Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Чудо свершилось

Рубрика: История с фотографией

14 декабря этого года день рождения СамАрт решил отметить по-особому – сыграть свой знаменитый спектакль «Бумбараш» на Новой сцене. Это прекрасный повод вспомнить, как более 20 лет назад рождался в Самаре знаменитый мюзикл. Глядя на эту фотографию, о спектакле-легенде рассказывает директор театра Сергей СОКОЛОВ (в Куйбышевском/Самарском ТЮЗе – с 1978 года: 1978–1980 – актер, 1980–1989 – заместитель директора, с 1989 – директор театра).

«Бумбараш» и его время ассоциируются с талантом людей, которые вдруг обозначились на нашем горизонте. Обозначились они, конечно, благодаря Кабинету детских театров СТД РФ. Было непонятное, трудное время 90-х, когда всё находилось в состоянии разрушения. Нужно было идти своим путем, но прежде всего – найти этот путь. Через ошибки, тернии, всякие ручейки.
Эти годы были связаны с нашим 60-летием, которое пришлось отмечать в 1991 году, потому что в 1990-м нам было передано помещение кинотеатра «Тимуровец», и его перестраивали в Театр юного зрителя. Началась интересная работа: наши замечательные режиссеры (Михаил Карпушкин, Андрей Дрознин, Анатолий Болотов, Алексей Симкович) подготовили четыре спектакля, и в декабре 91-го, как ни странно, состоялось открытие театра. Это была последняя часть социалистического развития: мы переходили плавно в рыночные отношения, которые предполагают, что ты должен трудиться больше, а получать меньше.
Так получается, что и 90-летие мы отметим тоже не день в день, а в следующем году. Сейчас еще более сложная ситуация, потому что коснулась она не только нашей страны, а всего нашего мира. Мы решили, что свой новый год будем отмечать летом. Надеемся, что солнечные лучи как-то уже подействуют на этого паразита – COVID-19, и мы отметим наше 90-летие. Так что перенос праздника в истории нашего театра уже был.

Сцена из спектакля «Бумбараш»

[Spoiler (click to open)]
Нам хотелось вступить в XXI век, имея за плечами какую-то радость. Так случилось, что в 1992 году на Кубе был проведен конгресс Всемирной организации АССИТЕЖ. Президентом Ассоциации театров для детей и молодежи тогда был Адольф Шапиро. В российскую делегацию вошли я, Юрий Долгих и директор Омского ТЮЗа Валентина Соколова.
Было удивительно попасть на Остров свободы. Именно там началась наша большая дружба с Адольфом Яковлевичем. Нам казалось, что против нас, против России, – «весь мир АССИТЕЖ». Некоторые делегации вели себя очень странно. Доходило до того, что чехи обвиняли Россию в том, что Станиславский насильно навязывался всем, и наконец-то они от него избавились. Оборона сплотила нас с Адольфом Шапиро.
Участие в конгрессе – это первый шаг театра, который вывел нас в мир. Потом случились знакомство с Эласдером Рэмси, постановка «Гамлета» и гастроли по Англии. Затем – гастроли в Японии и на Кубе. Шапиро приезжал к нам на фестивали «Золотая репка». Когда я бывал в Москве, мы гуляли с Адольфом Яковлевичем по Страстному бульвару и уже обсуждали вопросы нашего возможного сотрудничества.
В 1995 году Светлана Петровна Хумарьян, тогда – руководитель департамента культуры, после завершения программы «Золотой репки» пригласила нас с Шапиро к себе в кабинет и сказала: «Адольф Яковлевич, все, что вы скажете, мы решим, перестроим, но давайте сделаем новый театр». Он ответил: «Светлана Петровна, у меня будет одно условие: нужно всё сломать и заново построить». – «Да пожалуйста, ломайте».
В октябре Шапиро приехал уже со сценографом Юрием Хариковым и с начерченным планом решения пространства. Наступил 1996-й: голландец Рул Твейнстра в фойе театра поставил спектакль «Биение сердца». В мае, уезжая на гастроли в Амстердам, чтобы никто не смог вернуться к старой жизни, мы с Николаем Ивановичем Матвеевым [замдиректора театра. – Ред.] взяли кувалду и пробили квадрат в гипсовой стене старого здания. К нашему возвращению зал и сцену разобрали, потолок сняли. Всё: отступать некуда. Мы вернулись с гастролей, и жизнь наша была подчинена только строительству. Бригада инженеров с авиационного завода во главе с Владимиром Ковальковым своими руками всё создавала.
В сентябре приступила к работе труппа. Адольф Яковлевич с композитором Владимиром Дашкевичем провели вокальные репетиции, сделали распределение, не увидели только Софью. Перед глазами у них стояла Васильева, исполнительница этой роли в знаменитом фильме, – крупная, статная. И была у нас Рита Шилова – худенькая, только ветром не сдувало (потому что ветра не было). Ну совсем не бандитка. Владимир Сергеевич разглядел именно в ней героиню и сказал Адольфу Яковлевичу: «Это вот она Сонька, точно тебе говорю. Убьет, кого захочешь!» Из Самарского театра драмы были приглашены Олег Белов и Сергей Меркушев. У нас в труппе не было Левки, а Меркушев на эту роль очень подходил. Сережа – очень трудолюбивый, ни у кого больше так не получалось работать с хлыстом, как у него. Он был спортивным, пел очень хорошо. Замечательный был у них дуэт с Эдиком Тереховым!
Пока шли репетиции в фойе театра, в зале начали делать белые стены, прокладывали металл, забетонировали пол, установили решетки потолка, построили балкон. Когда Шапиро вошел в зал, у него слезы в глазах появились. Он не верил, что все это возможно за такие короткие сроки – был декабрь 1996-го. Потом появились стены-зеркала, станки. Долго думали, где разместить оркестр: в результате ему нашли место за кулисами в районе сеновала. Шли репетиции. Больницу имени Пирогова тогда назвали филиалом театра, потому что пока создавали «Бумбараш», на всю труппу пришлось не меньше четырех травм – царапали пальцы, ноги, падали со ступенек. Я только и делал, что возил артистов в травмпункт. Новую площадку ведь нужно осваивать!
Предпремьерный день выпал на Пасху, но мы из театра уже не выходили совсем. Абсолютно все в ночь с 27 на 28 апреля остались на световую репетицию, утром умылись, выпили кофе и продолжили работать. Прямо перед премьерой Адольф Яковлевич вырезал большую хорошую сцену, где бабы полощут белье, оставил одну проходку.
Помню, когда раздался первый звонок, Вячеслав Алексеевич Гвоздков, стоя перед закрытыми дверьми в зал, громко сказал сакраментальную фразу: «Ну что, Ларка, пойдем посмотрим кино!»
Принимали наше «кино» очень хорошо. Хореографы Михаил Кисляров и Екатерина Загребина, композитор Владимир Дашкевич – все были на премьере. Чудо свершилось. Это было все очень-очень интересно. На этом же спектакле была Марина Дмитревская, которая сразу позвонила Боякову и сказала, что Самару надо брать на «Золотую Маску». На фотографии мы не видим зрителей, потому что это как раз была специальная съемка для буклета «Маски».
Уже через месяц после этой премьеры мы сыграли еще одну – «Колобок, колобок…» Георгия Цхвиравы. Репетировали в фойе, пока в большом зале работали над «Бумбарашем». Труппа была всего 23 человека, но какими темпами мы работали!
Сейчас мы продолжаем жить «Бумбарашем» и «Мамашей Кураж» как спектаклями-легендами. Сменились поколения – сегодня многих, кто играл там, уже нет с нами. Жизнь идет, живут легенды и спектакли, эти замечательные творения человечества в лице театра юного зрителя «СамАрт» и больших Художников А. Шапиро, В. Дашкевича, Ю. Харикова, А. Кузина, Г. Цхвиравы, А. Шубина, Ю. Гальперина, Б. Гранатова, М. Кислярова, Е. Загребиной, Г. Абайдулова и многих, многих, многих.


Сцена из спектакля «На дне» М. Горького. Актер – Сергей Соколов

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 3 декабря 2020 года, № 23 (196)
Tags: Театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment