Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Секретный секрет, или Таинственная тайна

Галина ТОРУНОВА *
Фото Владимира СУХОВА

В афишку «Репертуар на ноябрь 2020» академического театра драмы имени М. Горького впечатано маленькое интервью с народным артистом России, лауреатом Государственной премии РФ Владимиром Борисовым, в котором он сознается: «Роль достаточно сложная, которая заставляет меня волноваться, несмотря на сто сыгранных ролей. Мы делали всё, чтобы спектакль был интересен и для зрителей, и для актеров». Владимира Борисова нет ни в спектакле, ни в программке. Почему? Это – секрет № 1. Итак…

В темном-темном зале сидели люди и смотрели на темную-полутемную сцену, на которой стояли актеры. В ряд. Фронтально. Они что-то нам почти понятно говорили, пытаясь донести до нас какую-то информацию. Удавалось не всегда и не всем. Светлее на сцене так и не стало до конца спектакля, только на поклон включили свет. Наверное, театр экономит электроэнергию. Похвально. Для вящей убедительности в середине второго акта свет выключили совсем. Говорят, это сейчас модно в театре. Что ж, вот и до нас, бедных провинциалов непродвинутых, столичная мода дошла.

[Spoiler (click to open)]Впрочем, может быть, есть и другое объяснение этого феномена. Но это так и осталось секретом. На сцене, где-то в глубине, в ряд выстроились стулья, тоже фронтально, причем актеры сидели на них в основном спиной к нам, загадочно. А за ними, также в ряд, поставили какие-то фигуры-болванчики в человечий рост, потом мы поняли (fis!): это и есть негритята, только светлые и большие.
Догадались мы потому, что их убирали по одному в связи со смертью героев. Ну, еще, наверное, потому, что знаем детективный роман Агаты Кристи почти наизусть. Поэтому, дорогой читатель, можно, я не буду пересказывать тебе весь этот детективный сюжет? Впрочем, если ты пойдешь смотреть спектакль, тебе его расскажут актеры.
Рассказывать текст – главное, чем они занимаются на сцене в режиме информации. Большую часть текста актеры произносят прямо в зал, как будто где-то среди нас затесался тот, кто всё это придумал, всех их пригласил, а теперь убивает одного за другим. Но мы-то знаем, кто этот злодей, мы-то читали и кино видели. Иногда режиссер не доверяет актерам, и часть текста, особенно монологи, звучит в аудиозаписи. Ничего, что часть текста (информации) иногда пропадает. Это даже хорошо, потому что сохраняется ощущение тайны, секрета. Правда, мы всё равно знаем, чем дело кончится, тем более что нас уже в названии предупредили: мол, никого не останется.
А то, что в течение всего спектакля нагнетается некая атмосфера якобы ужаса при помощи якобы жутковатой музыки, автор которой неизвестен (нам не сообщили ни композитора, ни автора музыкальной композиции – тоже секрет), так это, понятно, обязательный компонент детективного жанра. Зато актерам облегчили работу, им не надо особенно напрягаться и каждый раз отыгрывать ужас по поводу очередной смерти, можно – через раз, а можно просто об этом проинформировать.
Видимо, для того, чтобы мы еще больше прочувствовали таинственность происходящего, над сценой подвешено большое, очень большое (почти во всю ширину сцены) зеркало, где отражается вверх ногами то, что происходит в глубине. Туда, кстати, попадает свет, и там как раз кое-что видно. Оттого и интересно. Режиссеру (он же и инсценировщик), наверное, думалось, что Агата Кристи – не очень креативный автор и ее детективная история, сыгранная актерами в стиле драматического спектакля, не сможет заинтересовать простого самарского зрителя, поэтому он стал нагнетать всякие пугающие трюки и кунштюки.
Мертвые падают медленно, в «рапиде», чтобы мы успели то ли посострадать, то ли ужаснуться. Или вот в самом конце первого акта кто-то из персонажей (кто – для меня так и осталось загадкой), стоя спиной к залу, медленно вытянул из рукава… топор. Натуральный, прямо как у дровосеков. Во втором акте мы увидели этот топор в чьем-то черепе, но в перевернутом отражении в зеркале (см. выше).
Может быть, кому-то из зрителей действительно было страшно или хотя бы интересно, но не всем. Справа от меня некая дама уснула где-то в середине первого акта. Впрочем, может, я ошиблась, и она от страха (или от ужаса) глаза закрыла. А слева сидящая пара, в которой главенствовала беременная жена, больше была поглощена жизнедеятельностью будущего ребенка. Она всё время поглаживала живот, а он периодически приникал к животу, вслушиваясь. Думаю, что всё будет хорошо и никакого вреда ребенку спектакль не нанес.
Напряжение в зале все-таки чувствуется, то ли действительно стало страшно, то ли сильно скучно, уже хочется, чтобы что-то произошло. В смысле, действительно чтобы что-то случилось, а не просто нас об этом как бы предупредили. Поэтому, когда в очередной раз прозвучал вскрик: «Убийца среди нас» (и перст – в зал), кто-то в зале справа от меня и сзади хихикнул. Может, действительно от нервического напряжения, кто его знает.
Прости меня, уважаемый читатель, что я ничего не пишу про актеров. Во-первых, не всегда можно было разобрать, who is who, как говорится по-английски, а во-вторых, было их ужасно жалко, им же, наверное, хочется что-то поиграть, а не пересказывать прозаический текст, создать какие-то характеры, покупаться в каком-то действии, а не изображать некий инфернальный ужас неизвестно по какому поводу.
Мне кажется, режиссер чуть-чуть перепутал жанры. Запугивают нас, доводя до икоты, в триллерах. В классическом же детективе главное – разгадать, кто же убийца. А хороший автор должен держать нас в неведении до конца. Агата Кристи это умеет делать классно, подсовывая нам одного за другим почти всех персонажей. А то, что получилось в спектакле, похоже на…
Да вот вам рецепт: возьмите кусок свиного сала (лучше несоленого), намажьте его большим количеством сливочного масла, а сверху добавьте побольше майонезу. Вкусно? Вот вам – масло масляное, оно же – тайна тайная или загадка загадочная.

Самарский академический театр драмы имени М. Горького
Агата Кристи
И никого не стало
Триллер по роману «Десzть негритят»
Перевод с английского Натальи Екимовой
Автор инсценировки и режиссер – Михаил Лебедев
Художник-постановщик – Наталья Чернова (Санкт-Петербург)
Свет – Александр Феоктистов

* Театровед, кандидат филологических наук, член Союза театральных деятелей и Союза журналистов РФ.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 19 ноября 2020 года, № 22 (195)
Tags: Театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment