Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Путник на тропе странствий и познаний

Валентина ЧЕРНОВА *

В галерее «Новое пространство» развернута итоговая выставка замечательного живописца, графика, монументалиста, члена Союза художников России Николая Николаевича КУЛЕБАКИНА (1945–2020).

Николай Кулебакин родился в деревне Неклюдовке Куйбышевской области в 1945 году. Таких детей называли детьми Победы. Вырастая, они видели послевоенную страну, наблюдали, как она восстанавливалась после разрухи и лишений, осознавали, как она преображалась и, несмотря на бедность бытия, запускала спутники в космос, жила идеями развития космонавтики.
Он поздно, уже после армии, поступил в училище. Когда окончил Пензенское художественное училище имени Савицкого, ему было уже двадцать семь лет. С 1972 по 1986 год работал в Творческо-производственном комбинате Куйбышевского отделения Союза художников.
Мы познакомились в конце семидесятых. Он приехал в Кинель-Черкассы в гости к моему отцу из Отрадного, где жил тогда с семьей. Приехал вместе с другом, Павлом Тараненко. Они много говорили о пензенской художественной школе, о русском пейзаже, о работе на пленэре, о необходимости писать этюды каждый день, чтобы знать, каким бывают состояние и цветовые оттенки неба по отношению к воде. Восторгались известными современниками. Больше говорил Тараненко, а Николай слушал с особенной теплой улыбкой.
Спустя некоторое время, когда я уже работала в художественном музее, мы пересекались на вернисажах, проходивших в здании на площади имени Куйбышева. Николай – смуглый, жилистый, среднего роста, одновременно похожий и на француза, и на итальянца, с черными блестящими глазами, кудрявый, с испанской бородкой. Он был красив той жгучей южной красотой, которую мы считаем цыганской. По-цыгански была бесшабашна его улыбка. А как он заразительно смеялся! Каким теплым, обволакивающим становился тембр его голоса, когда он восторгался работами коллег.
Тогда Николай Кулебакин, как Путник, был в начале пути, слушал, смотрел, запоминал.

[Spoiler (click to open)]
***
В 1986 году Николай уехал «на севера». Перед поездкой стал участником Всесоюзной выставки акварели. С 1986-го по 1996-й жил и работал в Ноябрьске Тюменской области. Монументальная работа, роспись в здании железнодорожного вокзала Ноябрьска, помогла в дальнейшем легко справляться с крупными форматами.
Именно в этот период он отказался от малого формата, от дробности мелких форм, демонстрируя стихийную размашистость мазка. Отказался от холста на подрамнике, перешел на работу с оргалитом.
Одна из самых ранних работ на выставке в «Новом пространстве» – «Разговор» – датируется 1988 годом. Это двухфигурная композиция. На темно-синем фоне почти не читается силуэт черной фигуры путника с тростью в руке, подсвеченный легкими редкими мазками. А перед ним застыл в столбе света кроткий ангел. Всё – на контрасте, противопоставлении дольнего и горнего мира. Темного и светлого. Тогда впервые появился путник с посохом в руке, потом уменьшенная фигурка странника с палкой как монограмма стала кочевать из картины в картину.
Персональные выставки Кулебакина были организованы в Ноябрьске (1987 и 1995), в 94-м было участие в республиканской выставке «Тюменцы в Ташкенте» и зональной – в Кургане.
Если учесть, что художники достаточно долго определяются с обретением индивидуальной манеры, ближе к сорока, то Николай Кулебакин стал членом Союза художников России в 1995 году вовремя – к пятидесяти годам. На выставке в галерее «Новое пространство» представлены в основном работы девяностых и двухтысячных годов, очень цельные и органичные по стилистике.

Александр Тумпуров:
Мы вместе поступали в Союз художников. Он был собран, уверен. Не было в нем особо сильного волнения и страха. И хотя мы оба с ним окончили Пензенское художественное училище, он оказался в числе тех, кто не воспринял его методику, а благополучно миновал ее. И надо сказать, что в Пензенском училище не ломали, не переделывали тех, кто работал вне его системы, относились с пониманием.
Его творческий путь был связан с экспрессионизмом, порой переходящим в абстракцию. Путь одиночки, воплощающего в искусстве открытые эмоции. Этот путь не простой, а очень сложный, не всегда поддерживаемый коллегами, официальными институтами. Все-таки в среде знатоков искусства преобладают сторонники реалистической традиции. А он всегда был уверен в выбранном пути. 90-е и 2000-е – непростые для художников. Многих стала интересовать коммерческая составляющая в искусстве. Поиск конъюнктуры привел к развитию малых камерных жанров для интерьера – натюрморта, городского пейзажа. Николай же словно ничего не замечал – работал так, как хотел. Вот это было удивительно. Я всегда уважал его за то, что он и ни на грамм не сомневался в выборе своего пути.

На выставках, несмотря на разноперость художественного языка наших самарских художников, он смотрелся очень органично, не выбивался из экспозиции, не выглядел чуждым.
Особенно меня поразили его работы в экспозиции на весенней выставке в 2017 году. В рамках экспозиции не было видно несоответствия между разными методиками живописи. Справа от входа в выставочный зал Союза художников висела большеформатная работа Николая Кулебакина «Летящий», в конце зала выделялась еще одна его работа – «Волга».
По сути, это экспрессивные абстракции. «Летящий» – двухметровое полотно, полное пятен, линий, вихреобразных силуэтов, абстрактных форм, интересно сгармонированных в колорите. Меня особенно поразила «Волга». Написан фрагмент половодья, с куском дороги, огибающим воду, покрытую пенными волнами. Там и сям – корявые силуэты деревьев; всё намеком, с расчетом на домысливание. Небрежная спонтанная живопись. Кажется, что ее цветовая гамма, похожая на грязную мыльную воду, в принципе не может вызывать чувство эстетического, но картина завораживает экспрессией форм, единством колорита. «Как это он делает?» – произнесла я вслух. «У него так видят глаза», – ответил собеседник, с которым мы осматривали экспозицию.
***
Выставка в «Новом пространстве» поразительно ярко представила особое видение художника. В тесноте мастерской не было достаточного отхода, а здесь вещи вдруг особо зазвучали и проявили скрытое. В 2001 году вновь возник «Вселенский путник» с силуэтом человека, шагнувшего в черную дыру Вселенной и идущего навстречу «белому карлику» – просто пятну в виде потека белой краски. Картина занимает центральное место в зале.
В 2011 году возникла большая композиция «Песнь камней», где на фоне каменистой пустыни располагалась устремленная вверх спираль реки Леты. На вершине ее в лодке плывет одинокий лодочник, а внизу по искореженной земле с бурыми отсветами навстречу друг другу устремились два странника: светлый и темный, оба с посохами в руках.
В 2017 году была создана «Композиция № 1». Среди феерической мешанины из пятен и форм особо четко просматривается фигурка путника с палкой в руке, целенаправленно пересекающая пространство картины слева направо. В то же время возникла и «Встреча», где перед высшими стихиями предстают силуэты людей, ведомые путником с клюкой.
Путник с посохом обнаруживается и в ряде других работ. Так возникает своеобразный квест: найди странника с тростью в руке в работе Кулебакина.

Сергей Цедилов:
Я часто пересекался с ним. Это были легкие пирушки, мальчишники. Он был поразительно дружелюбен, мы его обаяние сравнивали с цыганским шармом. Все знали, что у него был своеобразный культ «прекрасной музы», и существует серия работ, где фигура женщины вписана то в прибрежные склоны пейзажа, то в стволы деревьев.
Тема «ню» – отдельная тема в его искусстве. Он разрабатывал ее и в графике, и в живописи. Здесь видно, что он много внимания уделял рисунку. К слову, Николай был замечательным графиком – и в искусстве станкового рисунка, и в особенности в технике акварели.
И конечно, в беседах с ним всегда приоткрывалась тема, которая художника волновала на протяжении всего его творчества: тема Жизни и Смерти. И он говорил, что как бы сильно ни звучала вокруг людей тема обреченной смертности, надо всегда искать и находить ростки радости и растить ее в себе.

Идея иррационального прочитывается в каждом живописном произведении. Вот, например, «Видение» (2009) с фигурой путника, увидевшего кокон света или световой пузырь, внутри которого летают небесные птицы над ветвями древа жизни.
Тема неправильного шара, внутри которого отдельный сюжет, разработана и в композиции «Отчий дом. Воспоминания» (2009). Кусочки нетленных воспоминаний художник заключает в сферу, наполненную теплым светом, противопоставляя им скоротечность и круговорот окружающего бытия, в которых молодая женщина энергично направляется в дом, а оттуда выходит старушкой с клюкой.
Мистически притягательна тема рождения. Наилучшее ее воплощение выразилось в картине «Накануне Рождества» (2004). Она изображает багровое пространство вод с небольшим домиком на берегу, с дымком над трубой, а рядом в столбе света частые золотые всполохи, устремленные в небо. Его пересекает крест-накрест луч, внутри которого летит вереница множества ангелов. Все вместе образует светлый крест на темном фоне. Невероятно запоминающаяся композиция.

Татьяна Скачкова:
Когда я во второй половине 80-х годов работала в Творческо-производственном комбинате Союза художников, Николай работал «на северах». Лучше я узнала его после 2003 года, когда мы стали соседями по мастерской. Человеком он оказался кротким, порядочным. Заботливый отец, замечательный дед для внуков, никогда не позволял грубого слова, не могу припомнить, чтобы он о ком-то злословил. Не было этого никогда.
Казалось, его необузданная живопись не соответствовала интеллигентному характеру. Но вот он сумел все гармонично сочетать в себе. Особо они в семье не шиковали, но Николай не искал легких путей, творил экспрессивно, по-своему, ни подо что не подстраиваясь. Был хорошим рисовальщиком. Он часто приглашал в мастерскую, посмотреть новую композицию. Некоторые композиции он обозначал номерами, а я настояла на том, что название картины очень важно для ее восприятия. И позже он согласился с этим. Вызывает бесконечное уважение его верность выбранному пути.

Николая Кулебакина следует считать продолжателем традиций экспрессионизма в живописи. В своих работах средствами рисунка и колорита художник выражает открытые человеческие эмоции. Творчество Николая Кулебакина отличается уникальным владением искусством композиции и цвета. Экспрессивные и абстрактные формы на его полотнах переполнены жизненной энергией.
Николай Кулебакин – автор монументальных работ в интерьерах общественных зданий: росписей в Самарском техническом университете, самарском отеле «Ренессанс» и здании железнодорожного вокзала в городе Ноябрьске. Его работы находятся в коллекциях Курганского областного музея, Республиканского закупочного центра в Москве, в частных коллекциях в США, Германии, Венгрии, Израиле, Болгарии и России.
Хочется верить, что эти великолепные произведения, наполненные экспрессией чувств, попадут и в Самарский художественный музей.

* Член Ассоциации искусствоведов России, член Союза художников России, главный научный сотрудник Самарского художественного музея.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 3 декабря 2020 года, № 23 (196)
Tags: Изобразительные искусства
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment