Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Гримасы антропологии

Алла ВОЛЫНКИНА *
Рисунок Сергея САВИНА

Ранним утром вторника Лев Валентинович Бетховин получил письмо от принца Чарльза. Письмо лежало в личном сообщении «Фейсбука» и буквально источало истинно британское достоинство.
«Дорогой сэр Бетховин! Я – Его Королевское Высочество принц Чарльз Филипп Артур Джордж, принц Уэльский, – приветствую Вас, жителя далекого города Самары. Как Ваше здоровье? Как поживают члены Вашей семьи? Шлю Вам привет от супруги моей, Камиллы, герцогини Корнуольской и Ротсейской, с пожеланиями всего наилучшего! Ваш Чарльз!»
Признаться, этому письму Лев Валентинович не удивился. Себя он считал личностью незаурядной, а свою страничку в «Фейсбуке» – яркой, содержательной и вполне себе достойной высочайшего внимания. У него было 756 френдов, в том числе его собственная супруга Клара, которой он тут же переслал Чарльзово письмо. И получил в ответ тройной смайлик – в виде большого пальца, красного сердечка и короны.
Выйдя на кухню, Бетховин узрел рыжий затылок жены – склонившись над айфоном, она методично листала ленту новостей. На столе Льва Валентиновича ожидали нарезанный сыр, раскрытая масленка с содержимым, глазунья в маленькой сковородке и бокал с чайным пакетиком внутри.

[Spoiler (click to open)]
«Вполне английский завтрак», – подумал друг принца Чарльза и послал жене эмодзи в виде двух молитвенно сложенных ладошек: «А интересно, готовит ли Камилла завтраки принцу?» Этот вопрос он непременно задаст в ответном письме.
С ответом Лев Валентинович решил не торопиться. Он напишет его на работе. Надо собраться с мыслями, продумать стиль, не забыть о тончайшем английском юморе, которым бы неплохо блеснуть.
Совершив ежеутренний марш-бросок на работу, Бетховин наконец занял свое неудобное офисное кресло, включил компьютер, раскрыл документ, над которым предстояло работать, и с облегчением склонился над телефоном.
«Что у вас нового?» – скучливо спросил «Фейсбук». Искушение поделиться с френдами высочайшим знакомством было мимолетным. «Пока не время», – подсказала интуиция, а указательный палец, ритмично поглаживая экран, погрузил в мир, полный событий, картинок и чужих мыслей.
«Глупое сердце, не бейся! Все мы обмануты счастьем…» – сообщила на своей страничке есенинскую мысль зам. главного бухгалтера Зоя Порфирьевна Зотова. И сопроводила всё это селфи в заснеженном лесу с веточкой вербы в пухлой руке. Бетховин на всякий случай лайкнул сие послание миру, хотя никакого сочувствия оно не вызвало. Счастьем замглавбух обманута вовсе не была, жила дай бог каждому, ежегодно ездила в Сочи и характер имела ровный, нордический, как и пульс, может быть, и глупого, но вполне здорового сердца.
Свежий пост айтишника Славы содержал пространный рассказ о кошке, проживающей с ним в одной квартире. Бетховин бросил взгляд поверх монитора на автора поста, который сидел напротив. Слава был погружен в работу, о чем свидетельствовала его лохматая макушка. Пост в соцсети был выложен 2 минуты назад.
Бетховин и не подозревал в Славе столь нежных чувств к малым сим. В его рассказе кошка делила с ним постель, обедала за одним столом и разговаривала с помощью доступного ей вокабуляра. В офлайне Слава оставлял впечатление довольно угрюмого субъекта. Бетховин и не помнил, слышал ли за всё время хотя бы пару слов от соседа по офису. А тут такое ми-ми-ми! Автор получил от Бетховина сердечко за свой пост, и тут же в ответ прилетел одобрительный смайлик. Лохматая макушка при этом не шевельнулась.
«Когда ж ты нажрешься?!» – неизящно подумалось Льву Валентиновичу, увидевшему на экране телефона маркетолога Лёшу в окружении тарелок с едой. Лёша опять посетил очередной ресторан и опять вкусно ел. На этот раз, если верить картинке и сопроводительному тексту, пряный баклажан на гриле, яйцо бенедикт с трюфельным маслом и, черт их побери совсем, ломтики тунца с пак-чой. Бетховин с наслаждением бросил бы этой пакчой прямо Лёше в лицо, так его раздражали сибаритские замашки этого тощего пижона. Но дело кончилось лайком с дружелюбным большим пальцем. Синий огонь зависти Бетховин погасил изрядным глотком остывшего чая из офисной кружки.
Тут бы ему взяться за ответное письмо королевской особе, но не мог он не вступить в дискуссию с одним самарским френдом-антимасочником. Вроде бы человек приличный и образованный, но такую нес ахинею по поводу мер предосторожности, попирая роспотребнадзоровские скрепы! Лев Валентинович так разволновался, строча нервные комментарии, что не заметил, как промчалась добрая половина рабочего дня. Пришлось взяться за документ, походить по кабинетам, решить пару вопросов с обманутой счастьем Зоей Порфирьевной и пожирателем яиц бенедикт Лёшей.
Наконец счастливая возможность сосредоточиться на ответном письме принцу погрузила Бетховина в мыслительный процесс. После недолгих размышлений Лев Валентинович остановился на благородной простоте в духе Татьяны Лариной и написал: «Добрый день, Ваше Высочество! Польщен Вашим вниманием к себе и спешу ответить, что живу я нормально. В работе стабильность. В Самаре всё спокойно, с продуктами перебоев нет. Погода для зимы хорошая, глобального потепления не наблюдается. Передавайте привет жене и родителям!» Бетховин уверенной рукой нажал кнопку «отправить» и начал ждать ответ.
Рабочая неделя была наполнена эмоциями и впечатлениями. В «Фейсбуке» к Бетховину постучался новый френд – личность любопытная и, судя по всему, незаурядная. В разделе «место рождения» было указано «город Севилья», год рождения – 1151-й, образование – «от Бога», место проживания – район Металлург г. Самары. Под постами нового френда Бетховин оставил два пробных смайлика, спешить некуда.
В четверг Лев Валентинович неожиданно схватился в комментариях с собственной женой. Они страстно поспорили, даже повздорили под одним явно провокационным постом, в котором шла речь о достоинствах родного города. Автор поста утверждал, что достоинств этих в Самаре не так уж и много, то ли дело Париж или Барселона! Клара пышной грудью встала за родной город, Бетховин же пытался быть объективным, но в пылу фейсбуковской драки так сложно сохранять хладнокровие. Едва не отправил благоверную в бан. В офлайне супруги, разумеется, ни полслова друг другу не сказали, всё было чинно и ровно. Привет, пока, ты голодный? Ужин на плите, брось носки в грязное белье и проч. Но в смартфоне рука бойцов рубить устала!
В пятницу принц снова написал: «Дорогой сэр Бетховин! Вы доставили мне невыразимое удовольствие своим ответом! Я счастлив узнать, что у вас всё нормально! Я бы очень хотел знать о вас больше, в особенности ваш домашний адрес. Передаю привет от Камиллы, папы и лично от мамы!»
Вспомнив, кто у нас мама, Бетховин покраснел от удовольствия и тут же поспешил ответить, что проживает он на улице Мориса Тореза, дом 98, квартира 106, 2-й подъезд, 8-й этаж. Зачем это принцу, было непонятно. Кто их, принцев, разберет. Но отказать в высочайшей просьбе не посмел.
Дико зудел указательный палец, рвавшийся тут же на дежурный вопрос «Фейсбука» «Что у вас нового?» сообщить, что нового у Льва Валентиновича принц Чарльз и его письма. Но шестое чувство подсказывало – еще не время. Это вам не пак-чой и ломтики тунца, чтобы расшвыриваться такой эксклюзивной информацией. Ее надо подать, как файф-о-клок Королеве Елизавете, от которой он недавно получил личный привет.
На неделе, последовавшей за ответным письмом сыну Елизаветы II, работы было очень много. Настолько много, что Лев Валентинович выложил на своей странице в «Фейсбуке» всего семь новых постов против десяти-двенадцати обычных. Все посочувствовали его домашней драцене, у которой слегка пожелтели верхние листья. Драцену звали Аппассионата (ироническая аллюзия на фамилию хозяина), и она пользовалась популярностью у большей части френдов. Плюс к тому парочка беглых селфи у дворовой елочки и несколько недурных вечерних пейзажей с видами зимней набережной. Совершенно не вовремя обиделась Клара, которую он забыл отметить на совместной фотографии. Он же не обиделся, когда месяц назад она не лайкнула его остроумный пост про нечищеные самарские тротуары! Пришлось закидать ее умилительными гифками с котятами и щенками. Конфликт был исчерпан после ответного эмодзи в виде улыбающегося бегемотика.
В пятницу вечером чете Бетховиных предстоял приятный офлайн. Они редко куда-нибудь выбирались, но тут в местную галерею привезли авторскую копию «Купания красного коня» Петрова-Водкина, и соблазн сделать селфи с конем оказался уж очень велик. И названия в голове уже начали роиться: что-то вроде «Я пойду на поле с конем» или «Конь в пальто».
Таких селфи-энтузиастов, как Лев Валентинович, в галерее оказалось немало. А честно сказать – целая очередь. «Коня» выставили в отдельном «красном углу», и каждый проводил наедине с копией шедевра добрых пять минут. Пока Бетховин с Кларой листали соцсеть, дожидаясь своих пяти минут, лента успела густо покраснеть от свежих фото опередивших счастливчиков.
Разумеется, придуманные четой Бетховиных названия уже пришли в голову «голове» очереди, поэтому надо было брать свежестью идей. «Я люблю свою лошадку?» – предложила Клара, но тут же отмела собственную идею: вдруг подумают, что Бетховин имеет в виду не петрово-водкинского коня, а саму Клару?
«Коня на скаку остановим?» – это уже было предложение Льва Валентиновича. Но здесь веяло скрытой угрозой Петрову-Водкину и всему искусству. Не пойдет.
Когда, наконец, зашли в «красный угол» и вплотную занялись селфи, другие мысли отошли на задний план. Чуть позже из множества вариантов выбрали самый достойный: Лев и Клара по обе стороны полотна, и подпись – «Ход конем». Но самое приятное случилось, когда спустя 10 минут после появления селфи на страничке в «личку» ко Льву Валентиновичу пришло сообщение: «Amazing, дорогой друг! Рад тому, как тонко Вы цените высокое искусство! Пришлите номер Вашей банковской карты. Я с удовольствием перечислю небольшое вознаграждение за Ваши старания. Ваш Чарльз». Дрожащей рукой Бетховин набрал комбинацию из шестнадцати цифр и отправил далекому другу, тут же в уме сосчитав, сколько рублей умещается в одном английском фунте.
Вслед за принцем на страничку Льва Валентиновича пролился благословенный дождь из смайликов, одобряющих маленький лошадиный перформанс под сводами галереи. А давняя френдесса, которая всегда очень тепло отзывалась обо всех фейсбучных придумках Бетховина, написала: «Королевский гамбит!» – и добавила три красных сердечка. Лев Валентинович тут же зашел на ее страничку и оставил целых пять красных сердечек под ее фотографией рядом с красным конем: на ней френдесса запечатлела себя крупно щекой к щеке с животным. Получилось, если честно, так себе – у смотревшего возникали сравнения не в пользу френдессы, – но этикет есть этикет.
Любопытно, что когда спустя пару минут они с Кларой спускались к выходу, навстречу попалась эта самая френдесса, которая скользнула взглядом и равнодушно прошла мимо своего дорогого фейсбучного друга. «Довольно противная тетка», – подумал Бетховин и добавил комментарий к своим пяти сердечкам: «Божественно!», за что получил заслуженный лайк от хозяйки поста.
В выходные пришлось взяться за уборку квартиры, делая перерывы на комментарии, возмущенные рожицы и остроумные гифки. Ни весточки, ни фунтов от Чарльза не было. Что ж, «торопись медленно», как говорят британцы.
В урочный час началась новая рабочая неделя. Зоя Порфирьевна на этот раз выложила себя в обнимку с зимней сосной и надписью под картинкой: «Жизнь – обман с чарующей тоскою». И снова Есенин высказался невпопад: на заднем плане исходили дымком шашлыки на мангале и улыбался круглощекий муж тоскующей дамы. Лев Валентинович занес палец над строкой с лайками – вкус боролся в нём с презренной пользой. Победила польза – через два дня аванс, мало ли что. Лайк был поставлен.
Слава на сей раз ограничился скромной фотографией своей кошки, лежавшей на его тощих коленях. «Лучше уж так, чем Есенин», – решил Бетховин и удостоил Славу двух больших синих пальцев, за что и получил ответный лайк.
Лёше сегодня бог послал пиццу с нутеллой, ягодами и сливочным сыром, дим сам с креветкой и желе из манго. Льву Валентиновичу страстно захотелось увидеть желе из Лёши, но он, стиснув зубы, вознаградил прожорливого маркетолога картинкой с дымящейся тарелкой и облизывающимся щенком. Пусть подавится.
Домашний вечер после рабочего дня выдался спокойным. Новостная лента текла неторопливо, как Волга, вынося на берег осколки чужих жизней. Вдруг в дверь позвонили. Это было странно в такой час. Да и вообще к Бетховиным редко кто заходил, в отличие от их фейсбучных страниц.
Лев Валентинович заглянул в глазок. За дверью стояли мужчина и женщина в медицинских масках. На жуликов вроде бы не похожи. Санитарные нормы соблюдают. Он решился открыть дверь. На него смотрели принц Чарльз и его жена Камилла. Маски не помешали сразу же их узнать. О, эти седые пряди и близко посаженные глаза, о, эти оттопыренные розовые уши! На Камилле была маленькая шляпка с большим фиолетовым пером. «Неосмотрительно для нашей самарской зимы», – подумал Бетховин.
– Гуд ивнинг, май френд! – на чистом английском произнес старший сын королевы Елизаветы.
– Ай эм глэд ту си ю, – звучно добавила Камилла.
Чарльз продолжил на ломаном русском:
– Мы не могли не приехать в далекую Россию, чтобы лично засвидетельствовать Вам наше почтение! Позвольте…
И тут Бетховин со страшным стуком захлопнул дверь. Сердце его билось где-то в голове, стало жарко и холодно. Он снова приник к глазку. Виндзоры продолжали стоять перед дверью. Трясущимися руками Лев Валентинович схватил прыгающий телефон и набрал капслоком на своей странице: «У меня перед дверью стоят принц Чарльз и Камилла!!! Хэлп!»
Через минуту посыпались комментарии один остроумнее другого. «Мне стока не выпить!», «А баушка тоже с ними?», «Срочно звоните Леди Ди» – и всё в таком же духе. Бетховин ввязался в переписку, соревнуясь в остроумии с толпой фейсбучных завсегдатаев. Один собственный ответ ему особенно понравился: «Сейчас устрою им фейсвзбучку!» Он постепенно успокоился, оказавшись в привычной стихии уютного онлайна. Когда спустя час Бетховин встрепенулся и заглянул в глазок, принца с женой там уже не было. Ушли по-английски. Он вовсе не расстроился. «Если леди покидает дилижанс – дилижанс увеличивает скорость», – как говорят британцы. Ей-богу, русское «баба с возу» звучит гораздо лучше.

* Публицист, прозаик, музыкальный критик, шеф-редактор программы «Доброе утро, губерния» в ТРК «Губерния», член Союза кинематографистов России, член Союза журналистов России, «Золотое перо губернии», лауреат премии «ТЭФИ-Регион».

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 21 января 2021 года, № 1–2 (198–199)
Tags: Антропология, Литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments