Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Прошедшие сложности и надежды на будущее

Игорь ВОЩИНИН *

В жизни мужчины бывают возрасты, когда он верит в Деда Мороза, когда перестает верить и когда сам становится дедом. Последний этап – время воспоминаний. И мы с главным джазовым профессионалом Самары пианистом Григорием ФАЙНОМ решили что-то повспоминать, хотя и ограничились только прошедшим 2020 годом.


[Spoiler (click to open)]

И. В. Григорий, чем прошедший 2020-й запомнился в мире джаза тебе? Ведь были какие-то и плюсы, и минусы?
Г. Ф. Конечно, хотелось бы говорить о плюсах, но, увы, в целом 2020-й был однозначно плохим. Коронавирус поломал большое количество планов. В мировом джазе было отменено проведение ряда очень престижных фестивалей. Не состоялись гастроли оркестров, ансамблей и отдельных выдающихся музыкантов, и пока трудно представить, как быстро эта ситуация изменится. Многие сценические площадки и солидные залы закрылись в самый пик концертного сезона. Уже в марте в Московском международном доме музыки организованный Игорем Бутманом фестиваль «Триумф джаза» проходил без участия зарубежных артистов, не приехало в Москву и знаменитое американское трио гитариста и композитора Джона Скофилда. Планируемые в больших залах выступления некоторых гастролеров были переведены в уютные, но небольшие джаз-клубы. Причем были отменены не просто концерты, а целые туры, что связано с большими проблемами и финансовыми потерями для организаторов.
Отменены фестивали в Таллинне и Риге, джазовые выставки-ярмарки Jazzhead в Бремене и Jazz I Am в Барселоне. Отменены фестивали в Лас-Вегасе и Вашингтоне вместе с международной конференцией «Мир Дюка Эллингтона». Отменен легендарный и регулярно проводимый на родине джаза – в Нью-Орлеане – фестиваль, который состоялся даже после разрушительного урагана Катрина. Не проводились традиционные джазовые праздники в Англии, Чили, Австралии, ЮАР. Празднование Международного дня джаза в Кейптауне прошло в онлайн-режиме.
У нас в стране был отменен один из самых престижных столичных праздников «Джаз в саду «Эрмитаж», фестивали в Пензе, Казани, Уфе. Правда, продолжались, хотя и не все, концерты в Москве, а также состоялись фестивали в Сочи, Коктебеле, Санкт-Петербурге и Ближнем Подмосковье. Да и наша Самара рискнула и провела уже ставший традиционным джазовый фестиваль во время празднования Дня города. На склоне под площадью Славы он собрал, как обычно, более двух тысяч любителей музыки и отличный состав участников.

Да, картина действительно тяжелая. Кроме того, в 2020 г. прошло немало достойно не отмеченных юбилейных дат: столетие со дня рождения великих Чарли Паркера, Дейва Брубека, легендарного знатока и популяризатора джаза Уиллиса Коновера, 90-летие Рея Чарльза, 125-летие Леонида Утесова и 110-летие Эдди Рознера. Скромно отметили 85-летие Алексея Козлова. При этом были, конечно, в мире джаза и печальные события: не стало знаменитого саксофониста Ли Коница и главы большого джазового семейства Марсалисов – пианиста Эллиса. Но ведь пандемия поломала и твои творческие планы?
Да, хотя, к счастью, в меньшей, чем предполагалось, степени. Все концертные залы Московской консерватории с неполной загрузкой, но работали, и мои выступления и абонементы не отменялись. Да и в Самаре абонементы и планируемые вечера джаза состоялись. Прошли также намечаемые выездные концерты в Дзержинске и в Нижнем Новгороде.

Но вынужденное сокращение количества выступлений, наверное, позволило тебе больше уделять времени сочинению музыки, ведь композиция – твое второе профессиональное занятие?
Да, 2020-й в этом смысле был плодотворным. Появились новые сочинения, в том числе Соната для скрипки и фортепиано. Она уже записана с участием моей студентки в Московской консерватории Алины Батыгиной. Вышли Соната-импровизация для виолончели, а также цикл из трех прелюдий для скрипки «Кипарисы в тумане». В сентябре на праздновании Дня города в исполнении ансамбля солистов хора под управлением Владимира Ощепкова прозвучал и мой гимн Самаре. Появился новый джазовый вальс «Для Алины» с моими же словами. Вообще, в прошедшем году я стал больше заниматься поэзией и выпустил свой первый сборник под названием «Ты украшенье мира». Сейчас готовлю к изданию второй.

Гриша, в прошлом году в мировом джазе можно было насчитать более двадцати самостоятельных стилей и направлений. Мы с тобой знакомы более полувека, и ты остаешься верным свингу в сочетании с бибопом. Это убеждение, кредо?
В моих выпущенных звукозаписях можно обнаружить элементы и других стилей, но свинг, бибоп и еще блюз – это основа основ. Ведь, как ты знаешь, значительная часть более позднего джаза – это фьюжн, гибридная разновидность музыки, рождающаяся на стыке других уже известных и утвердившихся стилей и даже жанров.

В конце 2020-го я узнал о готовящемся повторном выпуске джазовых версий сочинений великого Баха в исполнении французского пианиста Жака Лусье. А как ты относишься к оджазированию шедевров академической классики, на которые недавно и дышать-то требовалось чрезвычайно осторожно, через три марлевых повязки?
Я предпочитаю чистый уртекст музыкального опуса, то есть наиболее точное отражение первоначального композиторского замысла во всех его деталях. Но когда эти интерпретации делают талантливые профессионалы, это бывает очень интересно. В Бахе ты уже назвал Лусье, я могу добавить отличный вокальный ансамбль Swingle Singers, который в начале 60-х стал просто сенсацией.
Великий канадский пианист Гленн Гульд сказал, что лучше всех в музыке свингует Бах, и это понятно, поскольку баховская триольность сродни характерной мелодике джаза, и гульдовские интерпретации величайшего гения барокко – это выдающееся достижение. Музыковед Святослав Бэлза назвал их музыкальным завещанием Гульда.

В 1977-м был запущен американский космический зонд, на борту которого находился золотой диск с записями величайших творений человечества, и среди них была запись Прелюдии и Фуги Баха из «Хорошо темперированного клавира». Да и среди отечественных музыкантов есть прекрасные исполнители-интерпретаторы Баха. Скажем, я хорошо знаком с нынешним проректором Гнесинской Академии музыки Валерием Гроховским, неоднократно слушал его Баха. Как-то он рассказал историю из своих студенческих лет, когда он уже увлекался джазом. Педагоги знали об этом, конечно, не одобряли, но терпели, поскольку успехи в обучении академической музыке у Валерия были блестящие. И как-то Валерий сделал звукозапись, где были представлены композиции Баха вначале в подлиннике, а затем в джазовой интерпретации. Услышавший запись педагог Валерия, мудрейший и опытный профессор, был в шоке, хотя слов для осуждения так и не нашел.
В ушедшем году нередко в разных источниках информации возникали диспуты по вопросу национального джаза. Твое отношение к этому?
Я считаю эти диспуты бессмысленными. Я был на встрече с великим контрабасистом Реем Брауном, где он на подобный вопрос ответил, что джаза не может быть польского, португальского или австралийского, есть джаз, исполняемый в самих этих странах, или который где-то играют музыканты из Варшавы, Лиссабона или Канберры.

Я согласен с этим, хотя сделал бы одно исключение для уникального пианиста из Баку Вагифа Мустафы-заде, который играл подлинный джаз, но с явными азербайджанскими интонациями. Что же касается нашей страны, то, вопреки слухам, джаз в Советском Союзе в 20–30-х годах не запрещался, но коммунистические идеологи объявили, что американский джаз нам не нужен и наша задача – создать родной, советский. Это партийное поручение многие композиторы и музыканты бросились добросовестно выполнять. И выполнили! Они создали замечательную музыку, жанр которой до наших дней кто-то наивно считает советским джазом, хотя это была советская массовая песня, не обязательно строевая, но и лирическая в танцевальных ритмах тоже. Можно вспомнить хотя бы Дунаевского с Утесовым и его «Теа-джазом».
Но вот в большом направлении «фьюжн» среди прочих есть стиль, называемый «этно-джаз» и вроде бы создаваемый на основе синтеза американского джаза и музыкального фольклора других стран. Интересная музыка, именуемая еще и world music – музыка мира. И это правильно, с этим статусом и в этом качестве она и должна жить и развиваться. Но при чем здесь джаз? Уникальное горловое пение живущей сегодня в Австрии тувинской вокалистки Саинхо Намчылак джазом никак не является. Да и в России талантливая и разноплановая певица Татьяна Комова отлично исполняет джаз, но порой ее обертоновые вокальные рулады даже в сопровождении джазовых инструменталистов выглядят в этом жанре инородным телом. К джазу упорно продолжают причислять Нино Катамадзе. Грузинский вокал вообще потрясающее художественное явление, и Нино действительно замечательная певица с уникальными вокальными данными, владеющая искусством импровизации и особенностями блюзовой и джазовой манеры исполнения. Но то, что она сегодня представляет на сцене, никак не джаз. Ее музыкальные шаманские и ритмичные вокальные восклицания высокотехничны, эмоциональны, эффектны, но они – вне джаза.
Игорь, здесь ты привел крайние примеры, хотя, в принципе, я могу с тобой согласиться. Попытки скрестить джаз с чистой этникой часто бывают неудачными и упрощают музыку. Она становится весьма расплывчатой, тусклой, неопределенной и теряет лицо. Самобытность национальной музыкальной культуры лучше сохранять в подлиннике.

Возможно, я излишне болею за чистоту музыкального жанра, но принадлежность к нему определяется комплексом критериев, и если их нет, то это уже другой жанр, с другим названием. Я бы вообще в джазовом направлении «фьюжн» ограничился лишь джаз-роком, а все остальные стили, даже с элементами импровизации, в том числе упомянутый этнос, а также регги, хип-хоп, некоторые разновидности электроники, развел с джазом и обособил в жанр новой музыки.
Гриша, я знаю, что в последнее время тебя увлекло освоение новых музыкальных инструментов. Я уже видел и слышал тебя за ударной установкой на сцене. Вынужденно возникшее в прошлом году дополнительное свободное время, видимо, позволило тебе активнее заниматься этим?
Игорь, ты как музыкант понимаешь, что, владея в совершенстве фортепиано и нотной грамотой, начать играть на каком-то другом инструменте особого труда не составляет. Поэтому кроме ударных я уже овладел гитарой в объеме искусства аккомпанемента, сейчас осваиваю сольное исполнительство. Для этого приобрел три новых гитары. Кроме того, всерьез задумываюсь о скрипке. У меня дома была вполне приличная, но много лет назад брошенная в одиночестве скрипка. По моей просьбе замечательный музыкант Александр Иванов вернул ее к жизни. И я уже в трепетном ожидании посматриваю на это музыкальное сокровище.
Что касается перспективы, то запланированный на начало года в Москве мой джазовый абонемент пока несколько сдвигается. Правда, в 2021-м я укрепляю свои творческие позиции в Самаре. Уже 17 лет существующий клуб «Друзья джаза» расширил свою базу с одновременным переименованием в «Клуб Григория Файна». Он будет успешно продолжать функционировать, и в уютных ресторанах «Виноград» в Самаре и «Никитин» в Нижнем Новгороде состоятся концертные вечера и творческие встречи с интересными музыкантами, лучшими представителями мира джазового исполнительства. Я надеюсь, что пандемия в ближайшее время спадет, джаз во всем мире вернется на свои прежние позиции и будет активно участвовать в творческой жизни.


* Член Гильдии джазовых критиков и Союза журналистов России.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 21 января 2021 года, № 1–2 (198–199)
Tags: Джаз, Музыка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment