Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Патриция Копачинская: «Никто не имеет права стоять между мною и композитором!»

Дмитрий ДЯТЛОВ *

Когда музыкант находится в поиске достоверного выражения, органичного исполнения, то нередко стремится идти вслед природе, подражая ее ландшафтам, движениям, краскам. Находит в музыкальных образах соответствия жизненным коллизиям, медитативным состояниям. Отвечает своему внутреннему чувству, прислушиваясь к глубинам иррационального. А слушатель ищет в музыке, прежде всего, правду, только она способна соединить созданное некогда произведение с тем, что волнует сегодня.

Иногда, задаваясь вопросом, что есть самое существенное в художественном или, по-другому, в поэтическом взгляде на мир, мы вдруг обнаруживаем знакомое каждому ребенку удивление. Удивление самым обыденным вещам и предметам или внушительности стихий, сложноорганизованным мирам или простым звукам, слышимым в природе, создает атмосферу, в которой только и может жить поэзия. Вместе с удивлением приходит и осознание целостности мира, пронизанного зримыми и незримыми связями и отношениями, которыми полон мир музыки – поэтический мир звуков.
Первое, что возникает при прослушивании исполнения Патриции КОПАЧИНСКОЙ, – чувство удивления. Затем – интерес: «А что же будет дальше? И как?» И, наконец, – переполненность энергией и многообразием содержания прозвучавшего.

[Spoiler (click to open)]
Даже не слишком знакомому с хрестоматийным скрипичным репертуаром становится ясно, что музыкант играет во всех отношениях свободно, нетрадиционно и с огромным жаром убеждения. Непредвзятый слушатель готов с радостным удивлением следовать этой нетривиальной интерпретации.
Немало записей с участием скрипачки Патриции Копачинской хранит Сеть. Неординарность артистки рождает и полярные отзывы о ней: среди многочисленных восторженных откликов и лайков под каждым роликом есть обязательно небольшая, но довольно горькая «ложка дегтя» из желчных комментариев и дизлайков.
В отличие от своих звездных коллег Копачинская не была вундеркиндом, не училась в Московской консерватории (окончила Венскую академию музыки у Доры Шварцберг и Бориса Кушнира), не играла на конкурсе Чайковского, не интересовалась «хитами» скрипичного репертуара, не играла на спор «кто быстрее» каприсы Паганини.
Конечно, артистическая индивидуальность проявит себя при любых обстоятельствах. Но кажется, что особый путь на мировую сцену Патриции Копачинской сыграл решающую роль в том, какой она стала. Ее корни в молдавском фольклоре, в практике народных праздников, сопровождающих жизнь простых людей бессарабской глубинки. Родители – солисты государственного фольклорного ансамбля Советской Молдавии. С детских лет в руках Патриции скрипка, но никакого насильственного тренинга, никакого диктата над собой она не помнит, музыка в семье была жизненной средой и бытом.
Систематические занятия на инструменте и сочинение музыки начинаются лишь в Вене в возрасте 12 лет. В то время, когда сверстники давно освоили основной скрипичный репертуар, Копачинская занимается сочинением своей музыки и исполнением произведений современников. Лишь после окончания академии, оказавшись в классе словенского скрипача Игора Озима в Высшей школе музыки Берна, она, забросив композицию, полностью отдает все свое время виртуозной игре на скрипке. И преуспевает в этом, теперь у нее нет никаких преград.
Она освободилась не только от страхов перед техническими трудностями, но и от диктата традиции. Позже, став состоявшимся музыкантом, Копачинская позволила себе сказать: «Никто не имеет права стоять между мною и композитором. Никто! Это мои личные отношения с ним и с этим произведением».
Вообще упреков в адрес музыканта довольно много, критические суждения касаются и вольного обращения с текстом, и необычных темпов, фразировки, акцентуации, штрихов да и самого духа произведения, как мы его знаем.
***
Копачинская никогда не следует традиции. Примечательна запись скрипичного концерта Бетховена с дирижером Филиппом Херревеге. В процессе его подготовки, предвидя возможные горячие возражения, скрипачка неоднократно советовалась с музыковедами-бетховенистами и текстологами о границах возможного в предстоящей интерпретации.
Особое место в инструментальном концерте эпохи классицизма – каденция солиста. Она сочинялась обычно самим музыкантом, в иных случаях обращались к авторской. В исполнении Копачинской – Херревеге каденция концерта взята из версии для двух фортепиано, осуществленной Карлом Черни. Многие спрашивают, чья это каденция – Шнитке или Копачинской? Оказывается – Бетховена, но все диалоги – скрипки и виолончели, скрипки и литавр, двух скрипок – придумала сама артистка. Но не только каденция слушается как новое сочинение – весь концерт молодой и свежий, будто только явившийся из-под пера композитора. Копачинская говорит об этом концерте: «В Бетховене особенно трудно освободиться от традиции исполнения. Этот концерт уже как старый человек – слишком толстый, слишком героический, медленный, что в принципе мало общего имеет с музыкой. Ведь это произведение о революции и о народе, мелодии в основном простые и запоминающиеся».
Сейчас Патриция Копачинская лауреат множества премий. Особое место в творчестве музыканта – исполнение и запись камерной музыки. Работы в этой области отмечены неоднократно: премии ECHO, Gramophone Classical Music Award, Grammy…
Ряд камерных сонат Шуберта, Брамса, Бетховена записан в сотрудничестве с пианистом Фазылом Саем. Самая известная из этих записей – бетховенская «Крейцерова соната». Надо ли говорить, как нетривиально это исполнение! Это нужно видеть и слышать!
Последний ноябрьский концерт Патриции Копачинской также доступен для просмотра. Симфонический оркестр SWR под управлением Теодора Курентзиса исполняет программу из произведений Хельмута Лахенмана (р. 1935), Джона Доулэнда (1563–1626), Дмитрия Курляндского (р. 1976), Генриха Бибера (1644–1704) и Джачинто Шельси (1905–1988). Необычно в этом концерте не только чередование музыки XVI, XVII, XX и XXI веков. Достаточно сказать, что в элегической пьесе Джона Доулэнда дирижер и скрипачка, сидя на полу, поют под аккомпанемент старинной теорбы «Не плачьте боле, печальные фонтаны…»
На первой странице сайта артистки мы можем прочесть: «Моим первым учителем был дождь. Я прислушивалась к звукам его капель. Это были первые короткие круглые ноты в моем детском воображении. А потом взошло солнце. Ноты становились длиннее и прозрачнее, начинались в облаках и исчезали в бесконечности. Ветер научил меня движению, ночь – тишине и внезапности утра. Я многое нашла в запахе свечей нашей маленькой Молдавской православной церкви; движение и тени их пламени показали мне, как можно импровизировать. Из их «речи» пришла музыкальная фраза, а вместе с ней стали сбываться мои мечты. Так открылась вся безграничность фантазии».

* Пианист, музыковед. Доктор искусствоведения, профессор СГИК. Член Союза композиторов и Союза журналистов России.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 3 декабря 2020 года, № 23 (196)
Tags: Музыка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment