Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

На носу и у порога

In Memoriam

Наталья ЭСКИНА

Сорок дней назад не стало Натальи Анатольевны ЭСКИНОЙ. Вечная ей память. Мы решили познакомить с одним из текстов, которые не успели опубликовать при ее жизни.

Старость подступает. Вот она уже на носу. Вот и у порога. Каяться пора в грешках молодости.
В молодости я временами раздувалась от гордости. Кто не раздуется, если Господь Бог такие подарки посылает! Уж не Франциск ли я Ассизский, уж не Антоний ли Падуанский, известные своим птице- и рыболюбием?
Сидим в третьем классе института культуры, вступительные экзамены принимаем. Все вместе сидим, потому что народники специальность одним чохом сдают: свой баян, балалайку или домру, дирижирование, потом мое сольфеджио. Сидеть интересно и приятно, хотя и обидно – ведь день рождения, а я его в пыльном жарком классе так бессобытийно встречаю. Но тут под потолком начинает мелькать подарок от Господа Бога. Серой молнией мечется, сквозь зубы отпускает какие-то свои словечки. «Ой, птичка!» – радуюсь я. «Какая же это птичка! Это летучая мышь!» – коллеги успели опознать летучую молнию. Домристка-абитуриентка испускает пронзительный вопль, швыряет инструмент куда попало и выскакивает из класса. С криком ужаса уносится прочь и концертмейстерша.
«Всю жизнь мечтала рассмотреть летучую мышь вблизи! Это мне подарок!» – говорю я. Анатолий Петрович и Виталий Палладиевич швыряют в потолок партитуры и сборник сольфеджио. Мышка сражена ловким ударом и падает мне в руки. Полупрозрачные крылышки и маленькая мордочка с зубками. Недоброжелательно сверкают черные глазки, выражение крошечного личика злобное, и еще хорошо, что ее проклятий я не понимаю. Отправляю мышь за окно, на обитую жестью крышу подвала. Через пять минут ее там уже нет…
Антоний Падуанский читал рыбам проповеди. Карпам, щукам, судакам. Сверкали рыбьи бока, паства святого Антония достигала высокого, почти человеческого градуса нравственного самосовершенствования. И ко мне, и ко мне тоже в аудиторию кто только не заходил! Приходила мышка, под батареей сидела. Попытки женской части аудитории завизжать я пресекала, а животное крошками подпитывала.
В Гуманитарной академии был другой лекционный курс. Академия арендовала тогда несколько аудиторий в Духовной семинарии на улице Сергия Радонежского. Естественно, там водились ангелы. Встретить меня и посидеть со мной перед лекцией приходила совершенно ангельской красоты кошка, голубая вислоухая. Шерсть как шелк (она позволяла себя гладить). На лекции ей нравилось фланировать по классу.
Вот так я себя и переоценивала. Впадала в грех гордыни.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 3 декабря 2020 года, № 23 (196)
Tags: Музыка
Subscribe

  • Что ел и пил Бетховен

    Рубрика: Наталья Эскина. Неопубликованное Вчера был печальный день. Мы его отметили с расписными химерами, беломраморными путти и плачущими…

  • Пленительная сладость

    С Днем музыки, уважаемые читатели! Ольга КРИШТАЛЮК * Его стихов пленительная сладость Пройдет веков завистливую даль,…

  • Эффект Уствольской

    Последний из материалов «Свежей газеты. Культуры» о завершившемся фестивале искусств «Шостакович. Самарское время. DSCH…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments