Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

«Мне говорят, нету такой любви…»

Алёна САМСОНОВА *

Я люблю смотреть фильмы о любви. Практически любые. С хорошими всё понятно без объяснений, а что касается плохих, то и тут есть разные способы развлечься: можно отмечать шаблоны, разбирать на составляющие жанровый «винегрет», обнаруживать приемы и «картинки», украденные из других фильмов (не путать с «цитатами» – это момент достойный и куда более тонкий), а также отлавливать нелогичность сюжетных перипетий.

Примерно всем этим я и развлекалась на просмотре фильма «Трое» АННЫ МЕЛИКЯН, хотя очень проникновенно отношусь ко всем трем актерам, сыгравшим в нем главные роли. Что касается режиссера, тут с отношением чуть сложнее.

Кадр из фильма «Нежность»

[Spoiler (click to open)]С одной стороны, по меньшей мере два фильма, снятые Анной Меликян в начале двухтысячных, являются доказательством ее неоспоримого режиссерского таланта, и посмотрела я их тогда с превеликим удовольствием. «Марс», конечно, оказался этаким экспериментом над полным метром, а вот «Русалка» была хороша практически во всём, кроме внезапного финала с убийством главной героини (но тут уж, как говорится, на любителя).
Помнится, «Русалка» тогда даже попала в «оскаровские» номинанты. И я бы лично вручила Анне Меликян гору наград за это кино и его отдельные шикарные сцены. Вроде той, где герой Евгения Цыганова стремительно и без колебаний перемахивает через перила моста и прыгает в реку, пока героиня Маши Шалаевой у тех же перил мается сомнениями, самоубиться ей или жить дальше.
С другой стороны, талант режиссера не распространяется априори на всё его творчество и, более того, начинает угасать при всякой попытке свернуть от сути в сторону коммерческой выгоды и модной «обложки». Полагаю, что-то подобное и произошло с Анной Меликян. В какой-то момент она вдруг обнаружила, что имеет возможность стать главным отечественным режиссером, снимающим «про любовь». Этому предшествовали продюсирование комедийных мелодрам с участием камеди-клабовцев (деньги!) и две авторские короткометражки, где и была нащупана та самая «золотая жила» – любовные истории.
***
В 2011-м Меликян сняла 12-минутное кино «Про любовь», где выступила также автором сценария. Банальные диалоги, слабая режиссура, неубедительная подводка к страстному сексу на заднем сиденье такси. В 2013-м появилась короткометражка «Про любовь – 2» – чуть более живое кино: супружеская пара в постели за пятнадцать минут до конца света. Собственно, ожидание апокалипсиса и оживило эту историю. Хотя Андрей Малахов и Екатерина Андреева в телевизоре всё равно выглядят куда органичнее, чем обнаженные главные герои под одеялом.
Обеспечив продюсерской деятельностью финансово-техническую сторону своих кинопроектов, Анна Меликян могла бы дать своему режиссерскому таланту возможность просиять с новой силой. Однако она почему-то ограничилась приглашением «звездных» актеров, которых окунула в банальные мелодраматические истории.
К слову сказать, из наивных сюжетов тоже вполне можно выстроить симпатичное кино, что убедительно демонстрирует последние пару лет молодой режиссер Иван Соснин в своих «рождественских» историях, спонсированных известным брендом, выпускающим соленые огурцы.
Но Анна Меликян не стала излишне заморачиваться с качеством режиссуры. Она решила взять зрителя популярной темой, «широтою размаха» и в качестве дополнительного бонуса – отдельными визуально эффектными сценами типа снятой в рапиде косплейной вечеринки в момент полицейской облавы. Хотя и этих разбегающихся аниме-персонажей можно было подать куда интереснее – вспомните клип группировки «Ленинград», снятый Ильей Найшуллером, где из цирка выбегали обычные зрители, но смотрелось это круче любого фильма-катастрофы.
Однако мы тут «про любовь». Над названиями полнометражных фильмов Меликян тоже решила голову не ломать. В 2015-м и 2017-м вышли два одноименных киноальманаха (второй с игривым подзаголовком «Только для взрослых»), которые, к чести режиссера, все-таки содержали отдельные проблески ее таланта. В первом достойнее всего смотрелась финальная история с Ренатой Литвиновой и Михаилом Ефремовым в главных ролях, достаточно ироничная и интригующая. Ее не испортило даже то, что Литвинова практически «раскалывалась» в тех сценах, где по сюжету ей приходилось орать на Ефремова, выходя за рамки привычного ей томного амплуа.
Остальным историям альманаха не помогло даже присутствие известных и талантливых исполнителей. Так, Цыганов, столь удачно воплотивший в «Русалке» образ «мужчины-мечты в состоянии депрессии», в сюжете «про любовь» просто не вписался в роль в силу возраста и комплекции. Рассекать по городу на скейте и разрисовывать краской из баллончика кирпичные стены – удел куда более юных персонажей, чей жизненный опыт еще не отпечатался на лице столь явно и убедительно.
Второй киноальманах «О любви» не спасла и такая мегакинозвезда, как Джон Малкович, который, разумеется, честно и талантливо отработал все свои сцены, но при этом столь же талантливо и вдохновенно отсутствовал в этой истории.
***
И вот теперь – «Трое». Фильм, вдохновленный, по словам Анны Меликян, «Троицей» Андрея Рублёва (!!!), который должен был приманить зрителей сюжетом о любовном «треугольнике» и таким звездным актерским составом, как Константин Хабенский, Виктория Исакова и Юлия Пересильд. Плюс к тому, над фильмом трудился замечательный оператор Николай Желудович, применивший оригинальный прием, искусно отсекающий главных героев от второстепенных персонажей с помощью кадрирования и расфокуса. Отдельного внимания заслуживают воплощенные им в финале «качели», уносящие ввысь персонажа Хабенского вместе с холодными речными водами, в которые до этого тот падает очень медленно и обреченно.
Всё это замечательно сработало бы на общее впечатление от фильма, если бы сценарий и режиссура тоже оказались на высоте. Однако максимум, что могут наблюдать зрители, – это незамысловатый сюжет, сшитый на живую нитку, герои которого ведут себя странно и нелогично. Присутствует, правда, визуально эффектное начало: главный герой по фамилии Сашин, привязав к шее увесистую наградную статуэтку, решает утопиться в Неве (или в Мойке, или в одном из питерских каналов). Что подвигло его на столь отчаянный шаг, создателями фильма не объясняется. Хотя уточнений хотелось бы. Поступок все-таки значимый, и пресловутый «кризис среднего возраста» вряд ли может подвигнуть психически здорового мужчину на столь кардинальный шаг.
Прыжок Олега Янковского с «тарзанки» в «Полетах во сне и наяву» смотрелся куда убедительнее, и к нему авторы фильма логично подвели в самом финале. В фильме «Трое» Хабенскому пришлось прыгать в воду потому, что авторы захотели красиво подать момент знакомства героя с его новой любовью, выставив ее ангелом-хранителем во плоти. Этакое традиционное питерское киноспасение: подобрали, обогрели и влюбились, когда уложили спать на диван и рассмотрели поближе.
Далее в фильме всё вершится столь же искусственно и неубедительно: разговоры, молчания, швыряния стулом, моменты любви и моменты отчаяния. Даже прядь волос питерской возлюбленной, постоянно спадающая на глаза, и ее правая грудь, случайно оголившаяся во сне, призванные, по всей вероятности, вызывать исключительно трепетные и нежные чувства, поданы так нарочито, что отчаянно хочется их развидеть. Проблески чего-то по-настоящему живого и настоящего проявляются в фильме только в те моменты, когда Юлия Пересильд читает в кадре стихи Вероники Тушновой (в этой истории они выдаются за рифмованные творения ее героини). Но эти короткие сцены, увы, не могут спасти фильм в целом.
***
Что касается другой героини фильма – обманутой супруги, чью роль исполнила Виктория Исакова, «зацепить» зрителей ей оказалось абсолютно нечем. Как и героине сериала «Нежность», где Исакова сыграла одинокую женщину, наконец-то встретившую, а затем потерявшую своего «принца». Зачем Анне Меликян понадобилось портить собственную одноименную короткометражку, изначально снятую на смартфон «для своих», и приделывать к ней длиннющий сюжетный «хвост», мне неведомо. Видимо, продюсер в ней опять победил творца, который, к слову говоря, не очень-то и сопротивлялся. Разумеется, и мелодрама «Трое», и многосерийная «Нежность» найдут своих поклонников: тема любви в кинематографе слишком востребована, чтобы обращать внимание на такие мелочи, как хороший сценарий и качественная режиссура.
Но я лично лучше буду наблюдать на экране настоящее чувство между следователем и маньяком в сериале Богомолова «Хороший человек» или нежный дуэт «мальчик плюс мальчик» в фильме «Лето’85» Франсуа Озона (включая танцы на могиле под композицию Рода Стюарта), чем всю эту «хохлому» о похождениях Елены Ивановны Подберёзкиной, которая «идет по жизни маршем, не останавливаясь и не снижая темпа».
Я готова поверить в разную любовь на экране. Если режиссер сам в нее верит. И умеет рассказать об этом зрителю.

* Драматург, поэт, режиссер-документалист, член Союза кинематографистов России.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 21 января 2021 года, № 1–2 (198–199)
Tags: Кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment