Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Нерв героя

Рубрика: История с фотографией

В этой рубрике, посвященной 90-летию театра юного зрителя «СамАрт», мы продолжаем знакомить вас с редкими фотографиями из архивов ТЮЗа и его актеров. Сегодня о двух черно-белых снимках и спектаклях, запечатленных на них, рассказывает заслуженный артист Самарской области Юрий Земляков (в Куйбышевском/Самарском ТЮЗе – с 1976 года).

Когда меня спрашивают о знаковых спектаклях, я выделяю некоторые из первых своих серьезных работ: «Остановите Малахова», «Бойкот», «Кокон». И «Гамлет» Рэмси, конечно.
«КОКОН» по пьесе местного автора Евгения Чебалина (премьера 1987 года) прозвучал тогда. Я играл Геракла Жарикова, советского подростка, ученика ПТУ. В спектакле поднималась животрепещущая тема: Геракл боролся с несправедливостью, с директором цементного завода, загрязняющего окружающую среду. «Сорочатам глаза цементом залепило, я их домой взял, они рты разевают, а там черно от цемента. Ни один не выжил», – рассказывал мой герой.

Сцена из спектакля «Кокон». Геракл Жариков – Юрий Земляков

[Spoiler (click to open)]
Парня все время обманывали, его доводили чуть ли не до сумасшествия. О теме спектакля писали в программке: «Долгие годы отрочества в затхлом семейном мирке ресторанно-брейкового чистогана, пьяных скандалов неудачника-отца были для Геракла тем коконом, против которого он постоянно бунтовал».
Ставил спектакль Валерий Иванов – актер Театра на Таганке (он в свое время играл Лаэрта в «Гамлете» с Высоцким). Хорошо принимали «Кокон» и учителя, и школьники, и студенчество, не оставляли нас без цветов. На гастролях в Курске я играл этот спектакль 11 раз подряд, а постановка-то достаточно нервная, эмоциональная.
Мамой моей в спектакле была Людмила Гаврилова, Папой – Игорь Данюшин. В «Коконе» принимали участие рок-группа госуниверситета «Полис», из педагогического института – группа брейк-данса под руководством Игоря Каткова. Мы играли в здании на Самарской. Портал сценической коробки там рифленый, и из зала не видно, что со стороны закулисья на нем – выступы сантиметров по пять. Я разбегался и, как Человек-паук, взлетал метра на три по порталу. Казалось, что я взбираюсь вверх по отвесной стене. В спектакле этот мой подъем как бы символизировал бунт. Геракл доходит до такого состояния, что его увозят в психбольницу, а там у него вырастают мини-крылья. Запомнился такой зрительский отзыв об этой работе: «Ю. Земляков в роли Геракла Жарикова нервно напряжен, как натянутая струна, очень подвижен, очень романтичен». Можно сказать, что мы играли психологическую драму.
***
А потом в моей жизни появился «ГАМЛЕТ». Его ставил англичанин Элесдер Рэмси. Он давал мне «домашнее задание», просил делать этюды (режиссер был приверженцем системы Станиславского). Я никогда не мечтал играть эту невероятно трудную роль, но случилось. Перед глазами были Гамлет Смоктуновского, Принц Датский Юрия Демича в Куйбышевском театре драмы.

Сцена из спектакля «Гамлет»

Про наш спектакль пресса писала, что с новым для Самары «Гамлетом» родился новый артист – Юрий Земляков: «Рэмси разглядел в актере героя – сильного, с мятущейся душой, глубоко страдающего и скорбящего». По задумке режиссера мы играли пьесу о предательстве близких людей, совсем не романтическую историю. Поэтому в оформлении спектакля художник Ирина Кохан пришла к металлической конструкции и сценическому оснащению в холодном белом тоне, декорации напоминали мавзолей.
Интересно было показать самартовского «Гамлета» на родине Шекспира. Мы играли в Англии на русском языке, и актриса Кейт Дав (одна из исполнительниц роли Гертруды в нашей постановке) рассказывала местным коллегам, что русский – замечательный язык, а «быть или не быть» на нем звучит просто божественно. Английские газеты писали о нас в превосходной степени. Конечно, приятно было на страницах «Йоркшир пост» прочитать: «Вы почувствуете отсутствие строк поэзии, но этот недостаток компенсируется зрелищем поэзии в движении актера Юрия Землякова. Это не бледно-фарфоровый английский Гамлет, а полнокровный, агрессивный русак».
Помню, очень эмоционально проходила сцена, где Гамлет объясняется с Гертрудой (в самартовском спектакле – Любовь Альбицкая и Елена Захарова). Кстати, одна из тем «Гамлета» сильно перекликается с темой «Кокона»: и в судьбе Геракла Жарикова большую роль играла обида на мать: он обвинял ее в том, что она мало уделяла ему времени.
Психологически и физиологически это были трудные для меня спектакли. Когда мы в Англии играли «Кентерберийские рассказы» с Cleveland Company, поехали в Лондон и зашли в Королевский театр. Гид рассказывал нам о разных актерах – выдающихся Гамлетах, один из которых настолько входил в роль, что, когда поехал в Польшу на гастроли, сошел с ума прямо на сцене. До такого состояния я себя не доводил, конечно, но включаюсь полностью, когда играю такие роли. Они требуют отдачи.
Меня мастер учил в свое время: не будешь сам затрачиваться – зритель не будет. Когда прихожу домой из театра, весь вечер я еще мыслями в спектакле, отходить бывает очень сложно.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 19 ноября 2020 года, № 22 (195)
Tags: Театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment