаровой). – Прим. ред.] были в Ялте в актерском санатории, там встретили горьковского мастера художественного слова Александра Познанского. Я ему читал уже выученную роль, а он мне говорил: «Да, сложный текст. И как ты, такой молодой, его выучил!» А я и правда совсем молоденький тогда был, но как-то Шиллера осилил.
Получается, мы в апреле отыграли премьеру, отдыхали летом, но я продолжал работать над Карлом Моором. Тогда в СТД выдавали путевки в санаторий «Актер»: вкусная еда, море, свой пляж. Там любили отдыхать московские артисты – вместе с нами были и Ефремов, и Лановой. Всегда в белом махровом халате, высоких белых носках на пляж выходил юный Ярмольник. Светин – тот всегда играл в карты на песочке. В общем, все отдыхали, а я продолжал доучивать роль. Чтобы уложился сложный текст вплоть до запятой, чтобы о трудностях монологов не думалось во время спектакля, нужно обязательно работать, даже в отпуске.
Пожалуй, это была самая трудная моя роль. До этого мне приходилось учить большие пьесы, но в Горьковском театре комедии я в основном играл в современных спектаклях, а Карл Моор – первая большая роль в Куйбышеве. Мы пришли в ТЮЗ в конце 80-го, и сначала были сплошные вводы, которые делал главный режиссер Лев Дмитриевич Титов.
Почему мы с Леной в Куйбышеве-то оказались? Наш друг Лёня Шапошников, работая в ТЮЗе, приехал к нам в Горький и стал рассказывать: «Серёга, там в Куйбышеве театральная жизнь бьет ключом! Там работает Монастырский, там открылся Дом актера. А в ТЮЗе ожидается интересный репертуар, потому что пришел хороший главный – Лев Титов, он вас возьмет без показа».
Мы и сорвались за искусством. В «Разбойниках» и у Лены была первая серьезная роль (она играла мою невесту Амалию), и у меня. Когда я увидел распределение, конечно, очень удивился. Карл Моор в 30 лет – по идее, готов. Но вся мировая классика – она для более опытных актеров, она идет не по годам. Начал с опаской, но потом разошелся. Я ведь всегда жду щелчка – не со стороны режиссера, который бы меня направил, а щелчка внутри. Не люблю начальные репетиции, а вот ближе к прогону, когда ты одну сцену от начала до конца проигрываешь, уже со знанием текста, когда уже выяснилось все более-менее с мизансценами, тогда возникает щелчок.
Моего брата Франца играл Василий Чернов, отца, графа фон Моора, – Игорь Данюшин. Когда из темноты Игорь Михайлович в своем саване появлялся на сцене и начинал завывать, не все понимали, как реагировать: он комический артист, а здесь должен играть трагедию. В зале стоял хохот, хотя режиссер добивался сопереживания.
Первый раз я увидел Данюшина в комедии «Четыре девушки и странный персонаж», где он играл Сусанну Львовну и при его росте еще вставал на каблуки. Затем был, я считаю, лучший его спектакль – «Шишок», вот там он очень хорошо играл трагикомедию. Эх, очень интересный был человечек и хороший артист…
Местная критика отнеслась к «Разбойникам» весьма прохладно. Это было время, когда Монастырский нас забивал, он хотел сделать ТЮЗ филиалом своего театра. Наше руководство, худсовет долго сопротивлялись, обстановка была непростая. Но зрители и в Куйбышеве, и на гастролях принимали спектакль хорошо.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 18 февраля 2021 года, № 4 (201)
Tags: Театр
Subscribe

  • Из новейшего бестиария

    Михаил ПЕРЕПЕЛКИН * ЕГЭбля – животное из разряда хищных и ползучих. Родилось на свет в головах и коридорах чиновников от образования,…

  • Завтра была война

    Михаил ПЕРЕПЕЛКИН * * Доктор филологических наук, профессор Самарского университета, старший научный сотрудник Самарского литературного музея…

  • Самара просвещенная

    Был сегодня в альма матери. У входа в главный корпус некогда Самарского государственного университета – табличка: «Самарский…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment