Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Выдающийся интерпретатор музыки Шопена

Дмитрий ДЯТЛОВ *

Подходило к концу второе отделение клавирабенда. Последними в программе значились «Вариации на народную тему» Кароля Шимановского. Солист поднял было руки, но в некоторой нерешительности замер. Затем, преодолев внутреннее сопротивление человека не слишком общительного, повернулся к залу. Голос звучал глухо, немного дрожал от волнения и сдерживаемого негодования: «Руки прочь от моей страны!..» Поскольку это было уже не первое заявление знаменитого польского артиста, многие в зале поняли и стали аплодировать.
Дело в том, что вновь избранный президент США и уже отмеченный Нобелевским комитетом как миротворец Барак Обама объявил о продолжении политики ядерного щита в Восточной Европе. Тема эта не только в Польше или Чехии вызывала неоднозначную реакцию, но и находила своих противников по другую сторону океана. Зал разделился, часть зрителей приветствовала демарш. Некоторые с возмущением покинули зал, кто-то внятно произнес: «Лучше заткнулся бы и играл!» Несмотря на непривычный для академического концерта эксцесс, музыкант довел свою программу до конца и был награжден более чем горячими овациями. Впрочем, бисировать пианист не стал, он вообще редко это делает.


[Spoiler (click to open)]
В Соединенных Штатах с ним приключались не раз неприятные истории. Привычка путешествовать со своим роялем однажды не была понята таможенниками. Вскоре после 11 сентября 2001 года в аэропорту Джона Кеннеди у знаменитого музыканта был конфискован концертный Steinwey (таможенным службам показался подозрительным запах клея, и рояль вскоре был уничтожен). После того случая на протяжении ряда лет пришлось ездить только с рояльной механикой.
Случаи, подобные этим, переходят из одной биографии музыканта в другую. Истории, многократно обсужденные в Сети и уже потерявшие былую остроту, все же характеризуют музыканта и человека. Думается, Фридерик Шопен, будучи далеко от своей родины, так же горячо чувствовал ее беду и способен был на прямое высказывание своей позиции, особенно в недружественной среде.
Именно шопеновская музыка наиболее близка КРИСТИАНУ ЦИМЕРМАНУ (1956), артисту, яркая звезда которого взошла на Конкурсе имени Фридерика Шопена в Варшаве. В 1975 году юный пианист получил золотую медаль и все специальные премии конкурса. Занятия с Артуром Рубинштейном и затворничество после конкурса в Лондоне (музыкант долго не выступал и не общался с прессой, всецело посвятив себя занятиям на фортепиано и расширению репертуара) сформировали неординарного артиста и выдающегося музыканта.
Сейчас концерты Цимермана довольно редки (не более пятидесяти в год), репертуар для концертов он выбирает самостоятельно, включая в него музыку страны, в которой проходит концерт, и произведения польских композиторов. Наряду с сочинениями классического и романтического репертуара Цимерман играет много музыки XX века.
Один из самых ярких фортепианных опусов столетия – концерт Витольда Лютославского – написан для Цимермана и ему же посвящен. В сотрудничестве с компанией Deutsche Grammophon Кристиан Цимерман осуществил записи фортепианных концертов Моцарта и Бетховена, Листа и Равеля, Брамса и Грига, Рахманинова и Шопена. Музыка великого соотечественника записана практически вся. Эти записи вряд ли можно назвать эталонными, настолько они живые и спонтанные (есть свидетельства, что за некоторое время до концерта или записи музыкант прекращал заниматься для того, чтобы появился эффект импровизационности). При этом всякое исполнение выверено в деталях, продумано во всех подробностях музыкальной драматургии, явлено в силовых линиях звуковой архитектоники.
Чрезвычайный интерес представляют записи обоих фортепианных концертов Шопена с Польским фестивальным оркестром (Цимерман является его создателем и дирижером). Небольшой оркестр звучит как камерный ансамбль. Это касается тончайшей нюансировки, разнообразной и прихотливой агогики, подробнейшей исполнительской пунктуации. Малый состав в кульминациях дает невероятный энергетический выплеск, недоступный большому оркестру с его эпичным звучанием.
И в оркестровку, и в сольную партию Цимерман внес немало изменений, которые вызывают подчас споры и неприятие. Без специальных усилий в поиске аутентичного звучания Цимерман и его оркестр достигают абсолютно точного художественного результата. Слушая это исполнение, входишь в богатейший мир шопеновской музыки, наполненной невероятными красотами мелоса, трагедийными положениями драматургии, удивительным разнообразием и красочностью танцевальных ритмов.
Нервные волокна музыкальной ткани, наполненные энергией и потоками звукового электричества, чуть не буквально создают эффект освещенности пейзажа. Звуковая атмосфера пронизана токами тончайших импульсов, зарницы спонтанных вспышек чередуются с богатейшими ландшафтами красочных звучностей, где обретаются грациозные арабески и зажигательные ритмы народного танца.
Несмотря на мощную энергию масштабных кульминаций, тонкое и хрупкое плетение звуковых кружев, мистические длинноты медленных темпов, все объемлет некое радостное приятие бытия, сродни античному. Спокойствие, подобное олимпийскому, царит над всем этим бушующим и красочным, печалящимся и радующимся звуковым миром. Этот мир в известном смысле оппонирует миру земному, миру человеческих страстей, где почти нет места красоте и соразмерности, покою и сознанию прочности бытия.
Шопеновский звуковой мир хрупок и беззащитен и вместе с тем силен и правдив. Его достоверность сродни убедительности природных явлений и стихий, тонкости и многообразию человеческих душевных движений и чувств. Его спонтанность и кажущаяся прихотливая непредсказуемость зиждутся на строгих закономерностях, подобных законам физическим, а стройная архитектура движущейся звуковой массы обусловливается свойствами гибкого материала мелоса, скрепляется терпкой краской гармоний и тембров, рассредоточенность звуковых регистров становится вместилищем силовых напряжений.
Эти качества в полной мере проявляются в исполнительском искусстве выдающегося музыканта современности польского пианиста и дирижера Кристиана Цимермана.

* Пианист, музыковед. Доктор искусствоведения, профессор СГИК. Член Союза композиторов и Союза журналистов России, «Золотое перо губернии».

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 4 февраля 2021 года, № 3 (200)
Tags: Музыка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment