Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Панораму подвели под монастырь

В Самаре частично демонтировали третий этаж строящегося на территории Иверского монастыря корпуса. После общественного возмущения, инициированного местным отделением ВООПИиК. Был найден компромисс, который, впрочем, до конца не спасает ситуацию.


[Spoiler (click to open)]
Зоны охраны

Погружаться в дебри российского законодательства об охране памятников не хочется, но обойти стороной правовые вопросы не удастся. Ведь строительство нового корпуса монастыря, мягко скажем, не совсем вписывается в существующие на этой территории регламенты.
В 2012 году в Самаре были приняты первые зоны охраны объектов культурного наследия, разработанные Российским государственным научно-исследовательским и проектным институтом урбанистики. Местная градозащита ликовала. Теперь под охраной государства оказывались не только памятники истории и архитектуры, но и прилегающие к ним территории, в том числе видовые точки, с которых можно было увидеть сами объекты.
В числе первых, у кого появилась зона охраны, стал производственный комплекс Жигулевского пивоваренного завода. В документе закреплены границы территории памятника, охранная зона и зона регулирования застройки и хозяйственной деятельности. У каждой есть свои регламенты. Проще говоря, что можно и нельзя делать на этих территориях.
Угол Вилоновской и Волжского проспекта, где сейчас возводится новый корпус монастыря, попал в охранную зону заводского комплекса. Здесь установлен «запрет на новое строительство, за исключением мер, направленных на воссоздание, сохранение и регенерацию исторической среды, а именно воссоздание утраченных исторических зданий, реконструкцию дисгармонирующей застройки в целях приведения ее параметров и архитектурно-стилистических решений в соответствие с требованиями установленных регламентов». То есть на этой территории нельзя вести новое строительство – только восстанавливать или воссоздавать то, что было раньше и имеет историко-культурную ценность (например, воссозданная уже колокольня Иверского женского монастыря).

Панорама с жилым домом Рабочего городка

Проекты зон охраны петербургского РосНИИПИ урбанистики разработаны с учетом всех особенностей памятников и окружающей их среды. Отдельное внимание в документе отведено территориям, с которых открываются виды на объекты культурного наследия. В случае с Жигулевским пивоваренным заводом одной из главных точек обзора является Пушкинский сквер.
«Главное направление обзора первого квартала с реки Волги и от пересечения улиц Вилоновской и Фрунзе. С реки Волги открывается наиболее интересный вид Объекта. С пересечения улиц, находящегося выше заводской территории почти на 30 метров, открывается панорамный вид и должен быть обеспечен полный обзор на всю высоту Объекта, угол зрения принят 450 <…> Комплексный анализ видового раскрытия Объекта, включающий натурные наблюдения, фотофиксацию и графическую модель, позволяет установить структуру видового раскрытия Объекта и сделать достаточно обоснованные практические выводы по установлению границ зон охраны».
То есть специалисты приняли границы и регламенты охранной зоны таким образом, чтобы панорамы нельзя было закрыть новым строительством.

Открыточный вид

Что, собственно, такого в строительстве нового корпуса монастыря и почему все так возмутились? Основная часть исторического центра Самары располагается на высоком берегу Волги. Несмотря на довольно приличный перепад высот, в городе есть всего несколько видовых площадок, с которых открывается панорама не только реки, но и знаковых исторических объектов. Именно поэтому в свое время не утихали споры вокруг строительства пресловутой стены на площади Славы, и потому же градозащитная общественность стала бить тревогу сейчас.

Демонтированный третий этаж нового корпуса

Пушкинский сквер – главная видовая площадка старого города с открыточными видами: на Волгу, Струковский сад, Иверский монастырь, а также застройку Волжского проспекта – бывшие Шаховские казармы, Жигулевский пивоваренный завод и комплекс Самарской ГРЭС.
Строительство нового корпуса на углу улицы Вилоновской и Волжского проспекта закрывает часть этой панорамы. В первоначальном проекте значительно, в нынешнем – меньше.
Петиция против строительства несоразмерного здания, опубликованная местным отделением ВООПИиК, набрала в Интернете несколько тысяч подписей. В результате переговоров между областными властями и епархией высота здания была немного снижена. На один этаж. Но со скатной крышей, которая все равно частично закроет панораму.

Эволюция проекта

Иверский женский монастырь – главная самарская святыня. В ответ на петицию ВООПИиК многие стали обвинять градозащитников в неуважительном отношении к ней. Это не так. Восстановление монастырского комплекса и его функционирование – важная часть духовной и культурной жизни города. Но любая стройка здесь должна быть обоснована.
Монастырский комплекс за годы советской власти сильно пострадал. Но архивные фотографии показывают, что на месте строящегося корпуса до революции были или двор, или одноэтажные хозяйственные постройки. Никаких зданий в два, а тем более три этажа. Так что новый корпус – не воссоздание утраченного, а новая стройка.
В советское время на территории монастыря располагался Рабочий городок. На углу Волжского проспекта и Вилоновской появился двухэтажный жилой дом. Перед чемпионатом мира по футболу его расселили и снесли.
Первый проект восстановления и строительства новых корпусов монастыря появился еще в 1990-х. Под руководством архитектора Николая Красько была разработана концепция развития комплекса. По Волжскому проспекту появлялись три невысоких здания. Одно из них – на месте жилого дома. За счет небольшой высоты и удаления от угла оно не нарушало сложившихся видовых характеристик окружающего пространства, как и все остальные проектируемые объекты.
В 2000-х проект Красько переработали (по данным архитектурной энциклопедии, руководителем выступал Александр Аксарин). Все здания разрослись вширь и в высоту. Теперь новый корпус расположился на самом углу.

Эскизное решение сниженного на этаж здания

Масштабы бедствия стали понятны в процессе строительства, когда на глазах у горожан стала исчезать часть панорамного вида. Демонтаж третьего этажа – компромиссный вариант. Что греха таить, далеко не всегда удается добиться даже такого незначительного результата. Но до конца проблему он, к сожалению, не решает.

* Журналист, градозащитник, член совета Самарского регионального отделения ВООПИиК.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 19 ноября 2020 года, № 22 (195)
Tags: Архитектура, Градозащита, история Самары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment