Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Календарь Пушкина, или Трюфели с горчицей

Наталья Эскина. Неопубликованное

«Смеем уверить, что в нашем романе время расчислено по календарю».
«В тот год осенняя погода стояла долго на дворе».

О времени у Пушкина кто только не писал! Ленивый не писал, тут же не упустит повода сострить уважаемый читатель. Вы правы, остроумный читатель. Ведь ленивый – это как раз я. А кто писал? Великий Лотман, лаконичная, но всеобъемлющая Наталья Ромодина, фундаментальнейший Набоков. А тут вдруг я! Маргинальная муха на пиру орлов и орланов!

Всё съели. Но муха свою крошку всегда найдет, исследуя пространство под столом богов, титанов и гекатонхейров. Музыковедческая муха смотрит своими музыкальными глазками в партитуру романа. Лейтмотивов больше, чем у Вагнера! (А у Вагнера, как известно, их двести.) В сложной сети переплетающихся словечек ищем единство.
Когда оперу ставил у нас Влад Капп (не тем будь помянут), он решил: единство во времени. Не в том смысле, как у Михаила Аркадьева. В смене времен года. Допустим. Но прочной концепции у Каппа не получилось. Время протекало сквозь пальцы, оставляя в душе прилипшие песчинки досадных мелочей, а в голове – тяжелое бремя недоумения.
Тут как раз время и место математике. Ох… Достаю калькулятор. Тону в подсчетах строф и строчек, добавляю-вычитаю обозначенное точками, перемножаю и делю… Наваждение какое-то. Хотела обрушить свои арифметические задачки на уважаемых читателей. Потом их пожалела, а за себя опасаться стала. Найдется математик и посмеется над моими упражнениями, уличит в ошибках. Утаю поэтому свою «тетрадь по арифметике ученицы 1-го класса «А» школы № 26 Эскиной Натальи».
Некоторая пространственно-временна́я мистика скрывается под родниковой прозрачностью пушкинского стиха. С видимой непринужденностью (дескать, просто так болтаю, к слову пришлось) «болтливой лирою своей» поэт рассыпает словцо «время», слова «день», «год», названия месяцев. Загипнотизирован просто Александр Сергеевич движением времени, ходом секундной, минутной, часовой стрелок. На его циферблате и другие категории времени. Да вот, например:
В тот год осенняя погода
Стояла долго на дворе,
Зимы ждала, ждала природа,
Снег выпал только в январе.
Поглядите: год, осенняя, зима, январь. А слов всего-то восемнадцать… И правда, не так далек от истины был наш постановщик Капп. А что со спектаклем не справился – так музыка помешала. Она ведь тоже олицетворенное время, она течет, они со стихом сотрудничают или взаимоборствуют.
То, что Пушкин спрятал, сейчас из его волшебного сундука вытащим.
Порою той, что названа
Пора меж волка и собаки,
А почему, не вижу я.
Он не видит, зато мы кое-что сейчас увидим. «Пора» – время дня. Какая? Утренняя:
Проснувшись рано,
В окно увидела Татьяна
Поутру побелевший двор…
Поутру на дворе
На морозной заре
На снегу в январе,
На январской поре
Волк на Жучку глядит.
Тут и Пушкин сидит.
Меж собаки с волчицей
Мажет трюфели горчицей.
Меж трюфелями и мухами, меж голодными волками и веселой Жучкой. И Пушкин, конечно, знает: час меж волком и собакой – середина романа.
Tags: Литература, Музыкальный театр, Театр
Subscribe

  • Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment