Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Первая леди фортепиано

Дмитрий ДЯТЛОВ *

В 1936 году, еще до начала Второй мировой войны, король Георг V наградил Майру ХЕСС (Myra Hess, 1890–1965) орденом Британской империи в классе «Командор» (третий класс из пяти имеющихся). Это произошло после возвращения пианистки с очередных триумфальных гастролей в США.
Начиная с ее нью-йоркского дебюта 1922 года, американская публика с готовностью (в отличие от английской, которая слушала с надеждой) внимала игре Майры Хесс. Как вспоминала сама пианистка (обладавшая отменным чувством юмора), английские меломаны надеялись, что ее игра будет хороша, американские же были в этом уверены.

[Spoiler (click to open)]
Вообще до войны американские слушатели с бо́льшим энтузиазмом воспринимали концерты артистки, чем ее родная лондонская аудитория. Отношение к ней изменилось после знаменитых «обеденных концертов» (lunchtime concerts), которые она организовала в первые дни Второй мировой войны. В сентябре 1939 года все ценности Национальной галереи были вывезены из Лондона в глубокую провинцию, и Хесс предложила проводить в опустевшем музее концерты в дневное время по будним дням. Вместо пятидесяти слушателей, которых ожидали на первый концерт 10 октября, пришли более тысячи лондонцев. И вплоть до окончания войны пять раз в неделю днем слушатели приходили в Национальную галерею (обычно в это время не было налетов немецкой авиации), чтобы услышать фортепианную, камерную, симфоническую и хоровую музыку.
Воюющая столица Британской империи нуждалась в такой моральной поддержке (кто-то подсчитал, что концерты посетили более 800 000 человек). Важно, что за это время к классической музыке приобщились слушатели, которые при других обстоятельствах никогда бы не попали на подобные концерты. Вход на них был бесплатным, и музыканты не получали гонораров. 1 698 концертов с участием лучших музыкантов страны были проведены за годы войны, 146 из них – сольные выступления их организатора и вдохновителя Майры Хесс.
В 1941 году она была удостоена титула Дамы Большого Креста (высший класс ордена Британской империи). На некоторых ее дисках так и значится – Dame Myra Hess. Королевское филармоническое общество в 1942 году наградило пианистку своей высшей наградой – золотой медалью.
***
Первыми учителями Майры Хесс в Гилдхоллской школе музыки и театра были композиторы Дж. Паскаль и О. Морган. Лишь в 12 лет она попала в руки известного гуру британского пианизма Тобиаса Маттея (1858–1945), автора книг «Искусство туше во всем его разнообразии» (1903) и «Видимое и невидимое в фортепианной технике» (1932). Он и подготовил юную пианистку к дебюту, который состоялся в 1907 году. Хесс почитала своего учителя и не раз посылала к нему одаренных учеников из Соединенных Штатов, где по нескольку месяцев в году гастролировала.
Хесс много и охотно играла и в камерных ансамблях самых разных составов. Ее партнерами были певицы Нелли Мельба и Лотта Леманн, скрипачи Фриц Крейслер и Йожеф Сигети, виолончелисты Пабло Казальс и Поль Тортелье.
Майра Хесс долгое время отказывалась от записей, ограничиваясь прямыми трансляциями на радио: она почти суеверно боялась микрофонов и студий. Известно ее изречение: «Когда слушаю свою игру, будто присутствую на собственных похоронах». И, конечно, живое общение со слушательской аудиторией было важнее всего.
Современники признавали, что Хесс обладала не только музыкантской, но и огромной человеческой харизмой. Кто слышал Хесс вживую и знал ее записи, отмечал, что это невозможно сравнивать. Иногда ее поведение на сцене было несколько экстравагантно. Бывало, пианистка общалась со своей аудиторией, отпуская раблезианские шутки, и затем играла Шуберта. Есть фото, где она обращается к залу с зажженной папиросой в углу рта. Были у музыканта непримиримые и желчные критики, распространявшие о пианистке разные истории вроде такой:
– Скажите, а что это за буквы то и дело встречаются в Ваших нотах – L.U.?
– Это указание на то, что здесь нужно поднять глаза к потолку – look up
А как вам такое свидетельство об игре Майры Хесс: «Она не запоминается, как любовный роман; она всего лишь удовлетворительна, как хороший портной». Сегодня эти слова представляются более чем несправедливыми. И тому свидетельством – немногочисленные, но красноречивые записи выдающейся британской пианистки.
Начала записываться Майра Хесс в США поначалу в камерных составах (фортепианные трио Шуберта и Брамса), затем были осуществлены записи с оркестром фортепианных концертов Моцарта, Бетховена и Шумана с Бруно Вальтером. Некоторые живые сольные концерты 40-х и 50-х годов также остались в записи…
Как отмечали критики, своеобразный юмор Майры Хесс не слишком глубоко скрывался под звуковым слоем музыки. Это прекрасно слышно в сонатах Скарлатти, концертах Моцарта, миниатюрах Шумана, танцах Шуберта. Не чуждо ей было и проникновение в элегическую, а подчас и трагическую природу шопеновских ноктюрнов. А последние три сонаты Бетховена поражают неистовой энергией быстрых разделов и мистической глубиной чрезвычайно медленно разворачивающихся Adagio и Andante. Но та небольшая пьеса, которая, как кажется, увековечила артистку – это ее собственная транскрипция баховского хорала из Кантаты № 147 Jesus bleibet meine Freude. Удивительно неспешно длящееся музыкальное время под руками Майры Хесс невластно ведет за собой, музыка будто парит над миром, шаг за шагом приближая Вечность. Многие пианисты и сегодня обращаются к этой обработке, но ни один не приближается к оригиналу, первый раз записанному на пластинку в 1928 году будущей «первой леди фортепиано» Британии.

* Пианист, музыковед. Доктор искусствоведения, профессор СГИК. Член Союза композиторов и Союза журналистов России.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 3 декабря 2020 года, № 23 (196)
Tags: Музыка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment