Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Всего несколько эпизодов из жизни артиста

Сегодня мы вспоминаем Василия Васильевича Чернова (1945–2018), замечательного артиста, прекрасного человека – отзывчивого, всегда готового придти на помощь. Сегодня – день его 75-летия…

Галина ТОРУНОВА *
Фото Елены ВИНС

Есть роли в драматическом театре, которые, кажется, сыграть невозможно. Это не просто «положительные» герои, которых, как известно, играть трудно и малоинтересно. Это «очень положительные персонажи», в уста которых автор, как правило, вкладывает свои мысли, свои поучения, наставления.

Более всего таких – в пьесах философско-дидактического характера эпохи Просвещения. Ну как, например, сейчас можно всерьез сыграть Стародума из «Недоросля» Фонвизина? Монологи этого героя занимают в тексте страницу и более, в них он проповедует честную жизнь ради отечества и справедливости. Как это выдержать бедному зрителю? А как удержать внимание зрителя актеру?
Но лет тридцать назад я сидела в зале Куйбышевского ТЮЗа и вместе со всем умолкшим залом слушала все эти назидательные монологи Стародума – Василия ЧЕРНОВА в спектакле Льва Шварца. В спектакле было немало интересных, ярких актерских работ, но Стародум реально стал главным героем, как это, наверное, и задумывал Фонвизин.

[Spoiler (click to open)]
Он – худой, седой, нервный человек с узким лицом, на котором выделялись острый какой-то нос и такие же «острые» глаза, – быстро двигался по помосту, протянутому через зал, держа одну руку за спиной, а другой как-то коротко протыкая пространство перед собой. Весь он был какой-то острый, некомфортный, и полы его длинного, до пола, серого сюртука-шинели взлетали вокруг сухих, обтянутых серыми же штанами ног, как крылья большой и неспокойной птицы. И было видно, что он говорит то, что наболело лично у него, и что все это он хочет донести (почти вдолбить) каждому из нас. Вот, прошло более тридцати лет, а я его ясно вижу.
Для меня черновский Стародум стал особенно неожиданным, потому что знала я Василия тогда уже много лет: видела его первые студенческие этюды и отрывки в театральной студии при облдрамтеатре и первые роли в этом театре, где он был оставлен среди очень немногих. Кто бы мне тогда, в сентябре 1963 года, предсказал, что этот юноша, чапаевский пацан, сможет когда-нибудь сыграть Стародума, Актера, а потом Луку, нескольких князей – в «Талантах и поклонниках» А. Островского, «Хануме» А. Цагарели, «Жизни артиста» по Ф. Достоевскому.
Но уже тогда было очевидно, что в этом вечно голодном и хмуром парне есть мощный потенциал, творческий и человеческий. А еще – почти дикий темперамент. На экзаменационном показе он, играя отрывок из модного тогда романа А. Иванова «Тени исчезают в полдень», так швырнул партнершу (исполнительницу роли Пистимеи), что она свалилась со сцены. Благо сцена была невысока.
Несмотря на его замкнутость и хмурость, он умел дружить, он нравился. Николай Николаевич Засухин, актер, которого студийцы боготворили, сразу выделил его, и их дружба продолжалась до смерти народного артиста. Михаил Гаврилович Лазарев, руководитель студии, тоже народный артист, поддерживал приятельские отношения с Васей и после того, как Петр Львович Монастырский (тоже народный артист) вычеркнул Чернова из штатного расписания своего театра.
А до этого Василий проучился в ГИТИСе положенные заочнику пять лет, сыграл большое количество ролей в драмтеатре, в том числе и главных. Но в основном это были роли так называемых «социальных героев». Потом Василий Чернов оказался в труппе Куйбышевского ТЮЗа, что неудивительно: о нем как о талантливом, пусть непокладистом и не очень дисциплинированном актере знали, а других драматических трупп в городе тогда еще не было.
В 1988 году, в разгар перестройки, ему пришлось уйти из ТЮЗа, сыграв много ролей почти во всех спектаклях театра, разве кроме самых «малышковых». И тогда он отважился на создание собственного театрального коллектива. В Доме актера два года жил и пользовался успехом у зрителя театр-студия «Актер», где Василий Чернов был руководителем, ведущим актером, администратором, режиссером, изготовителем декораций и костюмов, рабочим сцены и так далее и тому подобное.
В театре было всего несколько артистов, в основном ушедших из труппы ТЮЗа, но репертуар игрался серьезный, ставились злободневные для того времени пьесы: «Скамейка» А. Гельмана, «Спортивные сцены 1981 года» Э. Радзинского, «Подземный переход» В. Павлова и «Не режьте пюре ножом» Н. Брода (первая постановка!).
Годы перестройки были лихими и нелегкими. Трудно было выживать и театру, и людям, а надо было кормить семью, любимую жену Тамару и подрастающую обожаемую дочь. И Василий ночами строчил «фирменные» джинсы и ремонтировал чужие машины. Вообще, руки у Чернова – золотые. Он мало что не умеет делать ими. Решил построить дачу маме – построил, чуть не погибнув, наткнувшись на лезвие пилорамы.
Выжил чудом. Вернулся в ТЮЗ, который стал уже СамАртом. И вновь играл много и продолжает играть во многих спектаклях. В начале века он с благословения директора театра и друга еще по молодым годам и службе в труппе академического театра драмы Сергея Соколова организует коллектив внутри СамАрта – театр «Ветеран». Там, к сожалению, состоялась одна премьера, зато мировая. Впервые была поставлена пьеса нашего земляка – дивного, талантливого Бориса Свойского – «Импрессионисты». Чернов сыграл роль самарского интеллигента, его партнершей стала артистка акдрамы Елена Лазарева (режиссер – Наталья Чичерина).
Конечно, Василий Чернов давно перешагнул рамки амплуа «социального героя» и «человека из народа», в его послужном списке есть и злодеи (Франц в «Разбойниках» Шиллера), и русские интеллигенты (Бородин в «Вечно живых» В. Розова, Люберецкий в «Завтра была война» Б. Васильева), и уже упоминавшиеся князья.
Особняком можно назвать Человека от театра, он же постаревший Василий Теркин, в одноименном спектакле по текстам А. Твардовского; Осипа из «Ревизора» Н. Гоголя.
Василий Васильевич Чернов играет много, он востребован, его любят и коллеги, и, главное, зрители. Люди его возраста обычно жалуются на усталость и здоровье, а он при встрече жалуется, что мало ролей дают, хотя почти каждая премьера театра не обходится без него, и даже в лабораторных показах молодых режиссеров он участвует со всяким тщанием и старанием. Но что же делать: артист жаден, такова природа Его Величества Актера.

* Театровед, кандидат филологических наук, заведующая кафедрой режиссуры и искусств Академии Наяновой, член СТД РФ.

Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета», № 20 (87) за 2015 год
Tags: Театр
Subscribe

  • …и о погоде

    Светлана ЖДАНОВА * Телевизионное прошлое, что называется, не пропьешь: сложно сменить угол зрения, и знаменитое «и о погоде»…

  • Что делать? 22 апреля, четверг

    «Свежести» – в новом формате. Теперь – только о том, куда пойду сам, если обстоятельства не остановят. В четверг…

  • С тобой, Лили Марлен…

    Леонид НЕМЦЕВ * Текст иллюстрирован кадром из фильма Райнера Вернера Фассбиндера «Лили Марлен» 1961 года Райнер Вернер…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment