Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

От Воскресенской церкви к фонтану Победы

Армен АРУТЮНОВ *

Краеведы часто называют площадь перед театром драмы самарским музеем архитектуры под открытым небом. То же самое можно сказать и про комплекс Самарской площади. Она наглядно иллюстрирует местные архитектурные и градостроительные тенденции XIX и XX веков.

Храм и ярмарка

Став в 1851 году губернским центром, Самара стала стремительно расширяться. К этому времени относится и начало капитального строительства на территории нынешней Самарской площади. Образовавшаяся на этом месте площадь называлась Торговой (Константин Головкин указывал, что в 1860-е ее также называли Приходской). Здесь торговали преимущественно сеном и дровами, а по средам и субботам работал базар. От площади к лесным пристаням на Волге шла Ярмарочная улица, названная так из-за ярмарки, работавшей в прибрежной зоне.

Воскресенская церковь в центре одноименной площади. Первая четверть XX века

[Spoiler (click to open)]После 1864-го площадь сохранила торговую функцию, но поменяла название – стала Воскресенской. Причиной стало строительство в центре пятиглавой Воскресенской церкви и двухъярусной колокольни с выразительным шпилем.
Несмотря на храм и строившиеся рядом каменные и деревянные здания, площадь несколько десятилетий считалась одной из самых неблагоустроенных и грязных. «Весной почти квадратная площадь, изрытая большими и малыми овражками, была залита огромными лужами воды и грязи, которые в большинстве своем не высыхали даже летом. Пройти по ней было практически невозможно, хоть торговцы и пытались строить какие-то мостки. По городу ходили байки, что здесь с головой тонули лошади», – пишет краевед Павел Попов.

Площадь была квадратной и находилась в границах современных улиц Садовой, Галактионовской и двух Ярмарочных. Храм стоял в самом центре, разделяя улицу Самарскую на две части. Сохранись он сегодня, для проезда по улице его пришлось бы объезжать.
На первый взгляд может показаться, что дореволюционная застройка Воскресенской площади не сохранилась. Это не так. Церковь и колокольню разобрали в начале 1930-х (кирпичи пошли на строительство самарского затона). А вот окружающие это место постройки рубежа XIXXX веков можно увидеть до сих пор. Сохранилась, например, застройка по улице Ярмарочной, как справа, так и слева от Самарской площади (улица в этом месте раздваивается). С одной стороны выделяются такие объекты, как четырехэтажный доходный дом Зарубалова и стоящий рядом с ним деревянный особняк Маштакова, построенный по проекту Александра Щербачева. По другую сторону сохранился целый комплекс одно-двухэтажных зданий от улицы Галактионовской до улицы Садовой. На площадь выходил и фасад электротеатра «Фурор», в котором сегодня работает театр «Самарская площадь».

Первый самарский «небоскреб»

В 1930-х застройка в этом районе более-менее сохранялась. Кардинальные изменения начались после войны. В начале 1950-х группа самарских архитекторов начинает работу над несколькими крупными комплексами. Один из них – ансамбль Самарской площади и бульвара, соединяющего ее с набережной.
На Ярмарочном спуске должен был разместиться каскад различных построек, от семиэтажных жилых домов до широкой парадной лестницы с фонтанами.
«Все жилые дома и общественные здания будут сооружениями, достойными нашей эпохи. Они украсят наш город. Для их отделки будут применены цветные штукатурки, облицовочные плитки и естественный камень», – писали в «Волжской коммуне» авторы проекта прибрежного района, архитекторы Николай Подовинников и Ирина Зобина.

Проект ансамбля Самарской площади. Начало 1950-х

В центре Самарской площади должна была появиться первая самарская высотка – четырнадцатиэтажное здание «Гидропроекта» и «Куйбышевэнерго».
Исследователь «сталинских» высоток Николай Кружков на своем сайте приводит рассказ автора первоначального проекта, самарского архитектора Петра Щербачева: «Значительное по объему и высоте, это здание будет являться главным на Самарской площади. Высотная часть его с венчающим шпилем будет видна с далеких подступов к городу. Являясь автором проекта этого высотного здания, я стремился к одному – сделать все для того, чтобы дом был красивым, приносящим радость наших людям...
Фасад дома решен в стиле высотных зданий столицы. Он будет облицован керамическими плитками. Главный вход намечено отделать под красный гранит. Центральный вестибюль главного входа с широкой парадной лестницей, столовая и двухсветный зал собраний будут архитектурно богато оформлены с применением искусственного мрамора на колоннах и пилястрах, с отделкой лепными деталями потолков и карнизов».
Позже к проекту присоединились архитекторы ленинградского «Гидропроекта». Им принадлежит окончательный вариант высотки, выполненный на основе разработок Петра Щербачева.
Помпезный неоклассический ансамбль был реализован лишь частично. В 1955-м было подписано постановление «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», а уже в следующем году строительство высотки на Самарской площади остановили. К этому времени успели построить всего шесть этажей.
Не был реализован и проект бульвара с террасами. Фрагменты комплекса можно встретить не только на самой площади, но и, например, в Студенческом переулке, где были построены жилые дома и видовая площадка.
Несмотря на заморозку проекта, большая часть самой Самарской площади была сформирована. Кроме обрезанного «Гидропроекта» здесь появились здание гидротехнического техникума (архитекторы Ирина Зобина и Абрам Каневский) и три жилых дома по проектам Валентина Ларионова, Марии Мошковой и Петра Щербачева. Между зданиями был разбит сквер, в котором спустя двадцать с лишним лет установили бюст маршала Дмитрия Устинова.

Эпоха модернизма

В 1955 году руководитель авторского коллектива Николай Подовинников стал главным архитектором Куйбышева. И хотя проект ансамбля Самарской площади вряд ли получил бы продолжение в первоначальном виде, архитектор попытался сохранить существующую планировочную структуру – на углу Молодогвардейской и Ярмарочной была построена жилая пятиэтажка.
Участок между улицами Галактионовской и Молодогвардейской в итоге получил модернистское продолжение. По проекту Владимира Борисова и Юрия Мусатова на одном из углов был построен 12-этажный жилой дом.
«Было много всяких предложений, – рассказал в интервью проекту «Лица модернизма» Владимир Борисов. – Например, поставить симметрично две башни по обе стороны площади. То же предлагали Мария Георгиевна Мошкова и Виталий Алексеевич Голосов. Подовинников вообще хотел поставить на углу пятиэтажный дом, а внутри двора сделать башню. Но была и другая сила, которая мыслила уже по-другому. Они нам приводили в пример площадь Святого Марка в Венеции. Там стоит вертикаль, которая разворачивает движение людских потоков в определённом направлении. «Когда вы поставите этот дом, он будет показывать – вот где главные события происходят, вот где административный центр», – говорили нам».

Здание «Гидропроекта» и сквер

На противоположной стороне площади, напротив новой высотки стоит здание проектных институтов. Оно выполнено по проекту Алексея Моргуна, Вагана Каркарьяна, Валентина Черняка и Николая Дегтярева. Здесь разместились Горпроект и Гражданпроект. Вариантов решения здания было несколько. Например, зал для совещаний планировали разместить со стороны площади. Но от этой идеи отказались, потому что он закрыл бы вид на площадь Славы (тогда об этом еще задумывались). Архитекторы сделали все, чтобы не нарушать сложившейся среды. Объект состоит из двух объемов. Часть, выходящая на площадь, решена на одной высоте с расположенной напротив шестиэтажкой, а дворовая – в один уровень с жилым домом неоклассического ансамбля.
На площади между модернистскими зданиями в 1975 году был разбит сквер с фонтаном в честь 30-летия Победы. Он выполнен по проекту архитекторов Владимира Борисова, Вагана Каркарьяна и художника Рудольфа Баранова.

Фонтан в честь 30-летия Победы

«Тридцать струй олицетворяют время, которое прошло с 1945 года по 1975-й. Чтобы их связать с годами войны, они разбиты на 5 групп. Струи все были спроектированы одной высоты – это символ слез матерей, слез радости, слез горя. Горе же коснулось практически всего населения Советского Союза, в каждой семье обязательно кто-то пострадал. Днище – это салют как апофеоз Победы», – рассказывает Владимир Борисов.
В 2010-х во время ремонта фонтан был фактически уничтожен – смальту заменили на плитку, архитектура объекта изменилась. Владимир Борисов и вдова Вагана Каркарьяна Тамара в судебном порядке добились восстановления первоначального облика. И хотя конечный результат вызывает много вопросов, судебное решение стало важным прецедентом защиты авторского права и наследия эпохи модернизма.

* Журналист, градозащитник, член совета Самарского регионального отделения ВООПИиК.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 21 января 2021 года, № 1–2 (198–199)
Tags: Архитектура, История Самары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment